Пред иконою св. Иоанна многострадального

Господь мой! сподоби меня, недостойную,
Любить тебя так, как любил Иоанн!
Настрой мою душу, доселе нестройную,
Как Твой, но давно поврежденный орган!
Настрой же ее — к Твоему славословию:
Пусть вся, под Твоими перстами звучит,
А все, что в ней движется плотью и кровию,
То — пусть, под наитием Духа, — молчит!
Тогда только выйдет, как звук музыкальный,
Из мысли и чувства сложившийся стих.

Со мной разделяет затвор мой печальный, —
Убежище многих болезней моих. —
Затворник и труженик многострадальный,
Один из Печерских, и — дивный из них!
В приют мой келейный, икона старинная,
Моими руками, как клад, внесена:
Я в ней поучаюсь, как плоть неповинная,
Огнем всесожжений была сожжена!
Как пламени веры здесь — пламень естественный,
При пламени адском, — вконец уступил,
Когда плотоносец, как бы невещественный,
Стопою истлевшей на змия ступил…

Под землю сошел он, в могилу обширную,
В глухую пещеру отживших отцов,
Читая молитвенно книгу псалтирную,
Над грудой иссохших костей, черепов,
Душой устремлялся он — в область премирную,
Для тела же выкопал мертвенный ров.

И был он — как труп для земли уготованный,
Живой — лишь молебным движением рук!
Сухой, обнаженный, железом окованный,
Весь — вольная жертва всех адовых мук!
Рассыпался храм, от земли угнетаемый
Растаяли связи всех жил и костей:
И снизу горел и в огне несгораемый
Самоумерщвленный губитель страстей:

Хребет же и череп насквозь пронизала
Холодная влага, со стен земляных;
На впалых ланитах слеза замерзала,
Чуть искрясь, светились, из впадин очных,
В кровавых зеницах глубокие очи,
И сини отверзтые были уста,
Но не было диаволу власти и мочи, —
Христа сораспятого снять со креста!

Стоял неподвижно, в броне своей, латник,
Стрелами бесовскими неуязвим:
С невидимой силой сражаясь, как ратник,
Христа славословил он — как херувим!
Почленно весь тая болезнию тления,
Умом нерастленным Его призывал,
И страсть огневую, и жар воспаления
Потоками пота и слез заливал.

Так пост весь великий, — до Пасхи нетления,
Псаломски, «при аде», себя отпевал,
И чувствуя мертвость, орудий греховных,
Не только о муках плотских не радел,
Но, бодро в молитвах и песнях духовных,
Под искрами демонских огненных стрел,
Как мученик, радуясь в муках бескровных,
Торжественно руки он к небу воздел,
Исполненный чистых, святых ликований….
«О! да вознесется Бог в славе моей»,
Воскликнул страдалец….
Вдруг мрак страхований
Пустил на Святого завистливый змей!

Зияя разинутой страшною пастью,
Огонь испускал он, и искры метал,
Дыхая весь пламенем, огненной властью,
Остатки волос, бороды щекотал,
И, все опалил их, от жгучести серной,
В воню благовонную дым воскурил:
Дым этой кадильницы неимоверной —
Святым фимиамом врага возъярил….

Страшилище бросилось на Иоанна,
Зубами грозило его измолоть, —
Но точно из камня была изваянна,
Железом и подвигом стертая плоть!
Что — челюсти смерти — давно погребенному?
До пояса врытому, заживо, в прах?
Что — гнет сатанинский — в оковах согбенному?
Сожителю мертвых — полуночный страх?

Застала Пасхальная ночь, светоносная,
Блаженного бдящим на страже своей:
Пожерта мучением похоть поносная, —
Нет пыла, ни крови — ни членов страстей!
Соперник не вырвал ни вопля, ни стону,
Но руки и голову в пасть захватил,
И — чуть, как чудовище древле Иону,
В утробу несытую — не поглотил!
И девственник к праху, припав для поклону,
Пред Богом молитвенный глас испустил:

«О, Господи Боже мой! Спасе Владыко!
«Почто Ты оставил раба Твоего?
«Твое милосердие к грешным велико,
«И мощная сила превыше всего!
«Единый безгрешный! Избави от скверны,
«Моих беззаконий и вражьих страстей!
«Да в них не увязнет служитель твой верный,
«Среди заплетенных лукавым сетей!

«Я — в челюстях змея; близ адской утробы,
«Меня поглощает рыкающий лев!
«Приди, и избави от демонской злобы, —
«До ада открылся мне весь ее зев!
«Приди, и воздвигни мне силу к спасению,
«И молний Божественных светом блесни,
«Чтоб враг не покрыл меня смертною сетию,
«Его от лица Твоего прожени………»

И быстро, как молния, чудный, Божественный,
На голос молитвы, вдруг, свет возсиял,
И с памятной ночи — тот свет невещественный,
Светлее дневного, в пещере стоял,
До самой кончины его: испытание
Окончилось к чести святого борца:
О нем вековое проходить предание,
Во славу бессметрного Бога Творца: —
«Врачуют — от плоти и крови страдание —
Стоящие мощи того мертвеца»!
Я кончила повесть простую, не длинную,
И все еще долго, в раздумьи, стою;
Смотрю на икону святого старинную,
И вот о чем мысля, так слезы и лью:

Так трудно, для древних, спасение было,
А нам то, последним, чего ожидать?
Теперь человечество точно забыло,
Что, ради блаженства, нам нужно страдать!
Мы ищем ослабы, желаем покоя,
К Христу прибегая, врагу его льстим:
По оперным нотам тщеславного строя,
Священными гимнами слух щекотим;
На бдениях, в храмах и келлиях, стоя,
Обманывать Бога и ближних хотим:
Глазами, по книгам, мы буквы читаем,
А ум не внимает разумно стихам,
Стояния в церкви часами считаем;
А пусть и безгласен — наш внутренний храм!

Не храм он, — а капище идолов разных, —
Греховных пристрастий и целых страстей!
Придет ли, среди тех личин безобразных,
«Краснейший добротою» паче людей?
Опять уклонится с народного места,
Где кличи и говор, и шум, и молва….
О, где твоя верность, Христова невеста,
Душа! где твои на святыню права?
Какими ты узами плоть твою свяжешь,
Отвергшую подвиг, беглянку труда?
Какие ты язвы и раны покажешь,
На теле воскресшем, в день страшный суда!

Краса они телу, и благопотребная! —
Когда это — язвы святые Христа!
Болезни? — но ближний, и помощь врачебная,
Тебе услаждают все пытки креста,
И в самой той неге — есть сладость целебная.
И пьют ее, тайно и жадно уста….

Что будет, — как облако, в свет несказанный,
Восхитит на воздух святых телеса,
И все преподобные те Иоанны
Войдут невозбранно в свои небеса?

Что если. . . . . . . . .  Ты плачешь? — Роса покаяния
Пусть, капля по капле, твой камень дробить, —
Одной ее силой, — ко дню воздаяния, —
Он, в мелкие дребезги, будет разбит!

А ты — маломощная! вся во смирение,
Как нищая, в ветошь свою облекись!
Не сильно пред Богом твое дерзновение:
Ты — долу, к стопам Его, в прахе влекись!

Собрание сочинений в стихах Елисаветы Шаховой. Издал внук автора Н. Н. Шахов. СПб.: «Екатерининская» типография. Часть II, стр. 65-69, 1911

Добавлено: 08-10-2019

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*