Предисловие к Собранию неизданных стихотворений Андрея Подолинского

Андрей Иванович Подолинский

Собрание его неизданных стихотворений.

1830—1884.

В апреле 1884 года мы были истинно порадованы присылкою к нам прелестного стихотворения, озаглавленного: «Бывшим Тургеневским крепостным», написанного по случаю похорон знаменитого писателя.

Стихотворение принадлежало Андрею Ивановичу Подолинскому и явилось на страницах «Русской Старины» изд. 1884 г., т. XLII, май, стр. 405.

Андрей Иванович Подолинский, ныне старейший русский поэт (род. 1 июля 1806 г.), единственный представитель эпохи Пушкина. Талантливые произведения музы Подолинского, явившиеся в печати в конце 1820-х годов, были встречены похвалами и одобрением Пушкина и всего русского общества; с тех пор они вошли в сборники лучших произведений русских поэтов, перешли в хрестоматии, заучивались наизусть и до ныне Подолинский принадлежит к наиболее даровитым и симпатичным поэтам.

С чувством искреннего уважения обратились мы к маститому представителю русских поэтов с убедительнейшей просьбою сообщить на стр. «Русской Старины» как неизданные его стихотворения, так и некоторые данные для его биографии.

Андрей Иванович был столь обязателен, что сообщил нам собрание его поэтических произведений, до сих пор неизданных, а на наши вопросы о его биографии доставил несколько кратких сведений.

Приводим, прежде всего, автобиографическую его заметку; в дополнение к ней помещаем уже бывшие в печати отрывки из воспоминаний Андрея Ивановича Подолинского, именно о встрече его с Пушкиным; затем выдержку из статьи Н. В. Гербеля о нашем писателе из сборника «Русские поэты»; также выдержку из одного польского издания 1830 годов с отзывом о поэзии Подолинского и проч.

Затем помещаем сорок шесть неизданных стихотворений Андрея Ивановича Подолинского.

Мы вполне уверены. что читатели «Русской Старины» с тем же удовольствием, с каким мы печатаем эти стихотворения, прочтут произведения маститого поэта, поэтическая деятельность которого вызывала восторг в современниках Пушкина, а также похвалы и одобрения самого великого поэта; читатели, конечно, заметят, что многие из стихотворений А. И. Подолинского дышат искренностью чувства, увлекают прекрасным стихом и вполне художественными поэтическими образами. Юмористические его произведения добродушно веселы и остроумны.

Приводим все эти стихотворения в том самом порядке, в каком они расположены и затем двукратно просмотрены в корректуре самим поэтом.

Ред.

I.

Я родился в Киеве 1-го июля 1806 года. Первоначальное воспитание получил в Киеве же, в частном, отлично веденном, пансионе германского уроженца Графа, — человека, которого редкие достоинства я мог оценить вполне только впоследствии и о котором и до сих пор вспоминаю с глубочайшею признательностию. В 1821 году я был помещен в С.-Петербургский университетский благородный пансион и в июле 1824 года выпущен с высшей наградой, — правом на чин 10-го класса.

Уже в пансионе Графа возбуждена была во мне любовь к поэзии. Один из преподавателей, весьма образованный свитский (генерального штаба) офицер, Александр Федорович Фурман, постепенно знакомил нас, еще детей, увлекая своим превосходным чтением, с тогдашнею современной и предшествовавшей ей русской литературой. Он заставлял заучивать стихи Жуковского, Батюшкова, Крылова и вообще наших лучших поэтов и, между прочим, чтобы нас позабавить, прочел наизусть всего Трумфа, как отличный драматический артист. Не мудрено, что двенадцати-тринадцати лет проявлялись уже и мои собственные порывы, а дальнейшие литературные опыты продолжались в университетском пансионе, где я написал две-три повести в стихах и несколько мелких стихотворений. Но я умел сознавать их незрелость и не только не осмеливался мечтать о печати, но даже старался скрывать их и от большинства товарищей.

В службу вступил я в 1824 году немедленно по выпуске из университетского пансиона и почти тотчас же был определен секретарем при директоре почтового департамента, при котором занимался и по существовавшему тогда библейскому обществу, оставаясь в Петербурге до отъезда в 1831 году в Одессу, где я получил место помощника начальника VII почтового округа, в состав которого входил весь Новороссийский край.

Служба в Петербурге не мешала мне увлекаться и любимым занятием, но все, что я тогда писал, не выходило из тесного дружеского круга, состоявшего преимущественно из наиболее образованных пансионских товарищей, между которыми проявлялись литературные и замечательные музыкальные дарования.

В печати мое имя стало известно только в 1827 году, когда я решился издать мою первую поэму Див и Пери. За нею последовали повести в стихах: в 1829 г. Борский и в 1830 г. Нищий, которого все издание было куплено книгопродавцем Смирдиным. Право на второе издание этих повестей приобретено было киевским книгопродавцем Литовым, напечатано им в 1837 году и озаглавлено Повести и мелкие стихотворения, так как в него вошли и мои стихотворения, разбросанные в разных альманахах: «Северных Цветах» Дельвига, «Невском Альманахе» Аладьина, «Альбоме Северных Муз» Ивановского, «Киевлянине» Максимовича, «Комете Бела» NN, «Новогоднике» Кукольника, «Одесском Альманахе» 1831 года Морозова и Розберга, Одесском же Альманахе 1840 г. Княжевича и «Утренней Заре» Владиславлева.

В журналах было мною помещено только в 1837 году в «Современнике», издаваемом тогда Жуковским, посвященное памяти Пушкина стихотворение Переезд чрез Яйлу, в котором, благодаря цензуре, были заменены точками многие стихи, в том числе и относившиеся прямо к Пушкину: «Он избранник, увенчанный в народе» и пр.

Кроме этого, напечатаны в 1837 году в «Библиотеке для чтения», приобретенные Смирдиным, поэма Смерть Пери и в 1838 г. Дружба; в 1854 г. в «Русском Инвалиде» стихи: Перед войной и в 1855 г. два стихотворения в «Отечественных Записках».

Затем в 1860 г. вышло, под наблюдением Николая Герасимовича Устрялова, третье издание моих сочинений, в 2-х частях.

Все, написанное мною после этого, оставалось до сих пор не изданным 1 Перейти к сноске.

Получили известность только посланные мною стихи, по случаю юбилея с.петербургского университета, 8 октября 1869 года.

Стихотворение это, розданное в отдельных оттисках всем 750 присутствовавшим на Юбилейном обеде С.Петербургского университета 8 февраля 1869 года, было потом напечатано в книге, озаглавленной «Юбилейный Акт Императорского С.-Петербургского университета». Собравшееся же к празднеству общество, в тот же вечер, отозвалось ко мне в двух телеграммах так сочувственно, как я вовсе не смел ожидать.

В память этого юбилея выбита медаль и на ней помещены из моего стихотворения два заключительные стиха:

Где высоко стоит наука
Стоит высоко человек!
                        А. И. Подолинский.

Примечание ред. Вот те телеграммы, о которых упоминает наш маститый поэт:

— Киев. Андрею Ивановичу Подолинскому. 750 старых студентов, празднующие за общим обедом юбилеи Петербургского университета, приведены в восторг вашим поэтическим откликом юбилею. Они сердечно благодарят вас, жалеют о вашем отсутствии и заочно обнимают. Распорядители обеда: И. И. Домонтович, М. Н. Любощинский, М. Ф. Гедда, А. С. Воронов, В. Е. Краузольд, граф К. И. Пален, Д. Б. Берг, граф Н. Ф. Литке. Петербург, в зале Дворянского собрания. 8-го февраля 1869 года.

— Киев. Андрею Подолинскому. Благодарим, помним, гордимся вашими прекрасными произведениями от имени наставников и товарищей бывшего благородного при Петербургском университете пансиона. 8 февраля 1869 года. Александр Струговщиков. Спб. Никольская, д. Пеля.

II.

Знакомство с А. С. Пушкиным и бар. А. И. Дельвигом.

III.

Заметки Н. В. Гербеля.

…В 1827 году вышла в свет первая поэма Подолинского «Див и Пери», встреченная единодушными похвалами журналов. Этот успех свел его с некоторыми из литераторов, в том числе с Пушкиным и Дельвигом, из которых первый отнесся к нему при встрече самым радушным образом, а со вторым он сошелся еще ближе, помещая свои стихотворения в его «Северных Цветах» 1828—1830 годов, причем бывал у него очень часто, независимо от еженедельных вечеров, на которые собирался у него избранный литературный кружок. Дружба эта продолжалась до появления в печати, в 1830 году, новой поэмы Подолинского «Нищий», вызвавшей самые оживленные и противоречивые споры. Дельвиг оказался в числе порицателей — и его рецензия, довольно резкая и заносчивая, разорвала навсегда дружественные отношения двух поэтов. В 1829 году Подолинский напечатал свою стихотворную повесть в двух частях «Борский», а в начале 1831 года оставил службу в Петербурге и переехал в Одессу. Вместе с тем в журналах, альманахах и сборниках того времени стали появляться его мелкие стихотворения, отличавшиеся необыкновенною гладкостью и звучностью стиха, из которых три: «Гурия», «Отчужденный» и «Сиротка», напечатанный в 9-й книжке «Библиотеки для Чтения» на 1836 год, обратили на себя общее внимание.

Напечатав в 3-м № «Библиотеки для Чтения» на 1837 год свою новую поэму «Смерть Пери», Подолинский, в конце того же года, издал в Петербурге первое собрание своих стихотворений под заглавием: «Повести и мелкие стихотворения», куда вошло все написанное им по 1837 год. Большинство журналов, в том числе «Библиотека для Чтения», «Северная Пчела» и «Одесский Вестник», встретили появление книги весьма благосклонно. Весной того же года Подолинский объехал Крым — и результатом этой поездки был ряд стихотворений, а в том числе и лучшие из них: «Переезд через Яйлу», напечатанное в 7-м томе «Современника» на 1837 год, «Дружба», помещенное в «Библиотеке для Чтения» (1838, №. 10), и «Мелодия», «Цветы> и «Стансы», появившиеся, два года спустя, в «Утренней Заре» на 1839 год. Затем стихотворения его перестали встречаться на страницах журналов до самого 1855 года, когда севастопольские события побудили его прервать молчание и поместить в 12-й книжке «Отечественных Записок» того же года последнее свое стихотворение: «Союзникам». Полное собрание его сочинений, с приобщением 37 новых стихотворений, издано Н. Г. Устряловым, под заглавием: «Сочинения А. И. Подолинского. Две части. Спб. 1860».

IV.

Заметки А. И. Подолинского.

В издании Гербеля «Русские поэты» он сообщает обо мне вообще довольно верные сведения. Рассказ о первой встрече с Пушкиным в 1824 году взят им из моей статьи в «Русском Архиве» изд. 1872 года. В ней же я упоминаю и о размолвке с Дельвигом, но Гербель сократил свою выписку, почему и объясненная мною настоящая причина этой размолвки оставлена им недосказанной. Кроме этого у Гербеля есть еще следующие неточности: в службу я поступил не в 1825, а в 1824 году, тотчас по выпуске из пансиона, а стихотворения Гурия, Отчужденный и Сиротка напечатаны не в «Библиотеке для Чтения»: «Гурия» помещена в «Северных Цветах» 1830 года, а другие два — не помню где, но вероятно в котором нибудь из альманахов или появились в первый раз в Собрании моих сочинений в 1837 году. Кроме напечатанного в «Отечественных Записках» 1855 года стихотворения «Союзникам» было еще, незадолго до крымской войны, помещено в «Русск. Инвалиде» 1854 г. другое, озаглавленное: Перед войной.

———-

Упоминаемая статья в «Русск. Архиве» была вызвана повествованием: «Мое знакомство с Воейковым» бывшего Булгаринского фельетониста Бурнашова, помещенным в сентябрьской и октябрьской книжках «Русского Вестника» 1871 года. Бурнашов столько обо мне сочинил, что я, враг всякой полемики, вынужден был отозваться.

А. П.

V.

О поэзии А. И. Подолинского.

Имя Подолинского было известно в иностранной прессе. Нередко приезжавшие из заграницы говорили ему, что находили в тамошних изданиях, преимущественно немецких, переводы его мелких стихотворений и отрывков из Борского и др. повестей. Но собственно до нас дошел только немецкий перевод стихотворения «Природа», в прежнем издании названного «Волшебница», и помещенная в одном франкфуртском журнале 1831 года небольшая статейка, озаглавленная: Litterature Russe. О нашей литературе выразилась она вообще не лестно, отзываясь о ней, как о только что вышедшей из варварства, подражающей всем возможным европейским литературам, преимущественно французской, а в особенности Байрону. Слегка упоминает она о некоторых русских произведениях и называет имена Пушкина, кн. Вяземского, Крылова, Загоскина, Булгарина, Свиньина, Погорельского и др. О Подолинском говорит: Podolinsky deja si avantageusement connu par deux poemes Div und Peri et Borski, vient de faire paraitre un nouveau roman en vers Nischtschii (le mendiant). Затем вкратце, но верно, изложено содержание этой повести.

Und в названии поэмы Див и Пери изобличает, что все эти сообщения, по всей вероятности, позаимствованы у немцев.

Из упоминаний о поэзии Подолинского в польской журналистике нам известен только, сообщаемый ниже, отзыв Познанского журнала Tygodnik Literacki (№ 32, 5 ноября 183S года) и прекрасный перевод довольно большого отрывка из поэмы «Смерть Пери». Могло быть, что этот перевод сделан Мицкевичем, так как он относился к стихам г. Подолинского весьма сочувственно. Андрей Иванович Подолинский вспоминает с удовольствием, что Мицкевичу в особенности понравилось его, т. е. г. Подолинского, «Предвещание». Известмо, что Мицкевич сам увлекался чудесным, что доказываюсь его «Дзяды» и «Пан Твардовский».

Tygodnik однако же говорит совершенно ошибочно, будто бы сюжет поэмы заимствован г. Подолинским из Лалла-Рук Мура. «Мысль к этой поэме, —  пишет нам Андрей Иванович, — подала «Смерть Ангела» Жан-Поль Рихтера. Содержание же у меня совсем другое и хотя «Пери» могла быть заменена Ангелом, но, благодаря цензуре, я вынужден был обратиться к восточным поверьям и перенесть действие на Восток, всегда впрочем увлекавший мое воображение».

Вот выдержка из упомянутой выше статьи польского журнала о поэзии Подолинского:

«Александр Подолинский. Одно из первых мест в числе российских поэтов нынешнего времени занимает Александр Подолинский. Он ученик Пушкина и частию заменяет его потерю своим соотечественникам. Сила и приятность слога, наследственного, кажется, им от своего наставника, и нежность чувства суть отличительнейшею характеристикою его сочинений, приобретающей им великое уважение у женщин. К числу значительнейших сочинений принадлежит его поэма: Смерть Пери, сюжет которой заимствован им из одного эпизода изданного Муром: Лалла-Рук. Не взирая на погрешности, какие можно было бы найти в ее общности, она отличается изяществом отдельных картин. Таково, между прочими, самое начало».

Из журнала: «Tygodnik Literacki», издающегося в Познане (№ 328, 5 ноября 1838).

Примечание. Александром Подолинский назван по ошибке, без сомнения потому, что он никогда не подписывался своим полным именем, а только его первою буквою. Его имя и отчество не означены даже полностию и в собрании его сочинений. Ту же ошибку в имени повторяет и покойный Гербель в своем полезном сборнике: «Русские поэты»; он называет Подолинского Александром вместо Андрей. (Прим. Ред.)

В тексте 1 Из них сорок шесть стихотворений являются в настоящей книге «Русской Старины», изд. 1885 г., январь; прочее явится в последующих книгах нашего же издания. (Прим. Ред.)

Андрей Иванович Подолинский. Собрание неизданных его стихотворений 1830—1884 гг. С приложением портрета автора (1847 г.). Оттиски из исторического журнала «Русская Старина» издание 1885 г., том ХLV, январь. К.: 1885

Добавлено: 24-01-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*