Приглашение к путешествию

Мой ребенок, ангел мой!
Улетим в тот край с тобой,
      Светлый и незлобный,
Где так сладко жить вдвоем,
Жить и лечь в гробу одном, —
      Край, тебе подобный!

Там в неясной дымке даль;
Тучек легкая вуаль
      Полдня зной смягчает,
И, как твой неверный взор
Сквозь туманный грусти флер,
      Солнце в них сверкает.

Все там — роскошь, блеск и красота.
Праздник неги, счастья полнота!

      * * *

Мебель пышных старых дней
Станет в комнате твоей,
      В позолоте яркой;
Запах амбры и цветов
Будет веять в наш альков
      Атмосферой жаркой.

Стран изнеженных дары,
Зеркала, хрусталь, ковры,
      Пышные наряды,
Потолков узорный свод —
Все там с сердцем речь ведет,
      Полную отрады.

Все там — роскошь, блеск и красота,
Праздник неги, счастья полнота!

      * * *

Видишь — в гавани леса
Сонных мачт и паруса
      Кораблей ленивых?
Пожелай чего, шепни —
И помчатся вдаль они
      Легче птиц игривых!

Гиацинтами горя,
Золотит уже заря
      Гавань, поле, зданья;
Не шелохнется эфир;
Засыпая, грезит мир
      В розовом сияньи…

Все там — роскошь, блеск и красота,
Праздник неги, счастья полнота!

Примечание переводчика.
XXXVIII. L’invitation au voyage.

Mon enfant, ma soeur,
Songe â la douceur
D’aller là-bas vivre ensemble!

Г. Мережковскому удивительно удалось в своем переводе передать музыку этого стихотворения. Позволим себе привести здесь первую и заключительную строфу:

                  Голубка моя,
                  Умчимся в края,
          Где все, как и ты, совершенство,
                  И будем мы там
                  Делить пополам
          И жизнь, и любовь, и блаженство.
                  Из влажных завес
                  Туманных небес
          Там солнце задумчиво блещет,
                  Как эти глаза,
                  Где жемчуг — слеза,
          Слеза упоенья трепещет.
  Это мир таинственной мечты,
  Неги, ласк, любви и красоты.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
                  Взгляни на канал,
                  Где флот задремал:
          Туда, как залетная стая,
                  Свой груз корабли
                  От края земли
          Несут для тебя, дорогая.
                  Дома и залив
                  Вечерний отлив
          Одел гиацинтами пышно,
                  И теплой волной,
                  Как дождь золотой,
          Лучи он роняет неслышно.
  Это мир таинственной мечты,
  Неги, ласк, любви и красоты.

Перевод г. Мережковского положен на музыку.

Отдел «Сплин и идеал». Стих XXXVIII.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 01-02-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*