Приключения зайчика-крошки

— Прощайте! прощайте! — пели резвые птички, улетая на теплый юг.

— Спокойной ночи, спокойной ночи! — говорили медведи, летучие мыши и змеи, отправляясь на поиски теплых постелей в дуплах деревьев, в пещерах и норах. где они готовились проспать всю студеную зиму.

— Ах! — воскликнул маленький Зайчик-Крошка. — Что же я буду делать?

— Дорогой, маленький Зайчик-Крошка, — утешала его мама-зайчиха, — в темные ночи ты будешь спать возле меня в теплом гнездышке; на заре и в сумерках ты будешь выбегать в лес и на поля за пищей, а днем будешь лежать на теплом солнышке.

— Но ведь будет холодно! — хныкал Зайчик-Крошка.

— Да, — сказала мама-зайчиха, — но твой мех сделается длинным и густым: ты будешь бегать и играть и станешь большим и сильным.

— Но я не люблю холода! — жаловался Зайчик-Крошка. — Я люблю теплые дни, когда зеленый корм растет везде. Как бы мне хотелось быть летучей мышью!

— Но, Зайчик-Крошка, ведь летучая мышь ненавидит теплое солнышко и вылетает только ночью.

— Ну, в таком случае, я хотел бы быть змеей.

— Ах, Зайчик-Крошка, не говори об этих страшных змеях! — попросила мама- зайчиха.

— Ну, так я хотел бы быть медведем, — мне вовсе не нравится быть зайцем, —  сказал Зайчик-Крошка, надув губы и делая сердитый вид.

— И чего ты только не выдумаешь! — остановила его мама-зайчиха. — Но не мешай мне, — я должна исправить наш домик.

Зайчик-Крошка уселся на солнышке. Он озяб и был очень недоволен своей судьбой.

Немного спустя, он прошептал про себя:

— Нет, мне здесь все не нравится. Лучше уж я убегу отсюда. — И побежал к пруду.

Здесь трудолюбивые бобры строили свои мазанки на берегу.

— Почему вы грызете деревья, носите куски веток и коры? — спросил Зайчик- Крошка.

— Для того, чтобы жить в тепле и безопасности, когда пруд покроется льдом, — ответили бобры.

— Нельзя ли и мне пробыть с вами в теплом домике всю длинную, холодную зиму?

— А ты умеешь плавать?

— Н…н…нет, — сознался Зайчик-Крошка, — но, может быть, я мог бы научиться этому.

— Хорошо, — сказали бобры: — вот это наш последний домик; прыгай через отверстие в крыше.

Зайчик-Крошка спрыгнул в глиняный домик и — «хлоп! хлоп! хлоп!» — бобры замазали отверстие на крыше.

Зайчик-Крошка разыскал комнату, где малютки-бобры лежали на постельках из чистой травы. Их здесь было много-много, и все они просили есть.

Скоро пришли сюда и старые бобры — мягкие, пушистые и мокрые. Они принесли веток и коры на обед маленьким бобрам.

В земляном домике было темно и не очень тепло, и Зайчик-Крошка сказал:

— А скоро мы ляжем на наши теплые постельки и уснем?

— О, мы не особенно много спим, — ответила мама-бобер. — Нам надо кормить малюток и наблюдать за водой, чтобы она не поднялась слишком высоко. Всю зиму у нас много работы.

— Вот так история! — сказал маленький зайчик, и все это ему очень не понравилось: — кажется, мне теперь лучше будет вернуться домой.

— Отлично, — сказали бобры, — спустись по коридору, вынырни и плыви вверх по реке.

— Но я еще не умею плавать. Я, наверно, умер бы в холодной воде, — захныкал Зайчик-Крошка. — Нельзя ли мне выйти через крышу домика?

— Ах, нет! — ответили бобры. — Крыша плотно заделана илом, и мы ее открыть не можем.

«Ах, Боже мой, Боже мой!» — подумал Зайчик-Крошка, и ему страшно захотелось быть снова дома.

— Я голоден, — пожаловался он, наконец.

— Спустись вниз по коридору к краю воды и поешь коры, — добродушно сказала мама-бобер.

Зайчик-Крошка пошел и разыскал целую кучу веток молодых деревьев, сложенных у входа; он поел немного коры — кора была холодная и мокрая.

«Как бы мне хотелось поесть тепленькой репки! — подумал зайчик.

— А теперь мне можно идти спать? — спросил он маму-бобра, вернувшись в комнату.

— Да, — ответила она, — ты можешь поспать с самыми маленькими из наших детей, но, когда настанет твоя очередь, ты должен встать и покормить их. Мы здесь все — народ занятой.

Зайчик-Крошка примостился между мягкими, пушистыми бобриками. Как ему стало тепло! Он даже несколько утешился и скоро крепко уснул.

Зайчику-Крошке показалось, что прошла всего какая-нибудь минута, как мама-бобер уже окликнула его: — «Зайчик, зайчик, вставай!»

Зайчик-Крошка поплелся к маме-бобру. Как ему было холодно, как ему хотелось спать, и как он жалел, что ушел из дому!

— Могу я доверить тебе моих дорогих малюток? — спросила мама-бобер.

— Да-а-а! — зевнул Зайчик-Крошка. — Конечно!..

— Принеси коры и покорми тех деток, которые заплачут, пока отец-бобер не проснется. Ты не забудешь про них и не уснешь?

— Не-е-ет, — ответил, весь дрожа от холода, Зайчик-Крошка.

— Ужинать! ужинать! — закричали малютки-бобры.

Зайчик-Крошка побежал к концу коридора и принес им коры. Много он не мог захватить сразу, так как сам был еще крохотный, и скоро бобрики опять закричали:

— Еще!.. Еще!.. Дай нам есть!..

Ну, и набегался же Зайчик-Крошка! И — Боже! — сколько он перетаскал коры! Когда проснулись и остальные дети, и отец-бобер встал, чтобы их покормить, Зайчик-Крошка чувствовал такую усталость, что так и свалился на землю и проспал много-много часов под ряд.

— Теперь мы пойдем работать на свою плотину, — сказала мама-бобер, когда настало утро. — Не давай детям плакать, Зайчик!

И весь день бедному Зайчику пришлось кормить маленьких бобров и выносить сор и обломки веток и коры, потому что домик бобров содержится в образцовом порядке и чистоте.

Так проходили дни.

Иногда ночью Зайчик слышал, как кто-то царапался и фыркал на крыше земляного домика.

— Это рысь, но она не может добраться до нас, — сказала мама-бобер.

Как же перепугался при этом ужасном слове Зайчик-Крошка, и как он пожалел, что возле него нет его мамы!

Вдруг, однажды ночью, случилось ужасное происшествие. Зайчик-Крошка крепко спал и внезапно почувствовал, что папа-бобер треплет его изо всех сил, чтобы скорее разбудить:

— Вставай! Вставай! Вода поднимается. Нам нужно скорее плыть на плотину, — говорил он.

Все бобры бросились вниз по коридору. Вода уже начала проникать в него и намочила лапки Зайчика. Мама-бобер сунула всех своих малюток в воду.

— Следуйте за мною! — приказала она.

А отец-бобер должен был плыть сзади всех, чтобы оберегать их.

— Плыви, Зайчик! — приказал отец- бобер.

— Не могу! — закричал Зайчик-Крошка, и его круглые глаза стали еще круглее и больше от ужаса.

— Ты должен, — сказал отец-бобер. — Я пробил тонкий лед. Ну, плыви же скорее!

Зайчик-Крошка громко запищал от ужаса.

— В таком случае, мы сделаем вот так, — объявил папа-бобер. И он взял милого, маленького Зайчика-Крошку — и попросту вытолкнул его и ударил плоским хвостом снизу вверх. Зайчик-Крошка так и полетел в воду.

— Ах, ах, ах! — закричал Зайчик-Крошка, — я должен плыть! — И он, действительно, поплыл и вскоре выкарабкался на берег.

Здесь он отряхнул мокрую шубку и пополз медленно-медленно, пока не добрался до гнезда.

— Брр! — сказала мама-зайчиха, когда он лег рядом с нею. — Кто это?

— Это я, — твой собственный Зайчик-Крошка! — сказал бедняжка. — Я такой мокрый и так озяб!

Тогда она покатала его по моху и стала облизывать его с головы до ног, пока он не стал снова теплым и чистым и не уснул крепким сном.

Когда он проснулся, солнце ярко сияло.

— Я люблю холодную зиму и родной дом, — объявил Зайчик-Крошка. — И, мамочка, я больше никогда не буду жаловаться на свою долю.

Сказки Кота-Баюна. С рисунками А. Комарова, К. Спасского, А. Кучеренко, И. Полушкина и др. М.: Типография Торгового дома Печатник, 1917

Добавлено: 16-01-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*