Призыв (Я в обществе была, — кругом звучали речи…)

           Из пережитого.

Все тот же отзвук в сердце нежном,
В душе все тот же leitmotiv,
И в мир широкий, мир безбрежный
Все тот же брошенный призыв.

О, как назвать тебя — не знаю,
Мой милый, незнакомый друг,
Но по тебе я изнываю, —
Все пусто, мрачно все вокруг!…

И если ты рукой небрежной
Коснешься этих строк, — прочтешь, —
— Все разгадаешь, друг мой нежный,
И сердца тайну ты поймешь.

Я в обществе была, — кругом звучали речи,
             Звучал под музыку веселый разговор;
В порыве радостной и мимолетной встречи
             Звенел беспечный смех, мелькал влюбленный взор;

Гремел веселый вальс; носились бойко пары;
             Откинув скуку дня, печали позабыв,
Улыбкою встречал и молодой, и старый
             Веселья бодрого ликующий призыв.

Я в обществе была; но так те одинока
             И так же, как всегда, был мой печален взгляд…
Тоска обычная, запавши в грудь глубоко,
             Терзала душу мне, точила в сердце яд.

И вот, в толпе чужой я встретилась глазами
             С очами светлыми, которых чистый взор
Понятней говорил, чем голосом, устами, —
             Со мною вел немой, но внятный разговор.

Он ясно говорил: — «Я вижу, ты несчастна,
             И горя своего ни с кем не делишь ты;
Но ты мне нравишься: душа твоя прекрасна!
Меня к тебе влечет так искренно и властно,
             Что счастлив был бы я все жизни тяготы

«С тобою разделить; улыбкой утешенья
             Печаль твоих очей унылых озарить, —
И почерпнул бы я всей жизни наслажденье,
             В сознании, что дал тебе счастливой быть!»

Я тронута была живым его участьем,
             Но не имела прав я над собой тогда,
И для меня, — увы! запретным было счастьем
             На искренний призыв ему ответить: «да».

————–

Теперь свободна я, и над собою властна…
             Но где же прошлое?.. Потеряно, ушло…
Попрежнему одна, попрежнему несчастна,
             Безропотно гляжу, как время унесло

И годы лучшие, и юность, и здоровье…
             Воспоминаньями томима иногда,
Среди ночной тиши, припавши к изголовью,
             Неслышно плачу я, не смея из стыда

Прервать рыданьями безмолвную тишь ночи…
             И вижу пред собой знакомые черты:
Ко мне склоненные, с любовью нежной, очи, —
             Улыбку, полную духовной красоты…

Где отыскать тебя? Как встретиться с тобою,
             Когда минувшего пропал и самый след?
И стоит ли искать?!.. Ведь время роковое
             Могло изгладить все… Как исчезает бред

Ночных видений, грез в минуту пробужденья,
             Так и в тебе могли исчезнуть без следа
Порывы прежние, былое увлеченье,
             Тобой владевшее в минувшие года…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Недавно в обществе внезапно показалось
             Мне, будто ты вошел… и не один! С тобой
Другая женщина… Так больно сердце сжалось,
             Но тут же овладеть сумела я собой;

Себе сказала я: — ничем ты не был связан
             Со мной; ведь над тобой я не имела прав,
И женщине другой ты счастием обязан,
             Себе иную жизнь и новый путь избрав.

О, Боже праведный! Каким живым волненьем
             Наполнилась вся грудь… Как трудно было мне
Переломить себя… Но с жарким умиленьем
             Одной мольбе святой я отдалась вполне:

Пусть счастлив будешь ты! С тобой и та, — другая…
             О, будьте счастливы! Пусть дальше-б рок унес
От вас все горести, чтоб жили, забывая,
             Как много на земле страдания и слез!

Пусть лучше на меня обрушатся все муки,
             Что были бы судьбой на долю вам даны;
Живите радостно, без горя, без разлуки,
             Пусть жизнь блаженные вам посылает сны!..

А я… ну что же я? Уж как-нибудь смирюся,
             Без счастья проживу… Живет же человек
Под небом пасмурным, без солнца… Обойдуся —
             Там, смотришь, и пройдёт мой одинокий век.

Смерть исцеляет все… Несбывшейся надежды
             Осадок горестный на сердце пропадет,
Все накипевшее, больное — все пройдет,
             Исчезнет без следа…
                                               Тут подняла я вежды,

Чтоб на тебя взглянуть… Но это не был ты!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
             И вновь встает вопрос, сомненье мучит злое: —
Увижу-ль я когда лицо твое родное,
             Открытый, светлый взор и ясные черты!..

Придет ли для меня минута упоенья,
             Сменится ли зима улыбкою весны,
Настанет ли восторг, и жизнь, и наслажденье, —
             Любви пленительной несбывшиеся сны?!..

О, где бы ни был ты, в какой стране далекой, —
             Приди на встречу мне и в жизнь мою вернись!
Привет участия пришли мне, одинокой,
             Дай весть мне о себе! Откликнись! Отзовись!

    Заключение

О вы, — все, кто прочтет стихотворенье это
И скажет про-себя: «Фантазия поэта!»
Вы правы будете…
                                       Но ты, — лишь ты один,
Властитель чувств моих и мыслей властелин,
Кто мог меня понять и оценить когда-то,
Кто мог меня любить так искренно и свято,
Что сердце мне зажег порывом чувств своих —
Ты можешь разгадать, понять меня в сей миг!
Ты должен разгадать, — почувствовать, — поверить,
Что я перед тобой не в силах лицемерить,
Что не фантазия, а чувство говорит,
Что сердце счастья ждет, и рвется, и болит;
И если ты в сей миг не увлечен другою,
Ты сам ко мне придешь с протянутой рукою,
Ты первый скажешь мне, что не забыл меня, —
И вместе мы пойдем навстречу солнцу дня!

1912 год.
Ницца. Villa Tranquille.

Надежда Броницкая. Отголоски жизни. Том I. СПб.: Типография Товарищества А. С. Суворина «Новое Время», 1913

Добавлено: 03-08-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*