Про Касьяна-мужика

Жил-был в старопрежние годы мужик Касьян да такой бессчастный, что всякое дело из рук у него уходило. И работает-то он до седьмого поту, и отдыха никогда не знает, — спина трещит и руки — все в мозлах, а все живет — хуже не надо. Нужда в доме непокрытая, достатки, какие были, все приели; в закромах — ни зерна; и сам по суткам не ест, и жена голодна, и семеро ребят без куска хлеба сидят. «Что, — думает мужик Касьян, — за притча такая? Уж я ли спины не гну, уж я ли не работаю, рук не покладаючи, а нет мне ни в чем талану-удачи, и шабаш!..»

Ну, вот пахал как-то раз Касьян в поле, и видит, — мимо по дороге идет Николай угодник.

Подошел к нему мужик, снял шапку и кланяется.

— Что тебе, добрый человек? — спрашивает его Николай угодник.

Взмолился ему мужик Касьян, стал на долю свою тяжелую плакаться, на бессчастье свое горькое жаловаться.

— Так и так, — говорит, — вот сколько годов я с утра до ночи работаю, рук не покладая, живота своего не щадя; ни вином не зашибаюсь, ни иного прочего баловства не знаю, а нет мне ни в чем удачи. Хуже бездомового живешь!.. И диви бы я кому зло какое оказывал, либо на чужое зарился, вдову-сироту, грешным делом, обездолил. А то и живешь-то по Божьему указу, а все у меня нет ничего!..

— Точно, — говорит Никола, — трудно людям жить с простым сердцем по-совести… Чего же ты от меня, бессчастный человек, хочешь?..

И говорит Николе бессчастный мужик Касьян:

— Батюшка, милостивец, угодничек Божий. Близко ты около Бога стоишь, и всяческую Он тебе любовь оказывает. Замолви ты Ему про меня, худородного мужичонку, словечко… Протяни за меня язык-то!.. Может, Господь и оглянется, и пожалеет меня, не ради чего, а для-ради старухи моей, ради ребят-несмысленочков!..

— Ну, что ж, — говорит Никола, — я Ему ужо доложу про тебя. А ты не отчаивайся, рук-то не опускай, головы не вешай… Бог за все тебя вознаградит, потому милости у Господа много про людей. Да и ты на Бога надейся, а сам не плошай!..

Вот он это так молвил с простого сердца, а мужик Касьян на ус намотал.

«Что ж, думает, — вон оно какое дело-то выходит. Сам угодничек Божий «не плошай!..» говорит. И на Бога надейся, Он де милостив, помилует ужо!..»

Ну, вот так-то раскинул мужик Касьян умом и давай по-новому жизнь устраивать.

Попала как-то Касьянова корова на барские поля, в яровое, — все овсы повытравила, повытолочила. Сбежались барские холопы, загнали Касьянову корову на барский двор в барское стадо.

Приходит Касьян к барину, кланяется в ноги и говорит:

— Так и так, ваша милость, вот какой грех вышел. Загнали холопы твои корову мою к вашей милости в стадо. А чем я виноват?.. Уж ты, того, отпусти корову-то мне, пожалей ребятишек моих. Вдосталь оголодали, ревмя-ревут.

— Как же это ты корову в овсы пустил? — спрашивает барин.

— Кто ж за ней углядит, ваша милость?.. Известно, — бестолочь. Да и то сказать, что ей было делать-то, коли коровы вашей милости в гости ее к себе зазвали? А она —дура у меня, корова-то, дура непокрытая… Опять же на господском положении отродясь не бывала; господского обхождения не знала, что, значит, в гости-то покличут, покличут, да потом в морду и потычут!..

— Экой ты дурак, — говорит барин. — Виданное ли, слыханное ли дело, чтобы коровы корову в гости зазывали, чтобы скотина разговоры разговаривала?..

— И, батюшка барин, — где же вашей барской милости про скотские дела ведать? Ты, чай, на дуру-корову и глядеть путем не станешь. А нам, мужикам сиволапым, Самим Богом указано со скотиной жить да про что скотина скотине сказывает — знать.

— Ну, — говорит барин, а он прост был, барин-то, — ну, говорит, — ежели ты не врешь, так я твои глупые слова испытаю. Скажи поди, чтоб твоя корова мое стадо к себе в гости зазвала. И коли пойдут к тебе мои коровы, значит, и будут они твоими.

— Что ж, — говорит Касьян, — это очень даже приятно!..

Ну, вот, пошли они на двор. Сейчас это ворота отворяют, — Касьянова корова к себе домой как припустится, — хвост задрала да так и чешет… А коровы, известно, — куда одна, туда и все, — подняли хвосты да за Касьяновой коровой и понеслись…

— Ну, ваша милость, — говорит Касьян, — изволили видеть? И не велика честь к мужику в гости идти, а и ваши господские коровы стерпеть не могли!.. Где ж было моей дуре-корове супротив ваших коров устоять…

Барин на него рассердился и со двора согнал. А Касьян коров к себе в хлев загнал и стал жить-поживать беспечально.

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 14-01-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*