Промышленность и торговля

— Ну, mein Herr, — сказал мне Мефистофель, — вы попали в Берлин в очень интересный момент. У нас появился подкалыватель — ein Messerstecher.

— Джек-потрошитель! — воскликнул я. — Какой ужас! Будем надеяться, что не сегодня — завтра его изловят.

— Гм…— сказал Мефистофель. — Будем надеяться… тем более, что за поимку его назначена премия в 3,000 марок.

— Будем надеяться! — подхватил я с горячностью. — Будем надеяться, что недалек тот день, когда Берлин вздохнет свободно.

— Гм… — сказал Мефистофель, — и тем же приемом, каким он вызывает в опере образ Маргариты за прялкой, вызвал передо мною образ издателя сенсационнейшей берлинской газеты — в ночном колпаке с кисточкой и в туфлях.

— Lieber Gott, — раздался голос почтенного издателя, — продли дни этому таинственному подкалывателю, увеличившему мне розницу больше, чем в полтора раза. Lieber Gott, если ты не можешь устроить еще одно такое землетрясение, как в Сицилии, устрой, по крайней мере, чтобы наша добрая полиция не поймала подкалывателя еще хоть недельку. Ну, хотя бы до начала австро-сербской войны… О, Du lieber Gott…

Я хотел было схватить издателя за колпак, но в этот момент, с быстротой истинно-кинематографической, предо мною предстал другой образ. Берлинский фабрикант корсетов, толстый немец, с золотою цепью во все брюхо, диктовал своему старшему комми объявление для газеты.

— Напишите, Herr Шульц, крупно и подчеркните два раза; «Корсеты Идеал».

Написали уже «Идеал»? Теперь пишите так: «Корсеты Идеал — лучшая защита против подкалывателя». Поставьте и побольше восклицательных знаков. Пишите: «Не пробиваются и не прокалываются». Подчеркните густой чертой. Пишите: «Защищают против кинжала, ножа и шила, а также против всех других режущих и колющих инструментов». Не жалейте восклицательных знаков. «Покрывают все тело, от плеч до колен, непроницаемой броней». Готово? «По случаю появления подкалывателя, корсеты Идеал будут продаваться, — только эту неделю, — по 6 марок 95 пфенингов вместо 10-ти марок». Готово? Закажите по телефону нашему художнику рисунок: хорошенькая женщина в корсете Идеал. Зверского вида человек, в роде русского студента, колет ее кинжалом, а она улыбается. И завтра же сдайте это объявление во все газеты и в бюро для световых реклам.

Я потянулся к корсетному фабриканту, чтобы дать ему здоровую затрещину, но в этот момент яркий свет ослепил меня, и на дьявольском экране появился новый образ.

Фабрикант ножей, здоровый немец с тараканьими усами, диктовал объявление своему комми:

— Берлинский подкалыватель, несомненно, употребляет нож нашей фирмы из лучшей стали марка «три звездочки». Ножи «три звездочки» режут и пробивают все. Больше никакого текста не нужно. Внизу мы пустим рисунок, изображающий огромного рыцаря в тяжелых железных латах, корчащегося под ударами, наносимыми ему крошечным амуром, вооруженным перочинным ножичком марка «три звездочки».

— Это возмутительно, — воскликнул я.

Но фабрикант ножей марка «три звездочки» исчез уже с экрана и уступил место двум сердитым немцам:

— Das ist doch unverschamt! — кричал один. — Мне первому пришла в голову мысль открыть кабарэ под вывеской: «Zum Messersteeher»!

— Это недобросовестная конкуренция! — кричал другой. — Идея открыть кабарэ «Zum Messersteeher» принадлежит мне!

Сердитые немцы словно сквозь землю провалились, и на экране предстал внушительной наружности коммерции советник.

— Берлинская промышленность, — диктовал почтенный коммерциан-рат своему секретарю, — испытывающая ежегодно, после Рождества, некоторого рода кризис, в этом году счастливо его миновала, благодаря появлению в Берлине в конце января месяца таинственного подкалывателя. В интересах процветания Берлина и его промышленности следовало бы пожелать, чтобы появление подкалывателей в Берлине и впредь совпало с периодом после нового года, когда берлинская промышленность особенно нуждается…

Мефистофель взял меня под руку;

— Nun, mein Herr? — сказал он. — Что вы скажете насчет современного развития промышленности и торговли? Не правда-ли, они отличаются гибкостью необыкновенной?

Влад. Азов. Поездка в Россию. Открытия и изобретения. Уголовщина. Поветрие. Лизхен и Фриц, или охотник за целкачами. Вечерняя газета. Благотворительный сборник. Промышленность и торговля. Бюджет. В ежовых рукавицах. «Безработный». Дешевая юмористическая библиотека Сатирикона. Выпуск сорок четвертый. СПб.: Издание М. Г. Корнфельда. Типография журнала «САТИРИКОН», 1912

Добавлено: 14-05-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*