Рахта с Рагнозера

Жил да был на Рагнозере мужик-рыбак, Рахта. И такой силы великой он был, что хоть впору богатырю сильномогучему.

Пойдет он в лес, так в одной охапке принесет жердей, бревен, оглобель, вязов, что и на двенадцати дровнях не увезешь. Бывало, косу возьмет, — да в один день все луга по Рагнозеру выкосит дочиста. А теперь целое общество те самые луга в трое суток еле-еле выкашивает.

В те поры на Москве, в утеху царю московскому, почасту кулачные бои устраивали. И был на Москве такой удалой боец, которого никто одолеть не мог. Кто ни выйдет против него, он всех «в кучечку кладет»…

И разгневался на то царь московский.

— Что ж, — говорит, — ужели никого другого на всей Руси святой не найдется, кто бы этого озорника одолел?..

Были на то время в Москве мужики-балахонники из северных стран, с Рагнозера. Услышали они про то и говорят:

— Точно, слаб нынче народ на Москве стал!.. Кабы знал да ведал о том Рахта наш, — он бы за себя постоял!.. Вот что…

И услышали о том царские пристава, схватили мужиков-балахонников, скрутили по рукам и привели их к царю московскому.

— Так и так, — говорят, — вот каков боец у них на Рагнозере проживает, любого бойца одолеть может!..

— Что ж, — говорят мужики, — мы от слова своего не отрекаемся. Есть такой, точно… И спосылать за ним гонца можно.

Снарядил князь московский гонца на Рагнозеро. Вот прибежал гонец в Рагнозеро и у первой встречной бабы спрашивает, где ему могучего богатыря Рахту найти?

Указала гонцу княжескому баба, где Рахта живет, и говорит:

— А ты, свет государь, вот что запомни. Еще как будешь ты Рахту на Москву звать, и ты выжди время, пока он досыта наестся, а то он голодный-то хуже зверя лютого бывает!..

Выждал гонец, пока Рахта наелся и напился досыта, и говорит ему.

— Кличет тебя князь московский в Москву. Поедем со мной.

— Что ж, — говорит Рахта, — ладно. Ужо буду. Ты-то повертывай назад, а я наутро буду…

Да в ту же ночь на лыжах Рахта единым духом добежал до Москвы…

Встретили Рахту в Москве с честью, в приказ заперли и есть не дают ни крошки, потому что гонец царю наперед доложил, чтобы Рахту голодным держали, — лютее-де он с того становится.

Затосковал Рахта, омрачнел. Сидит злющий-раззлющий с голоду-то.

Вот назначили быть поединку. Вышел хвастливый боец, — усмехается. Вышел и Рахта…

— Что ж, — говорит, — из-за тебя, стало-быть, я голодаю? Ну, ладно, дай срок, попомню я тебе это!..

Не успел супротивник и глазом моргнуть, — ухватил его Рахта поперек живота, и грянул оземь…

Похвалил князь московский Рахту, что чисто дело до конца довел, и спрашивает:

— А и чем мне тебя, удалый, добрый молодец, потешить, чем порадовать?

Отвечает ему Рахта:

— Ничего мне, князь, не надобно. Дай-ка только мне свое благословеньице, чтоб на нашем озере не ловили мелкой рыбешки без нашего на то дозволеньица.

Усмехнулся князь.

— Ин, говорит, — быть по сему!.. А только ты у меня здесь, на Москве, погости, добрый человек!..

Остался Рахта жить в Москве. Сшил ему князь платье цветное, дал ему денег вволю. Только больно уж прост был Рахта, словно малый ребенок.

Встретил как-то Рахту на улице стражник, и говорит:

— Откуда у тебя, мужичья кость, денег столько?

— А мне князь дал.

— А может, ты тайком унес? Быть худу. Набьют тебе, мужику-деревенщине, железа на ноги, кандалы на руки, забросят тебя в погреба глубокие. Пропадай, мол, дурья голова.

— А за что, про что, служивый? — спрашивает Рахта, а сам, как лист, дрожит.

— А зачем со мной не поделился.

Испугался Рахта, отдал стражнику все, что было у него, а сам рад-радешенек, что ноги от него целы унес.

Проведал про то царь. Призвал Рахту и говорит:

— Больно ты прост, Рахта… Вижу я сам, что нечего тебе тут делать больше… И без тебя у меня досужих людей видимо- невидимо. Ступай с Богом на родимую сторонушку.

Ударил Рахта князю в землю челом, обул лапти-обтопочки, лыжи подвязал и пошел к себе, на Рагнозеро.

А той порой на Рагнозере Рахту беда лютая ждала. Сговорилась жена его с соседом извести Рахту, чтобы всем его добром завладеть. Вот и стала как-то жена у Рахты выспрашивать:

— Скажи да скажи, муженек, всегда ли сила у тебя одна бывает, или когда на убыль она идет?

И поведал ей Рахта правду сущую, без утайки, не чуя лиха-горя:

— Бывает, что и на убыль идет: вот как поем да зелена вина выпью, так об эту пору ребенок малый со мной справится.

Вот они накормили, напоили Рахту, сонного связали по рукам и по ногам да на полу и бросили.

Очнулся Рахта, силы-то в нем поприбавилось; да что ж он может сделать связанный?..

Попытался он, было, путы свои порвать, — не тут-то было, — крепко скрутили его недобрые люди.

Да забежали в избу ребятишки Рахты, дочь да сынишка.

Глянул Рахта на дочь и взмолился ей:

— Подай мне нож, путы перерезать.

Замотала девочка головой.

— Не смею… мамки боюсь!..

Повернул голову Рахта к сынишке:

— Подай ножик, видишь, — невмоготу стало мне терпеть.

Мальчик и подал отцу ножик, — до того стало ему жаль отца. Перерезал Рахта веревки, побежал вон из избы, бросился в озеро и обмылся, с ног до головы.

И почуял Рахта, что вернулась к нему, прежняя мощь и сила. Да страшно ему самому стало за свою силу, и не вернулся он больше домой, а ушел за болота топучие, в леса дремучие, где лица человеческого не видно, голоса человеческого не слышно, — где только один Бог бессчастного человека видеть может…

И погиб богатырь в лесной глуши, отдал Богу душу и силу, что людям ни на что иное нужны были, как на посмех да надругательство…

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 23-12-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*