Разбитые жизни

Юнец стоит во храме Божьем
Которого он много дней не посещал.
Но в сердце жаждущем любови
Заветных струн звук горько ощущал.
Святая-ль искра Божества
Заснувши в нем, опять заговорила.
Любовь-ли к новобрачной грудь теснила
Иль ее обряд венчанья — торжества.
В углу забившись пред иконой
Одинок, стоял от сограждан.
В лице казался страха полной,
Изредка дрожал и жалость возбуждал.
Его глаза казались не живыми,
Взор бесцелен, ни к чему не обращенный.
Его все члены были недвижимы,
Стоял что к смерти осужденный.
Вся толпа глазела на средину,
Где люстра ярко освещала
Венчавшихся в лицо,
Венчающего в спину,
Всю толпу и площадь храма.
Под венцом невеста молодая
Полна сил и нежной красоты,
В супругу с девы превращаясь
Ее лицо и взоры были ледяны.
Как восковая статуя,
Она бледна и без движенья,
Отлет на веки девства чуя
Далека от восхищенья.
Жених брюнет, преклонных лет.
С яркой лысиной, с усами,
Нос синебагров, бородки нет,
Дрябловат, с ослиными ушами.
Его черты лица безбожны;
Шея толста, брюхо вздуто,
Взгляды вакха невозможны,
Ну, словом ловелас и баста.
Он сильно рад, оно как видно,
Его бессмысленные губы
Готовы к хохоту бесстыдно,
Но только храм, и к тому приличья нужны…
Обряд окончен, поздравлений ворох,
Желаний — счастья любви прорва.
Уже хохочет жених не молод
И плакать хочет невеста горько.
Вдруг! Подходит на последок
В углу стоявший одиноко
Весь дрожа, что сторож мерзлый
Встает пред парой изумленной.
Он вместо счастья, пожеланий
И обычных поздравлений
Вперив глаза, полны страданий
На жениха, и говорит без лицемерий:
«Ее сердце, ласки и любовь,
Принадлежали прежде
И будут присно мне,
Но тело, страсти, слезы, кровь ее
Навек досталися тебе!!
Мы ждали с ней совместно счастья,
Полны верой и любви
Но ты за деньги ее страсти
У родных ее купил,
Так только страсти и бери».

Стихи и песни: из карельского быта. СПб.: Типография “Рассвет”, <1912>

Добавлено: 08-09-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*