Разбойник Кудеяр

Широка, многоводна, красавица Десна-река. Протекала она лесами дремучими, протекала она прямехонька, а теперь крюком изогнулась. И зовут этот крюк — Кудеяров стан, потому что жил в старопрежние годы на этом месте лютый разбойник Кудеяр, что ни конному, ни пешему проходу не давал, что по Десне-реке проезжие баржи да бусы-корабли выслеживал, народ побивал, либо дань с него брал непомерную.

Был у Кудеяра-разбойника притон на берегу Десны-реки, в лесной чаще, а по другую сторону стоял небольшой поселок, дворов пять, не больше.

Жил да был здесь мужик степенный, богобоязненный, а у него была единственная дочь, да такая красавица, что ни в сказках рассказать, ни в книжках описать невозможно. И вышла девушка вся в отца — тихая такая, добрая, молельщица первая.

Вот и приглянулась она разбойнику Кудеяру. Забрел он к ним мимоходом как-то, заприметил девушку, и запала ему мысль взять ее замуж за себя.

Стал разбойник наведываться в поселок все чаще да чаще, стал девушке сказывать про удаль свою, молодечество да про жизнь свою беспечальную.

— Выходи за меня, красная девица, — говорит, — обряжу я тебя в золото, в парчу, в шелки персидские; я увешу тебя самоцветами, зерном бурмитским; еще выведу тебе я терем с маковками златоверхими. И ты будешь жить со мной — не князьям, боярам чета, самому царю белому в диковинку!..

Уговаривает разбойник девушку всячески, да и слушать не хочет красавица его речи лукавые…

— Сгинь, пропади, говорит. — У тебя руки-то по локоть в крови, у тебя терема на праведных костях; твои яствушки сахарные слезами приправлены.

Омрачнел Кудеяр, затучился; его сердце лютое неотходчиво, его злоба неуемчива. Опустил он буйну голову пониже плеч… Говорит он девушке в ответ:

— Добро, красная девица… Добром не шла, силой я тебя возьму. Не бывало того, чтобы Кудеяр назад отступал… И о ту пору ты всплачешься, вспокаешься, что добром за меня не шла…

Выждал Кудеяр пору-времечко, как ушли отец с матерью девушки на работу дальнюю, — и пошел на выселки.

«Будь, что будет, — думает, — а своего добьюсь. Лучше убью ее, а из своих рук не выпущу!..»

А та ночь была непогожая, воробьиная. Подошел Кудеяр дворишку худому, — стук-бряк в кольцо.

— Отопри, красная девица, — студено на дворе; непогода стоит. Отопри добром: это я, Кудеяр, пришел.

Задрожала всем телом несчастная; приперла дверь поплотней, крепко-накрепко засов задвинула.

— Что тебе, государь, надобно? — спрашивает. — Ты зачем не в пору сюда пришел?..

— Пусти меня, — говорит Кудеяр, — значит, надо так!..

— Не пущу тебя. Говори что надо?..

— А тебя мне надо, девушка! Я тебя с собой взять хочу! — загремел Кудеяр во весь голос, а сам ногой о дверь стучит, инда ободверины трещат.

Замерла на месте девушка-красавица, чуя беду неминучую.

— Уходи, — говорит, — все одно не отворю я тебе, разбойная душа… Ступай, отколе пришел, добром.

— А не хочешь волей отворить, так пеняй на себя ужо, душа девица!..

Поналег разбойник плечом на дверь, — с ободвериной ее вон высадил, — только смотрит, в избе никого, и окно выломано. Глянул в окно, — а девушка-красавица бежит от избы к Десне-реке; волосы ее разметались, одежда истрепана, она руки-то вверх подняла, с иконой, и бежит, и горько-горько плачется, к Самому Господу взывает!..

Выбегал Кудеяр на широкий двор, ударился за ней следом… Бежит, сам от злобы дух перевести не может… Уж совсем настигать девушку бессчастную разбойник стал, да она уж к самому берегу Десны-реки подбежала; а Десна-река от непогоды вздулась, вспучилась и волнами переливчатыми перекатывается, на берега их выхлестывает. Подбежала девушка к ней:

— Ой, заступница Пречистая Богородица!.. Матушка Десна-река!.. Не сама я виною тому, что руки на себя наложу, — погибаю я от зла-лиха человека!..

И бросилась она с берега в Десну-реку…

Обомлел Кудеяр, замер на месте. А Десна-река, как девушку-красавицу приняла, перекинулась через нее, — ей свое русло отдала, а сама легла потоком бурным между ней и разбойником; да взметнувшись, охватила его переливчатой волной, закружила, завертела и понесла с собой, и опомниться ему не дала, — только люди разбойные атамана своего и видели; только мать о нем и горевала…

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 22-01-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*