Речь

— Ну?— сказал редактор.

Думский референт «Гласа Вопиющего» Иван Иварювич Строка, к которому обращено было это восклицание, поднял голову и сказал плаксивым голосом:

— Стараюсь, Александр Петрович! Дернула же его нелегкая говорить 4 1/2 часа, да еще со скоростью 156 слов в минуту. Речь его в стенографическом отчете занимает ровно две стопы бумаги. Разве скоро сократишь?

— Скажите, по крайней мере, что вы сдаете, — сказал редактор. — «Глас Вопиющего» должен выйти или нет? Ведь вы уже восемь дестей этой речи в типографию послали! Если вы хотите меня зарезать, так зарежьте меня лучше ножом, чем речью.

— Неужели я восемь дестей уже сдал? — удивился Строка. — Вот так наговорил Пуришкевич! А ведь я сдал только до финикиян. Идет еще народное образование у греков, этрусков, римлян, германцев, гуннов, галлов, франко в, кельтов — четыре дести, народное образование и крамола в средние века — 3 1/2 дести, азбука и революция — две дести, народное образование и университеты после открытия Америки — три дести…

— Вычеркните! — воскликнул редактор. — Да разве это мыслимое дело! До открытия Америки все целиком вычеркните и сокращайте дальше.

— Положим, это будет около 12-ти дестей экономии, — согласился Строка. —Так я начну сокращать прямо с Германии. Потом Пуришкевич говорил о народном образовании в Англии, Франции, Швейцарии, Японии, Аннаме, Бирме…

— К черту все до Бирмы включительно! — воскликнул редактор. — Прямо с России валяйте!

— Это можно, — согласился Строка, — и это даст экономию еще в восемь дестей. Начать разве с Ушинского?

— Долой Ущинского! Мне газета дороже. Номер должен выйти.

— Потом он говорил о Рачинском.

— Вычеркните Рачинского!

— Гегидзе… Гартвиг…

— Долой!

— Пирогов…

— Не надо Пирогова!..

— Стоюнин, Толстой…

— Долой все!..

— Оскольский, Писарев…

— К черту, говорю вам, все к черту!.. Берите только самый центр.

— Кони…

— Не надо Кони!

— Снегирев, Щербина, Томашевский, Спасский…

— Вон! Все вон!

— Да у меня седьмой синий карандаш кончается.

— Черный возьмите, перо, мел, грифель, палку… Все вон!

— Фальборк, фон Рутцен, Шахматов.

— Черкайте, рвите, жгите!

— Про Момзена…

— Долой Момзена!

— О Циглере…

— Никаких Циглеров!

— Бисмарк…

— Всех немцев вымарайте!.. Это не речь, а словарь какой-то… Дальше у него о чем?

— Об Аристотеле.

— Марайте Аристотеля! Чтобы духа его не было! Дальше?

— Дальше про бобровую шинель…

— К дьяволу! Слышите, что я вам говорю, — к дьяволу! Это не речь, а опись движимого имущества какая-то…

— Потом идет краткий исторический очерк педагогических идей в России, Швеции, Дании, Гол…

— Вон! Никакой истории! К лешему историю’ Дальше что?

— Четыре дести общих рассуждений.

— В корзину!..

— О поляках…

— Туда же!

— О евреях две дести…

— Мимо! Дальше что?

— Опять про Англию, Францию, Ит…

— К бесу! К бесу!

— Насчет Тацита…

— Какого Тацита? Ах, да, Тацита… Долой его! И всех вообще римлян долой…

— О фехтовании…

— К черту фехтование!.. Да это не речь, а общеполезный календарь какой-то…

— О «Русской Мысли» и «Русском Богатстве»…

— Критику долой! Это не речь, а каталог какой-то!

— О Южакове полторы дести… Критика энциклопедического словаря…

— Долой весь библиографический отдел.

— Случай в Берлине…

— К черту!

— Случай в Париже… В Риме…

— К черту! Это не речь, а Бедекер какой-то…

— О Финляндии…

— Долой весь географический отдел.

— Инцидент…

— О! Это оставьте…

— Хрусталев, Гершуни…

— Долой!

— Заключение…

— Оставьте. Ну, сколько теперь получилось после всех сокращений?

— Столбцов сорок!

— Вы с ума сошли. Строка? Куда же я дену сорок столбцов? Что же мне «Глас Вопиющего» из газеты в толстый журнал превратить из-за энциклопедии Пуришкевича?

— Помилуйте! — возопил Строка. — Чем же я-то виыоват? 4 1/2 часа, по 156 слов в минуту… Я и так десять синих карандашей извел… Одних собственных имен до 1,500… Цитат больше 2,500… Разве это речь? Это левиафан, а не речь…

— Ты можешь ли левиафана
На уде вытащить на брег! —

диким голосом воскликнул редактор, упал в кресло и залился истерическим хохотом.

Отдел «После 17-го»

Влад. Азов. Цветные стекла. Сатирические рассказы. Библиотека «Сатирикона». СПб.: Издание М. Г. Корнфельда. Типография журнала «Сатирикон» М. Г. Корнфельда, 1911

Добавлено: 29-05-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*