Рождественская елка

Зачем ты вновь мой угол озарила?
Ты видить-ли, лицо мое уныло?
Ты видишь-ли, я плачу в тишине?

Прочь, праздника семейного картина!
Прочь! Озаряй жилище семьянина! —
Я одинок, я одинок вполне…

Бросает в дрожь от этого сознанья
И, как на зло, опять воспоминанья
Мой бедный ум нещадно леденят.

Не так я жил! Сверкали счастьем очи,
Когда со мной в рождественские ночи
Справляли пир отец, и мать, и брат.

В кругу семьи не знали мы ненастья
И страшных бурь, — и будничное счастье
Досталось нам за кротость и любовь.

Мы ближнего бесхитростно любили,
У нас бедняк и путник находили
Участие, насущный хлеб и кров.

Наградою за все явилось горе:
Нахлынула нужда на нас, как море,
И пристань-смерть ждала нас впереди.

Я вынес бы нужды тяжелой бремя,
Когда бы я, как и в былое время,
Мог отдохнуть среди родной семьи.

Но наша ель погибла под грозою
И дикий вихрь сучки умчал с собою
В далекий край от старого ствола…

Да, наша жизнь, любимые, сурова!
Мы тщетно ждем, когда мы сядем снова
Все вчетвером у нашего стола…

Но я гоню надежду добровольно:
Она сладка, я верил ей невольно,
И каждый раз коварная лгала!

Простился я, семейный мир, с тобою:
Мой приговор давно решен судьбою
И радостей напрасно просит грудь.

Я не блещу спокойною планетой,
Но бурно мчусь, как грозная комета,
Вдали от всех в свой безотрадный путь.

Из А. Петёфи

Сочинения А. Михайлова. Том VI. СПб.: Издание А. И. Бортневского. Типография П. П. Меркульева, 1875

Добавлено: 26-11-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*