Русский лес

В дни детства раннего я помню русский лес,
Таинственный приют живительной прохлады;
Могучие стволы вздымали до небес
Его здоровые и гордые громады.

     С душою русскою сроднилася сосна
     И ель высокая, и стройная береза:
     Одна — зеленая, как русская весна,
     Другая — белая, как иней от мороза.

Целебный аромат живил любовно грудь
На всем пространстве Родины великой,
И было радостно и весело вздохнуть,
Как Муромцу Илье, смолой и земляникой…

     Служа защитою от солнечных лучей,
     Лес Божью влагу сохранял надолго,
     И там, под сению сплетавшихся ветвей,
     Брала начало царственная Волга.

И царственную дочь хранил маститый лес
На всем ее пути, притоками питая,
И песни пел народ про этот мир чудес,
Про красоту твою, о Родина святая!..

     В былые времена, куда ни кинешь взор,
     Везде стоял зеленый русский бор.

И песни те теперь, как погребальный звон,
Звучат больной душе уныло и тоскливо;
Враждой упорною родимый лес сражен,
И ель с березою поникли сиротливо

     И очереди ждут за старшими идти
     На прихоть и корысть безжалостного века.
     На этом горестном и пагубном пути
     Жаль чудный русский лес, но жаль и человека.

Безумьем ослеплен и прошлое забыв,
Он превратился весь в стремительный порыв;
Ему хотелось знать, что за лесом творится:
И стал зеленый лес под топором валиться…

     И бедный русский лес редел и все редел,
     Жестоких палачей паденьем утешая;
     Он черным дымом к Богу улетел,
     Там, у Престола, жалобы свои слагая…

И тяжко стало жить: прохлады больше нет,
Укрыться некуда в час бурной непогоды;
Лес мстит безжалостно, и, к довершенью бед,
Мелеет Волга к ужасу народа…

     Да, тяжело! Но в этот страшный миг
     Вновь пробуждается народное сознанье;
     Погиб развенчанный, замученный старик,
     Но пни и корни — наше достоянье.

И вот, кой-где уже от брошенных корней
Побеги юные, зеленые мелькают,
И мнится мне, что в шелесте ветвей
Преданья старины незримо оживают.

     О! снова вознесись, родимый русский лес,
     Укрыться снова дай под тенью благодатной,
     И пусть про чудный мир явлений и чудес
     Раздастся снова песнь по Руси необъятной.

1890 г. 24-го июля.
Петербург.

Из пережитого. В. К. Истомина. М.: Университетская типография, 1906

Добавлено: 04-12-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*