Рыжики

Под маленькой, лохматенькой елочкой, на опушке большого леса, выросли два прехорошенькие рыжика. Елка — их защитница, была такая развесистая, так ласково шуршала, совсем как «большая», своими нежными, лапистыми ветками… И трава вокруг них так ласково кланялась им в пояс, шурша приветствие. Вообще, удивительно уютно было в этом крошечном уголке.

Рыжики высунули шляпки из моха и прошлогодней травы рано утром. Солнышко только что встало. Было сыро и свежо, но рыжики чувствовали себя бодро. Кругом на опушке трава дымилась от росы, и лес был точно опоясан клубами тумана, а маленькие елочки совсем утопали в нем, так что виднелись только одни их вершинки.

Ах, как было хорошо! Прибежал зайка, поздоровался со всеми, сел на задние лапки и стал умываться и прихорашиваться. Такой потешный.

Скок, скок заюшка
Скок, скок, серенький…
Где ты был-побывал?
Я капустку сажал, —
Огород городил,
Да шалашик сложил,
Стану жить поживать
Да добра наживать
Огородником.
Стану сам собак держать,
Станут зайку сберегать
Чтоб не смели спать мешать,
«Тяв да тяв — наш сударь заюшка,
«Почивает баю баюшки».

Да вдруг как хрупнет веточка под зайкой, куда его и удаль девалась, уши к спине прижал, да как порскнет в сторону.

Потом пробежала мимо полевая мышка; она пила росу и щипала сочную траву, — и она тоже была превеселая.

Солнце стало пригревать, и все кругом мало-по-малу пробуждалось и оживало. Рыжики росли быстро, как сказочные великаны, — не по дням, а по часам.

— Ну, что же мы будем делать? — спросил один рыжик, у которого на шляпке был прилеплен осиновый листик, занесенный сюда ветром из соседней рощи.

— Не знаю, — ответил его товарищ.

— Я знаю, — зашуршала елка, — придут дети и будут вас искать. Когда найдут, сорвут и положат в кузов.

— Зачем? — На это елка не могла ничего ответить.

— Это страшно! — сказал рыжик с листиком на голове.

— Значит, в нас нуждаются, — заметил его товарищ, — если ищут. Это хорошо.

День прошел, и рыжики порядочно подросли. Теперь уже они приподнялись над мохом и могли видеть довольно далеко. Они заметили по соседству под другими елочками много таких же рыжиков, как две капли воды, похожих на них.

— Здравствуйте, братцы! — кричали они им, наклоняя шляпки.

— С добрым утром! — отвечали им те.

И вот, действительно, как елочка говорила, так и случилось. Как-то раз в отдалении послышались пенье и голоса, и елочка, шевеля ветвями, сказала:

— Идут дети за вами! Я узнаю их по веселой песне.

— Ах, как страшно, — сказал рыжик, с листиком на шляпке, нахохлившись!..

Другой наоборот топорщился изо всех сил, стараясь выглянуть из-за травы как можно дальше. Вот на опушке показалась пестрая стайка белоголовых ребятишек и девочек, в красных и синих рубашенках и сарафанах. Они шли то толпой, то рассыпались по кустам, аукались, смеялись, переговаривались.

Ближе и ближе подходят они.

— Как страшно!.. Как страшно!.. — шептал рыжик: — елочка, спрячь меня!..

Он совсем прижался к земле, юркнул в мох и прикрылся листиком так, что его не стало заметно.

А дети были уже недалеко; они наклонялись к елкам, поднимали их ветви, разыскивая под ними грибы, и, если удавалось кому найти гриб, — тот радостно вскрикивал. Маленькая девочка подошла к елке, стала на колени и заглянула под ветви.

— Рыжик! — вскрикнула она радостно, сорвала его осторожно, поднесла к губам и поцеловала. Девочка была очень мала, и ей никогда еще не удавалось найти гриба; оттого она так и обрадовалась.

— Милый рыжичек, — говорила она, — коли найду еще рыжиков целую кошелку, на базар снесу, продам, — себе платок куплю. Милый рыжик.

И она еще раз поцеловала его.

Рыжику хоть и жалко было расставаться с елкой и насиженным местом, но он был не менее девочки счастлив, видя ее радость и слыша ее слова. Она так весело смеялась, так целовала его, что он готов был еще раз пожертвовать собою.

— Прощай — крикнул он товарищу, — иди сюда! Здесь такое веселье!..

Но тот не отвечал ему и лежал под мохом ни жив ни мертв.

———-

Дня через три он достиг глубокой старости; шляпка его уродливо разрослась, стала хрупкая и по краям обсыпалась; от жары его разморило, и он сперва позеленел, потом почернел. Скучно было ему одному под елочкой, все друзья ушли к детям в кузовки — веселые, довольные; у елочки были свои заботы, у травы — тоже. Иногда только мимо проползавшая улитка забиралась на его шляпку и подолгу лежала на нем.

Вокруг него из травы и моха показывались новые шляпки молоденьких рыжиков; но они сторонились от него и не обращали на него никакого внимания.

И вот опять однажды вдали послышались звонкие голоса детей, опять появились они на опушке, опять пошли шарить под елочками. Они заглянули и под его защитницу.

Первый мальчик, увидевший его, схватил хворостину и вскрикнул:

— Ну, старичище!.. — И ловко рассек пополам его шляпку…

Потом они стали наперерыв один перед другим собирать молоденькие рыжики вкруг него, и так же весело смеялись и переговаривались, как и тогда.

Грустно стоял корешок во мху, вспоминая своего товарища и завидуя ему от всего сердца, и напрасно весело шумела над ним елочка, ей не под силу было развеять его грусти…

Кот-Баюн. Сказки и рассказы А. А. Федорова-Давыдова. С рисунками. Второе издание журналов «Детское чтение» и «Педагогический листок». М.: Типо-литография В. Рихтер, 1901

Добавлено: 07-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*