С натуры

         1905 год.

Смутное время. Шумят агитаторы,
           Всюду усадьбы горят.
Новое слово несут нам ораторы,
           Новую правду сулят.

В речи пространной, для нас поучительной,
           Все начинают с того,
Что они блага народа носители,
           Что принесли нам его.

Но, продолжая, их мысль развивается,
           И нам стремятся внушить,
В чем это благо для нас заключается,
           Как нам приходится жить.

Новое равенства, братства учение
           Все заключается в том,
Чтобы богатых предать разграблению,
           Казни огнем и мечом.

«Жги, мол, и режь!»… Расхищай все нажитое
           Честным трудом долгих лет; —
После над родиной, кровью облитою,
           Новый забрезжится свет.

Чтоб этим светом земля озарялася,
           Солнце прогресса взошло, —
Надо, чтоб все здесь теперь разорялося,
           Все чтобы прахом пошло!

Люди, ведь, братья; и вот, в доказательство,
           Надо друг друга терзать!..
Нравственных правил долой обязательства!
           Долго ли им нас стеснять?!.

Смело отвергнем мораль устарелую, —
           Свой у нас Новый Завет!
Нас не поймут лишь «умы недозрелые,
           В коих развития нет»… 1 Перейти к сноске

Вот, утром рано, ватага сбирается
           Новых пророков на бой
С ложью отсталой; разбить обещается
           В прах эту ложь пред толпой;

Новое мыслит посеять учение
           Пламенной речью своей,
И в мужиках разбудить проявление
           Смелых, отважных идей.

Небо сияло лазурью глубокою,
           Все зеленело травой
В миг, как проезжей дорогой широкою
           Тройки летели стрелой;

И колокольчиков звуки сливалися
           С песнью толпы боевой,
Где «карманьолы» 2 Перейти к сноске хулы раздавалися,
           Зов «марсельезы» на бой 3 Перейти к сноске.

Вот уж приехали. Старосту крикнули:
           — «Сходку сбирай нам скорей!»
Бочки, столы, как кафедры, воздвигнули, —
           Всем чтобы было слышней.

Все по их зову на площадь собралися, —
           Девки, подростки гурьбой;
Речи недолго они дожидалися —
           Речь полилася волной:

— «Блага народного, прав охранители,
           Мы вам друзья, господа!
Сбросимте гнет предрассудков стеснительный!..
           — Страшного нету суда,

«Верьте, что нет за грехи наказания,
           Бога, души у нас нет,
И лишь пред совести личной сознанием
           Всяк держать должен ответ».

Громкие речи студента-народника
           Льются, звучат горячей…
В образ он вдруг Николая-Угодника
           Ткнул папиросой своей: —

— «Что вы доске поклоняетесь? Верите,
           Что в этом дереве — Бог?!
Иль уж и вы, как попы, лицемерите?..
           Видите сами: — не смог

«Он защититься: — в меня не ударила
           Молния; Небо молчит!..
Долго попов уж рука вами правила,
           Гнет их давно вас теснит.

«Долго старались, в угоду Правительству,
           Разум они затемнить,
Вас приучить покоряться мучительству
           И бессловесными жить.

«Мы вам свободы, с трудом завоеванной,
           Сладкую весть принесли!
Встань, поднимайся, народ, очарованный
           Новой свободой земли!

«Этой землей, твоим потом усеянной,
           Можешь ты смело владеть;
Сбрось только гнет предрассудков навеянный!
           Сбрось их подгнившую сеть!

«Смело пойми, что земля предназначена
           Тем, кто трудится на ней,
И самовольно была лишь захвачена
           Силами властных людей;

«Прочь всех помещиков!.. Иго позорное
           Капиталистов долой!
Смело воспряньте главой непокорною,
           Смело идите на бой!

«Не покоряйтесь; не бойтесь полиции, —
           Гнили, отжившей свой век!
Что вам начальство, законы, юстиция?!
           Сам себе Бог — человек!

«Смело вперед! Не страшитесь анархии:
           Сила и жизнь только в ней!
Здесь нам в России не надо Монархии, —
           Нам без Монарха вольней!»

Много еще говорил он подобного,
           Что передать силы нет,
Что почерпнул он из чтенья подробного
           Выдержек левых газет.

Слушала сходка те речи удалые,
           Молча дивилась на них.
Рты пораскрывши, ребята ждут малые;
           Шепот меж девок утих.

Вздохи старух раздаются, в волнении
           Чающих множества зол;
Крестятся с ужасом: «Ох, наваждение!
           Знать, уж Антихрист пришел!..»

Парни толкают друг друга с улыбкою:
           «Подал нам добрый совет.
Коли убьешь, аль ограбишь ошибкою —
           Знашь ты, греха ведь уж нет!..

«Слышь ты, слободы 4 Перейти к сноске теперь объявилися,
           Четверо их, всех слобод;
Коли, к примеру, на сходке решилися
           Вытурить вон всех господ,

«Земли отнять у помещиков; сотского,
           Старосту больно избить
И до богатства добраться господского —
           Так тому, значит, и быть!

«Слышь ты, ругаться теперь дозволяется:
           Слова слобода пошла!
Долго с начальством пришлося нам маяться, —
           Наша таперь, брат, взяла!

«Неча бояться нам земского барина,
           Сам становой не указ!
Встретим исправника хуже татарина —
           Выскочит живо от нас!

«Совести, слышно, слобода упрочится:
           Грабь все, коль хочешь, да жги!
Что моей волюшке, значит, захочется,
           То все и делать моги!

«Самодержавье долой и Правительство,
           Да чтоб Монарха прогнать?..
Батюшка-Царь лишь остался-б на жительство,
           А на других мне плевать!

«Что он еще говорил на беседушке!
           Да! Что ни в чем нет греха;
Вот и пущу негодяю-соседушке
           Красного я петуха!»

С важной осанкой мужик положительный
           Выступил чинно вперед;
Вид у него патриарха внушительный,
           Речь он степенно ведет:

— «Вот и спасибо, что дети боярские
           Нам объявили указ;
А то скрывают слова-то ведь Царские,
           Правда далеча от нас.

«Вот мы узнали: — свободы явилися,
           Вышел порядок такой,
Чтоб мы по-совести распорядилися
           Барской, дворянской землей 5 Перейти к сноске;

«Чтоб меж собой всю ее поделили бы,
           Всем мужикам наравне, —
И никому за нее не платили бы:
           Ни господам, ни казне!..

«Экое счастье теперь нам досталося!
           Это ты ладно сказал;
Да не в обиду-б тебе показалося,
           Много ты также наврал.

«Вот про монахов сказал ты несходное;
           Нет, ты монахов не трожь!
Жизнь-то ведь их, без того, не свободная…
           Всех, кого хочешь, тревожь,

«Ну, а монахи — блаженные жители;
           Есть у нас много родни
В этой старинной, смиренной обители;
           Рядом живут здесь они.

«Вместе мы ходим под горку зеленую
           В лес вековой и густой
Из родничка черпать воду студеную;
           Вместе сидим под сосной,

«Вместе беседы ведем: — поучаемся,
           Как чтобы лучше нам жить;
Вместе работаем, пашем, стараемся, —
           Богу-Царю чтоб служить!

«Давеча ты вон икону священную
           Пальцем своим осквернял;
Я-б осадил твою речь дерзновенную,
           Да я далеча стоял…

«Да и икона твоя, чай, фальшивая:
           Ты, ведь, с собой ее взял;
Образ-то наш за твою речь спесивую
           Знатно-б тебя наказал!

«Так-то!.. Напрёдки ты будь посмышленнее:
           Правильней дело ты правь!
Ты хош ученый, а мы неученые,
           Но… ты монахов оставь!»

Взоры оратора полны смущения,
           Щеки румянцем горят,
Видя такое кругом заблуждение,
           Узкой отсталости взгляд.

— «Вижу я с грустью: — мою конференцию
           Вы не сумели понять;
Но устарелые ваши тенденции
           Должен я искоренять.

«Что монастырь — учреждение праздное,
           Всем нам известно давно!
Эти обычаи все безобразные
           Нам прекратить суждено.

«Монастырей земли, деньги свободные
           Надо сполна отобрать;
Праздную братию землю народную
           Надо заставить пахать.

«Пусть на монахинях лучше поженятся,
           Чем даром небо коптить!
Будет и польза от них, как изменятся,
           Станут по-новому жить.

«Я-ж не монахов назвал, а Монархию
           Упомянул, говоря,
Что для расцвета в России анархии
           Нам здесь не надо Царя;

«Что от Царя лишь все зло и стеснение,
           Что он мешает нам жить,
И что свободы при нем проявление
           Мы не могли-б утвердить».

Вдруг загудела толпа вкруг оратора,
           Смелая речь прервана
И с двух сторон по щекам агитатора
           Вмиг оплеуха дана.

Речи своей результата подобного,
           Видно, никак он не ждал,
Образ когда осквернял Преподобного,
           Бога, Царя оскорблял…

— «К черту вас всех! Убирайтесь, чтоб сгинули!
           Вам рассуждать-то легко;
Мы — дураки, что мы рты-то разинули…
           — Вишь ты, начальство како!

«Вишь, понаехали, дряни, из города,
           И расфрантились, как раз:
Пуговки светлы и блестки у ворота,
           Словно начальство у нас! 6 Перейти к сноске

«Барышни, ишь ты, при них увязалися;
           Старосту крикнули, тож: —
«Сходку сбирай, мол!»… Да чтоб вы убралися!
           Больше нас тут не тревожь!

«Ишь, окаянные, вздумали лаяться
           Против Царя своего!
Скоро вам, черти, пришлося раскаяться!
           Мы не дадим вам Его

«Даром в обиду: — мы Батюшку кровного
           Грудью заслоним от вас!..
С вами дождешься суда уголовного…
           Ну, убирайтесь зараз!

«Стоило с вами вязаться, с проклятыми?!
           Надо-б нам вас разгадать:
Слыхано-ль дело, чтоб девок с робятами
           Миром на сходку сзывать?

«Чтоб с мужиками давать уравнение
           Бабам в правах, да жидам?
Эко в Россеи 7 Перейти к сноске пойдет управление:
           Бестолочь, свары, да срам!

«И без того люд на сходке ругается,
           Инда в ушах стоит звон;
To-ль еще будет, коль полк отряжается
           Наших Акулек, Матрен!

«To-ль еще будет, когда ты пархатому,
           Вражьему Иуде-жиду,
Христопродавцу, — дашь волю, треклятому?!.
           В этом я прока не жду!»

Крики и шум. Из толпы вырывается
           Давешний строгий старик:
Взоры горят, борода развевается,
           Властный и сумрачный лик.

«Братцы, молчи! Братцы, слушай старинушку:
           Стоит ли с ним говорить?!
Этого ирода, вора-детинушку
           Прямо на месте убить!

«Русский ли он, — я не знаю; мне кажется,
           Что на жида он похож!
Ну, да добром он от нас не отвяжется:
           Знай, что Царя, мол, не трожь!

«Как мы поверили нехристь-татарину?!
           Знать бы давно нам пора:
Кто в чем-нибудь доверяется барину,
           Не доживет до утра! 8 Перейти к сноске.

«Нам, дуракам, господа обещаются,
           Но надувают всегда;
А от Царя всегда правда скрывается, —
           Прячут ее господа!..

«Но за хулу на Царя, поношение,
           Стоит его расказнить;
И я свое уж сказал вам решение:
           Прямо на месте убить!

«Чтоб и семян от него не осталося,
           Тут бы ему и конец!
Чтобы зараза-то не расползалася,
           Как от паршивых овец».

Свалка пошла; мужики разъярилися,
           Бьют его, мечут и рвут…
Сотский и староста тут заступилися,
           Стражники к ним уж бегут;

Еле успели спасти оглушенного,
           Больно избитого в кровь.
Барышни подняли визг… И спасенного
           Рыцаря спрятали вновь

В ту же тележку, в которой явилися,
           Чтоб поскорей отвезти…
С ними крестьяне неладно простилися: —
           Хохот и свист на пути!..

Сердце у них замирало тревогою…
           — Вновь колокольцы звенят,
Снова проезжей широкой дорогою
           Борзые тройки летят;

Снова в глазах пробегают картиною:
           Пашни на солнце; в тени
Рощи, где песни звенят соловьиные…
           Но — уж не пели они…

                      ————–

                       Эпилог

В левых газетах с утра обстоятельный
           Был напечатан отчет:
Постановил сход крестьян обязательно
           Свергнуть Правительства гнет;

Федеративной устроить республики
           Здесь на Руси благодать;
Братьям-жидам, иноземной всей публике
           Полное равенство дать.

Интеллигенции всей в назидание
           Им указанье дано,
Что Учредительное нам Собрание
           Необходимо давно;

Что принять меры пора чрезвычайные:
           Право избранья для всех,
Выборы явные, гласные, тайные… 9 Перейти к сноске
           Будет тогда лишь успех!

Долго крестьяне писали решение,
           Все о делах говоря,
И разошлись, написав в заключение,
           Что им не надо Царя 10 Перейти к сноске.

В тексте 1 Обычная манера гг. революционеров отзываться о тех, кто не разделяет их воззрений.
В тексте 2 Богохульственная песня.
В тексте 3 Революционная песнь.
В тексте 4 Вместо «свободы».
В тексте 5 Таким образом мужики толковали «свободу совести»…
В тексте 6 Приехавшие были в студенческой форме.
В тексте 7 Мужик говорит на «Россия», а «Россея».
В тексте 8 Русская поговорка относительно людей, недостойных доверия: «ему поверить, — до утра не дожить».
В тексте 9 Столь нашумевшая в свое время «четырех-хвостка».
В тексте 10 Здесь описаны действительные факты, происшедшие со всеми вытекающими из них последствиями на станции Клин Николаевской ж. д., в селении Студенец, Нижне-Ломовского уезда, Пензенской губ. и во многих других местностях.

Надежда Броницкая. Отголоски жизни. Том I. СПб.: Типография Товарищества А. С. Суворина «Новое Время», 1913

Добавлено: 02-08-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*