Сельский учитель

Среди дурных учителей
Процент хороших мал;
Из сотни скверных одного
Прекрасного я знал.

О нем я память сохранил
И, точно как живой,
Он и теперь кивает мне
Плешивой головой.

Совсем плешивым был добряк,
Но я невинен в том, —
Он был старик, давно отцвел
И жил холостяком.

Поблекли все его цветы
И лишь одну из роз
Он сохранил, — то был его
Большой багровый нос.

Та роза делалась пышней
И ярче с каждым днем,
За то и он не забывал
Полить ее вином.

И был таков закон судьбы,
Что мог цвести цветок,
Когда кропил его росой
Ближайший погребок.

Под ним длиннейшие усы
Крутились и вились:
Один топорщился наверх,
Другой спускался вниз.

Из под усов виднелся рот
И трубка с табаком,
Как уполовник в котелке,
Всегда торчала в нем.

Его венгерка — красота
Давно минувших лет:
Первоначальный цвет ее —
Был неизвестный цвет.

На ней затейливый узор
Был выведешь снурком,
И даже молнии стрела
Запуталась бы в нем.

Чрезмерно узкие штаны
Носились чудаком,
Но на одной ноге они
Болталися мешком.

Хоть и помучился я с ним,
Но многое постиг,
Все потому, что был всегда
Чертовски добр старик.

Ему подобного никто,
Конечно, не найдет:
Лежали книги под столом
У нас из года в год.

Когда, не зная ничего,
Стоял я столб-столбом,
Он говорил мне: «не беда,
Узнаешь все потом!»

За то и сам я за добро
Умел добром платить
И нес ему в подарок все,
Что успевал добыть.

Взяв ветчину и колбасы
В его-же кладовой,
Я нес их в дар ему — и он
Их истреблял со мной.

Из А. Петёфи

Сочинения А. Михайлова. Том VI. СПб.: Издание А. И. Бортневского. Типография П. П. Меркульева, 1875

Добавлено: 25-11-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*