Семь Семенов-однодомов

      Сказка.

«Доброму вору — все в пору».

Средь глухого где-то поля,
Где гуляет с ветром воля,
Жил с женою мужичок
Со старухой старичок.
Жили дружно, богатели,
Только деток не имели.
В тяжкой грусти по детям
В душу нашим старикам
Тут пришло взмолиться Богу,
Чтоб послал он на подмогу
Им дитятко в тяжку старость,
На великую им радость.

Дети — в молодость помеха,
А под старость лишь утеха:
Воду есть кому подать?
Пашню есть кому вспахать?
Только-б дитятко родилось,
Тото-б к старости сгодилось.
Дай избу свою оставить
Есть кому, как Бог преставить.
Так то думали старые,
Гладя волосы седые.

Бог молитву услыхал
И на старость им послал,
Из старых дея отцов,
Семь Семенов близнецов.

Стали молодцы расти,
Все как маков цвет цвести.
Удалец пред удальцом
Как один, статьей лицом.
Дед с старухой их кохают
В старость помощь поджидают.

Да недолго покохали,
Верно жить-то уж устали:
Подхватила смерть старуху —
Не дала свести и духу.
Скоро смерть опять пришла
И старого в гроб снесла.

По десятом году было
Всем Семенам, как свалило
В гроб старуху с стариком,
Каждый стал себе отцом.

Вот взялися братья дружно,
Хоть в начале было тужно,
По следам отца ходить,
Да домашность всю водить.
Все малы, да не разумны,
Но настолько были умны,
Что брались за всяко дело,
Хоть у них не все то спело.

Вот прошла зима с весною —
Лето жаркое с страдою
Прокатилось по полям
Нет народу по дворам.
В поле хлеб и жнут и косят
И снопы на гумна возят?
Кой-кто землю поднимает —
Хлеб уж в зиму засевает,
II надумали Семены:
«Что-ж сидим мы как вороны!
Едем в поле работать,
Батькин хлеб-то убирать?
Дай соху с собой возьмем,
И за нею поорем».

Порешивши дело так
И обдумав так и сяк,
Наши братья выезжают,
Дружно в поле хлеб сбирают.
Хлеб убрав, соху берут
И гуртом за ней идут:
Те коня межою водят,
Те с сохою сзади ходят,
Остальные ж не зевают
Зубья в борону вставляют.
Всем им дело там нашлось
И напрячь свой ум пришлось.

И случилось мимо поля,
Знать на то Господня воля,
Проезжать царю Адору.
Поднимаясь мимо в гору
Видел он, что за сохой
Ходят целою толпой?
А далёко, не слыхать
Посылает царь узнать:
Уж не барщина-ль какая?
Ведь земля тут не барская!

Царский конюшный подручный,
Зову царскому послушный,
Побежал к ним разузнать,
Люд крещеный распытать,
Чьи они, дворовы-ль, царски.
Иль наемные, иль барски.

К братьям посланец подшел
И такую речь повел:
«Что вы за люди такие?
Почему совсем малые
Вы орете среди поля?
Аль загнала вас неволя?
Чьи вы дети и какого
Роду — звания людского?
Старший тут Семен выходит
И ответну речь заводит:
«Нас семь братьев, все Семены?
Все в один день мы рождены.
Мать, отец не долго жили —
В гроб их рано положили.
Остались мы сиротами,
Все работаем мы сами.
Эту землю дед орал,
Хлеб всегда тут засевал,
И родные тут орали,
А теперь и мы начали».

Разузнав слуга уходит
И к возку царя подходит.
Там царю он передал,
Что старшой ему сказал,
Подивился царь Адор
Не встречая с детских пор
В поле пахарей-мальцов.
Приказал он удальцов
Всех к себе в дворец позвать,
Самому их распытать.

Исполняя царску волю,
Побежал слуга по полю
Передать царев приказ:
Чтоб Семены, не в наказ,
Как покончат всю работу,
Не сочли бы за заботу
В царский град придти к дворцу
К царь-Адору, как к отцу.
Все Семены поклонились,
Воле царской подивились,
Обещаясь дружным хором
Пред царем быть всем Адором,
Тут конюший удалился
И к царю он возвратился,
Вновь приказ исполнив царский,
Чин таков уж знать боярский.

Скоро царский воз качнулся?
Царь еще раз обернулся,
Поглядел на молодцов
Столь малых то удальцов,
И в возке поехал дале
Тихо в гору, как в начале.
Воз на горке покатался
И за горкой скоро скрылся.

Много-ль, мало-ли прошло —
Время к зимушке уж шло.
Братья хлеб уж по свозили,
Даже часть обмолотили,
Управляясь все гуртом.
Пораскинувши умом
Наконец они решились:
Вставши с лавок помолились
И собрались в дальний путь
В теремах царя взглянуть.
Взяли хлеба на дорогу,
Да по палке на подмогу.
Избу заперли ключом,
II пошли плечо с плечом.

Вот пришли они к палатам
К разукрашенным богатым,
К самому царю во двор,
Их заметил царь-Адор?
И велит он верным слугам,
Тут приставленным к услугам,
Всех Семенов ввесть к нему —
Расспросить их в терему.

Слуги с братьями приходят
И к царю их всех подводят.
Братья в угол помолились
И царю все поклонились.
Царь в поклон им отвечал
И поближе их позвал:
«Ну, Семены-удальцы,
Рад вас видеть, молодцы!
Я вот вздумал заменить
Вам отца и не забыть
Позаботиться о вас.
Вы скажите мне сейчас,
Кто чему из вас научен,
Труд какой кому сподручен».

Речь старшой Семен почал,
Так царю он отвечал:
— «Я кузнец, ковать умею?
В этом деле разумею».
— «Ладно, нужен нам такой?
Ну а ты, Семен второй?».
— «Я могу смотреть далеко?
Коль взберусь куда высоко —
Вижу все где что творится».
— «Это также нам сгодится?
Ну, а третий, что мне скажет,
Чем отца к себе обяжет?».
— «Я по плотницким делам?
Кое-как учился сам».
— «О, такой всегда нам нужен,
Ну, четвертый, с чем ты дружен».
«Я могу как утка плыть,
Да могу и кормчим быть».
— «Пригодится в пору нам
Вместе ездить по морям.
Дальше, пятый отвечай?
Мастерство то знаешь чай?».
— «Я не мастер, а стрелок?
В лес хожу второй годок».
— «На охоту станем брать,
Будешь птицу нам стрелять.
Ну, шестой, к чему приволен?»
— «Я царь, лекарь, коль кто болен
То могу его лечить,
Также рану заживить.»
— «Хорошо, такой сгодится,
Коль болеть кому случится.
Ну а ты, последний брат,
Чем богат и тароват?».
— «Я сызмальства ловкий вор,
Пригожусь я, царь Адор!».
— «Э, воров я не терплю?
Я в тюрьму тебя пошлю?
Разве можно воровать —
Люд крещеный обижать!?!»

Царь не в шутку рассердился,
Но потом остепенился,
И велел боярам думным.
По делам своим разумным,
К делу братьев всех приставить
И младшого не оставить?
Хоть гостям его отдать
За прилавком постоять?
Может выйдет добрый гость,
Коль с гостями будет рость,
Если-ж будет воровать,
То до дому отослать.

Царь с Семенами расстался
Милостиво распрощался
И ушел в свою светлицу
Погадать себе царицу
Вместе с думными своими
Да лихими стремянными.

Царь был с молоду вдовец,
Добрый был он всем отец.
Только родных сыновей
Не нажил с женой своей, —
Приказала долго жить,
Не успев ему родить?
А давно уж царь влюбился
Сердцем стогнул и сушился
По красавицы Елене,
Сердцем хладной как сирене,
Что за синими морями,
За высокими горами
Красовалась как заря
В иноземного царя.
Царь уж много войск потратил
И казны своей истратил,
А прекрасную Елену
Не добыл жене на смену.

Царь в светлицу лишь вступил,
Как к нему уж подступил
На советы дюже умный
Млад один боярин думный.
«Царь! Судьба тебе, замечу,
Наконец идёт на встречу?
Не мытьем возьмем — катаньем,
Но не скучным выжиданьем.
К нам царевна не придет,
Коль никто не привезет.
А судьба как выжидала,
Что теперь тебе послала
Средь не глупых братьев вора
С одного того-же двора
Может с именем сей вор?
А тогда ведь договор
Можно с ним всегда покласть,
Чтоб царевну нам украсть.
С войском мы то не добрались
До неё, как ни старались?
А вору пробраться к ней,
Если действовать смелей,
Повсегда с успехом можно
Коль вести все осторожно.
Где корабль не проплывет
Там челнок всегда пройдет.
— «Да! Ты правду нам вещал,
Царь ему тут отвечал,
И замыслил дело славно?
Только-б сделать все исправно.
Это дело я размыслю.
И домой вора не вышлю.
Ну, пока меня оставьте,
Да Семенов к делу ставьте!».

Вот отдали их в науку
Изучать мудрену штуку.
Кто из них чем быть желал
Тот к тому и делу стал.

Много времени прошло —
Больше с гор воды ушло.
Братья дружно все учились
И в науках искусились.
Кто чем сделаться хотел
В той науке тот успел.
Сильно выросли Семены
Будто все верстой верстены,
При своем живя то деле,
Да с умом при здравом теле.
И пришлось поре настать
Их искусство испытать.

Царь собравши весь народ,
Всех бояр и воевод,
Приказал позвать Семенов
Родных братьев однодомов?
И решил их испытать
Повелел им показать
Мастерство своё и знанье
На честное всё собранье.
Братья этим не смутились
Всем в порядке поклонились
И взялися каждый смело
За своё прямое дело.

Первый кузницу построил?
Силу тут свою утроил
И сковал людям на диво,
Справив дело не спесиво,
Столб огромный в двадцать сажень,
Тут же столб им был подважен,
В яму пяткою поставлен
И на крепко в ней уставлен.

Стали люди дивоваться
Вверх столба то приглядаться —
Тот без шашки глядь стоит,
Тот аж вязами хрустит?
Уж такой-то столб он справил,
Чуть что небо не подставил.

Брат другой к столбу подшел
И как белка вверх пошел,
Лишь мелькают к низу пятки,
Люд дивуется ухватке.
Не успели мигнуть глазом,
Как поднялся тем же разом
Он на маковку и сел.
Люд лишь шепчет: «вот пострел».
На столбе Семен сидит
По сторонкам всем глядит?
Где и как и что творится
С людом он спешит делиться.
«Вон, кричит он, сине море
Разгулялось на просторе!
Корабли как пятна мреют.
Черноморцы скулы бреют.
А вон там какой-то царство
По соседству государства!»
— «А царевну не приметил?»,
Царь Семену тут заметил.
— «Нет, царевну не видать?
Знать не йдёт ещё гулять!
Вон, вдали и город мреет?
Тьма народу в нем пестреет?
И дворец большой средь града,
А кругом дворца ограда.
Вон в окошке кто-сь сидит,
В нашу сторону глядит!
Аль царевна? Так и есть?
Вижу, вижу, Ваша честь!
Под окном сидит царевна,
Белолика лебедевна.
По лицу горит цвет алый,
На груди бел-пух купалый.
Стройна станом да пригожа
Бела телом, тонкокожа?
Видно как бежит чредою
С костки в костку мозг струею!»
— «Видишь? «Вижу!» — «Так слезай
Да царевну добывай!».
В нетерпеньи царь вскричал.

Вор Семен тут не смолчал.
Смело он к царю подходит
И такую речь заводит:
— «Повели мне, царь Адор!
Я не буду русский вор
Коль царевну не украду,
Вашей светлости усладу!
Третий брат судно нам срубит?
Брат четвертый не погубит
С кораблем нас в синем море?
Если быть нам з бурей в споре.
Отпусти Ты вместе нас?
Мы сберемся все тотчас!».
Тут все братья возле стали,
Брата вора поддержали.

В дружной просьбе их подметил
Царь тут силу и ответил:
«С богом детки поезжайте!
Если нужно забирайте
Сколько надобно солдатства.
На дорогу дам богатства, —
При богатстве всяк разумный,
Без него ж умной — безумный?
Чтоб царевну только мне
Ту, что в дальней стороне
Свет красавицей слывёт,
Как там дело ни пойдет,
Непременно привезите —
Слово делом подтвердите!

Вор опять тут выступает
И царю так отвечает:
«От богатства мы не прочь,
Чтоб прельстить нам царску дочь,
А солдатство нам не нужно —
С ним нам будет только тужно?
Мы и братьями не будем
Коль царевну не добудем?
Ум — хорош, а два то — лучше
Брат пред братом в нас нехудше».

Царь ответил: «Как хотите,
Что вам нужно то берите
И не медля отправляйтесь,
Без царевны-ж не вертайтесь!».
Царь тут братьев отпустил
И надеждой вновь зажил.

Вот Семены все собрались
И срубить корабль все взялись.
Каждый к делу смело стал,
Третий только направлял.
Дело живо закипело,
А ещё живей поспело.
Люд крещеный не проспался,
А корабль уже качался
На другой день на волнах,
При готовых парусах.

Диву дался весь народ
Не видав совсем вперёд
Корабля то столь чудного,
Вверх да дном, перекидного?
Пригляделся, ан и нет,
Дно на месте, как и след.
Что за чудо, вот-те на.
Ну настали времена!
Вот оно то знать наука, —
Не ходи пешком без дрюка.

Братья дело не бросают,
В трюм тюки уж прибирают,
Да припасы дружно носят
И помощников не просят.
Трюм не мешкав нагрузили,
Сверху люками прикрыли
И все разом к месту стали —
Знака царского тут ждали.

Царь рукою лишь махнул
И корабль уж развернул
Все на мачтах паруса?
Стал по ветру — весь краса?
Не стерпел уж тут народ
Огласил он небосвод
«Ура» криком, аж вопит,
Туча шапок вверх летит?..
А Семены только знают —
Ветром судно направляют?
Обернулись, помолились
И в далекий путь пустились:
По за синими морями,
По за сизыми горами
Доставать царю царевну
Свет-Елену королевну.

У вора был кот сибирский —
Рост не малый богатырский.
Где бы вор с ним не встречался,
Кот всегда им обучался
Разным штукам и проказам.
Вор учил его показом.
Кот по цепу мог ходить
И кругом вора бродить,
Поднимаясь на две лапы,
Вверх неся свои культяпы?
Через плётку мог скакать,
Разны вещи подавать.
Вор кота весьма любил,
Никогда его не бил
И с собой в дорогу взял,
С кораблем как отплывал.

Едут братья морем синим
Беспредельным и бурливым
Между небом и землей,
Со страной прощась родной.

Долго-ль плавали иль нет,
Только видят раз в просвет
Между тучами и взморьем
Землю дальнюю с нагорьем.
Все Семены тут решили.
Что они как раз подплыли
К той земле, что так искали,
Где царевну скрасть желали.

Стали братья прибираться
В платья лучши наряжаться.
Чтоб на гостей походить.
Коль на берег им сходить?
Да товары разбирать —
Что получше показать.

Вот подъехали орлом
Наши братья с кораблём
К самой пристани вплотную?
И. доску переходную
Бросив на берег с борта,
Сходят с судна до порта.

Видно вора не учить
С кем и как тут говорить?
Как за дело с толком взяться.
Чтобы в нём не ошибаться.
Всё он выведал сторонкой
И узнал, что мышеловкой
Истребляют здесь мышей,
А о кошках нет речей.
Вор сейчас же тут смекнул,
Что им ветер тут надул.
Не купцом ему тут быть,
А лишь с кошкой походить,
Чтоб пробраться в царский дом
С редким здесь таким зверьком.

Вор тут к братьям подошел
И, сказавши им: «нашел»,
На корабль их всех позвал.
Там он всем им рассказал
Как и что он мыслит сладить.
А чтоб дело не изгадить,
Попросил он всех братов
Не сходить совсем с бортов
И готовым быть к отходу
С кораблем к его приходу.

Приодевшись вор собрался,
Не замешкать обещался?
На кота затем пострел
Золотой шнурок надел,
Взял его с собой под мышку,
Словно куцую мартышку
И пошел искать по граду
Своему царю отраду.

Вот завидел он вдали,
Государя той земли
Терема стоят над градом,
Высоко с зеленым садом.
Взявши путь на них прямей
Наш Семен пошел живей?
Скоро с садом он сравнялся.
Оглядевшись он поднялся
На пригорок небольшой,
Чтоб заметным быть собой,
И на нем присел с котом,
В сад бросая взор мельком.

Вор недолго так сидел?
Скоро он уж подглядел,
Что царевна под окном
В светлом тереме своем.
Стал он тут с котом играться,
Невзначай с ним забавляться?
И приметил враз Семен,
Что недаром принесен
Кот сюда им в этот раз.
Не спуская с кошки глаз,
Из окна глядит царевна
Белолика лебедевна.
Стал кота он заставлять
По немецки выкидать
Разны штуки, вверх скакать
В руки вещи подавать.

Тут царевна не стерпела
Сильно очень захотела
На зверька взглянуть поближе?
И служанку, что по ниже
Средь прислужниц содержалась,
Шлет она, чтоб допыталась
У младого паренька:
Не продаст ли он зверька?

С места девка тут схватилась,
В сад из терема спустилась?
В дверцы вышла вон из саду
И, проникнув за ограду,
Подошла к Семену близко.

Поклонившись в пояс низко,
Просит молодца сказать:
Не охоч ли он продать
Своего зверька царевне,
«Той вон доброй королевне,
У окошка что сидит
И сюда на нас глядит!?».

На чернавку наш пострел
И на терем посмотрел
Дай ответил молодец:
«Я богатый гость — купец,
И зверька я не продам,
Но тому я так отдам
Коль кому он так слюбился,
Что купить его решился
Для забавы у меня.
Так-то милая моя!».

Тут служанка повернулась,
В терем скоренько вернулась
И царевне передала,
Что от молодца спытала.

Разузнавши от чернавки
Всё, донесшей без прибавки,
Свет-Елена подсылает
Вновь чернавку и желает,
Чтоб купец пришел к ней в терем
Вместе с чудным редким зверем.
Коль не может он продать,
А желает так отдать.
Крепко зверь мол полюбился
И царевне бы сгодился.

Вновь служанка вниз сбежала,
Всё Семену рассказала
И, позвав его с собою,
Провела его тропою
Через сад к самой царевне
В светлый терем к королевне.

Пред царевной вор предстал
В тот же день как и мечтал.

В терем вор с служанкой входят
И царевну в нём находят
Средь прислужниц молодых
Да средь мамок домовых?
По сбежались с разных мест
Выбирать бы лишь невест.

Вор кота с плеча достал,
С рук царевне передал
И просил лишь одного,
На день только лишь его
Задержали-б тут пожить,
«Чтобы вас понаучить,
Как играться вам с котом
С неизвестным вам зверьком».
С ним царевна согласилась
И тотчас распорядилась:
Тем купца, что в доме есть
Угостить на славу-честь,
Чтоб с приятностью ему
Было время в терему.

И пошла в палатах весть,
Что такой зверек мол есть
У царевны, просто диво?
Лапку всем дает учтиво
И ласкается ко всем,
Только с тигрой схож совсем.

По сбежались все дивиться:
Царь идет, за ним царица,
Там царевичи, царевны
И бояре все теремны.

Все глядят — не наглядятся,
Чудным зверем веселятся.
Каждый хочет зверя взять,
На руках хоть подержать,
Но царевна отгоняет,
Никого не подпускает
И по шерсти шелковистой
Зверя гладит ручкой чистой,
И купца не забывает,
Есть и пить всё заставляет.

За-хлеб за-соль наш Семен
Отдал низкий ей поклон?
И, когда все насмеявшись
Поушли, Семен оставшись
В теремах царевны быть,
Передал ей, что открыть
Он желает тайну ей
И одной лишь, без друзей.

Взяв с ней слово, рассказал
Наш Семен ей, что достал
Он случайно камень чудный
Весь как небо изумрудный?
«Но не так он дорог цветом
Как тем чудным ярким светом,
Что средь ночи, как средь дня,
Он горит сильней огня.
Вынуть камень невозможно —
Погубить себя так можно,
Так как всякий, кто узнает,
Обладать им пожелает.
Камень дорого мне стоил?
Но я дело так устроил,
Что попал он всё ж ко мне
В чужедальней стороне.
Но ещё дороже честь
Для меня купца, поднесть
Этот редкостный мой камень,
В ночь пылающий как пламень.
Своему царю Адору,
Коль домой приеду в пору.
Этот камишек с оправой
Под великою охраной
В корабле моем лежит,
И оттуда не сбежит.
Коль желаешь камень видеть
И купцов нас не обидеть,
То изволь нас посетить.
Нам не скоро дальше плыть —
Два, три дня мы постоим,
Борт пока не починим».

Тут дала царевна слово
Быть у них, «и хоть не ново
Мне глядеться на каменья,
Но коль камень без сравненья,
То и в дальний выйду путь,
Чтоб на камень лишь взглянуть».

На другой день в ранню пору
В терем царский для обзору
Вор принес тюки товару.
Весть пошла… и, как к пожару
С разных мест тут посорвались
И к царевне посбежались
Все прислужницы ее,
На товар глядеть гостя.

Вор среди палаты стал,
Так с сноровкой развязал
И оттуда стал бросать
И по полу расстилать
Ткани чудные цветные,
Да уборы столь дивные.
Что и глаз бы не отвел
А не то чтоб прочь ушел.

Вор до тех пор торговал,
Все пока не распродал?
Кой-кому отдал и так —
Видно вор был не дурак.

Вот на вечер в нетерпеньи
В должном дочери смиреньи
К царь-отцу идет царевна
Свет-Елена королевна?
И давай отца просить,
Чтоб дозволил посетить
Он корабль ей чужеземный,
Где товар лежит бесценный,
Обещаясь в миг вернуться
И до ночи обернуться.

Долго царь не соглашался
Наконец он всё же сдался,
Приказав ей взять с собой,
Чтоб не быть в беде какой,
Верных с детских лет ей нянек,
Да поживших в свете мамок.
«Все с тобою может статься —
Ни за что нельзя ручаться?
Хоть богатый он купец,
Но ведь кто его отец?!
Я не знаю, как и ты?
Хоть и много доброты
В нем видать, а может быть
Он готов тебя сгубить!»

Получивши разрешенье
Свет-Елена в тож мгновенье
Побежала в терем свой.
Там, позвав идти с собой
Мамок, нянек, приоделась,
По зеркалам погляделась
И, призвав к себе купца,
Попросила молодца
Путь указывать в прогулке?
«А идти хоть в закоулке,
Но лишь только по прямей,
Чтобы к вам прийти скорей».

Впереди Семен идет
Чуть что песни не поет —
Все пока ему удалось,
Под конец бы не сорвалось.

Незаметно все подходят
К кораблю и там находят
Все готовым к их прибытью,
Но не к скрытому отплытью.
Тут подшел к царевне вор
И, на свиту бросив взор,
Просит всех он их оставить,
Чтобы то мне не ославить,
Что решился показать?
Им нельзя про то ведь знать».
С ним царевна согласилась
Тут-же к свите обратилась
И велела всем остаться,
На берегу ее дождаться?
А сама с купцом молодцем
На корабль идет по сходцам.

Мамки, няньки взволновались,
Но идти вслед не решались.

Пред царевной вор идет
В трюм с собой ее ведет?
«Там и камень мой лежит,
За товарами он скрыт».
Братья стройно ставши в ряд
По бокам пути стоят
И, держа в уме свое,
Все приветствуют ее.
Вор с царевною прошли
И в корабль на низ сошли.
Вдруг над ними люк прихлопнул,
Корабельный якорь лопнул,
Сходцы в воду провалились,
Паруса все распустились?
На волнах судно качнулось,
Носом в море повернулось
И спокойно вышло в море
Мамкам, нянькам всем на горе.

С визгом плачем побежали
Все к царю и рассказали
Как и что с царевной было
Как и судно враз отплыло.

Распалился царь тут гневом:
Приказал он первым делом
Снарядить в погоню флот,
Натеснить туда народ
И догнать во чтоб ни стало
В море судно, что сбежало
С царской дочерью Еленой,
Похищенною изменой.

Флот пока тут снаряжался
Наш корабль все удалялся
Дальше с пленницей своей
Путь направивши домой.

Когда судно вышло в море,
Свет-Елена в тяжком горе
Стала вора умолять,
Чтоб дозволил погулять
Он по верху судна ей,
Чтоб проститься хоть с своей
Тут страной в последний раз.
Вор дозволил ей тотчас.

Вышла на верх тут царевна
Белолика лебедевна,
И давай по нем гулять
Да по груди ударять.
Вдруг царевна встрепенулась,
В белу лебедь обернулась
И высоко вверх взлетела,
Крылом мачту лишь задела.

Брат тут пятый не сробел,
Вверх с сноровкой поглядел
И, поднявши вверх ручницу,
Подстрелил царевну-птицу.
Лебедь в воздухе скрутилась
И тотчас же опустилась
На волнах в бурливом море.
Песнь сменя лебяжью в горе.
Брат четвертый не смутился,
В волны живо опустился,
Лебедь на море схватил
И назад к судну приплыл.
Лебедь снова встрепенулась,
На борту когда очнулась,
И опять царевной стала?
С ней вода росой спадала
Только левая рука
Алой кровью истекла.
Лекарь свой у них тут был,
Живо рану залечил.

Братья делом так занялись
Что со всем не оглядались.
Вдруг заметили они,
Что по зади корабли
Друг за дружкой выбегают
И корабль их окружают.
Третий брат не растерялся?
Звонкий голос тут раздался
И все люки враз закрылись,
Мачты тихо опустились
И корабль пошел под воду
Как погибший в непогоду.

Видя гибель пред глазами,
Повернув назад носами
Корабли ушли домой,
Недовольные судьбой.
Там царю все рассказали,
Что на море все видали,
Как погиб корабль с царевной
С нашей доброй королевной.

Под водой немного были
Наши братья, скоро всплыли
И, поднявшись вверх на волны
Кораблю ход дали полный.

Приезжают семь Семенов
Родных братьев однодомов.
Вместе с пленницей домой?
Глядь, — а берег то родной
Весь как есть покрыть народом
Что рассыпанным горохом.
Даже царь их сам встречает.
И заморских поджидает
Возле пристани гостей,
Ждя царевну иль вестей.

Братья на берег все сходят
И с собой царевну сводят.
Весь народ крутом кричит
И волною вдоль шумит.
Царь же с радости великой
Тут с Еленой белоликой
Пред народом всем обнялся
И в уста расцеловался,
А затем повел в богаты
Белокаменны палаты.

Там за крепкими столами
За бранными скатертями
Царский пир пошел горой,
Редко кто пришел домой.
Скоро царь с душой царевной
С свет-Еленой королевной
Свадьбу знатную сыграл.
Долго каждый вспоминал
То веселье — званый пир
Что на весь крещеный мир.

Царь Семенов не забыл?
Всех домой их отпустил,
Наградивши и землею
И богатою казною,
И беспошлинной торговлей,
И бесценной всем им волей.

      Конец.

Семь Семенов-однодомов. Адриан Шафранов. Народные русские сказки. Сводка вариантов и обработка в стихах. 1. Новочеркасск: Типография В. И. Бабенко, 1907

Добавлено: 12-01-2021

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*