Шутка

Сценка.

Действующие лица.

Сестры:
Нина 12 лет;
Оля 11 лет;
Саша 10 лет.
Ледя, брат их, 14 лет.
Девочка горничная Даша, 12 лет.

Классная комната; простой стол посредине, на нем разбросаны книги;
черная доска в отдалении; этажерка с книгами;
одна дверь в глубине сцены.

 

Явление 1-е.

Саша и Оля.

(При поднятии занавеса Саша читает, потом отодвигает книгу и смотрит на Олю,
которая убирает на этажерке).

 

Саша. Оля, ты скоро уберешь?

Оля. Да вот я и кончила; искала везде и не нашла ни одной книги с комедиями.

Саша. А я эту прочитала, и нам не годится. Что же мы будем делать?

Оля. Давай сами сочинять.

Саша. Давай сядем и будем придумывать.

Оля. Я глаза закрою, — говорят, это помогает. (Садятся в отдалении друг от друга и несколько секунд молчат).

Саша. Придумала! Придумала!

Оля. Ну, вот я начала только, а ты и помешала. Всегда так!

Саша. Не хочешь, и не скажу. Ты думаешь, — меня этим испугаешь!

Оля. Говори, говори, не капризничай!

Саша. Так и быть, скажу. Я буду Бовой-королевичем, Нина — царевной, а ты… ты бабой Ягой.

Оля (Надулась). Я так и знала, что ты мне дашь самую скучную, неблагодарную роль.

Саша. Да ты только послушай. Лес большой, Бова-королевич входит с пером на шляпе, а сапожки с этими, как их зовут, колесики такие…

Оля. Шпоры. А дальше что?

Саша. Мимо идет важно царевна Нина; Вова выскакивает, хватает ее; тут бежит серый волк, большой, мохнатый, глаза блестят… Они садятся на него и скачут, скачут. Хорошо бы устроить, чтобы у волка из ноздрей пламя вылетало….

Оля. А меня ты и забыла. Может, мне волка на четвереньках изображать? Слуга покорная!

Саша. Да ведь ты — баба Яга. Ты сидишь в ступе, сама страшная, помелом машешь…

Оля. Нет, твоя комедия плохая. Я не хочу быть бабой Ягой.

Саша. Ты только расстраиваешь; сама не придумала и мне мешаешь.

Оля. Я буду Бовой-королевичем; мне следует, — я старше тебя…

Саша. Нет мне, я придумала, а не ты… (Входит Нина).

Нина. Опять спорите, перестаньте и слушайте меня. Ледя к вечеру приедет, а мы ему устроим сюрприз, придумаем представление. Он писал, что у них играют на театре, разучивают по-гречески пьесы, а мы покажем, что и мы можем, только по-русски. Весело как будет: начнутся репетиции, будем шить занавес! Как бы это устроить, чтобы она поднималась кверху? Потом угощение, танцы… Вот весело, вот весело! Скорей бы приезжал брат! Скорей бы театр!

Оля (Начиная мечтать). Вот тут публика, а тут маленькая лампочки, светло-светло, только страшно!.. Я, пожалуй, со страху и роль-то забуду…

Саша. Да тебе говорить нечего: баба Яга без слов!.. Знай, маши помелом.

Оля. Я не буду бабой Ягой, я не хочу; интересно сидеть на ступе…

Саша. А летать по сцепе разве плохо?

Нина. Как летать? Да разве можно с летанием?.. Ты думаешь, — у нас настоящей театр?..

Оля. Вот видишь, и не годится твоя пьеса. А то — волк, да из ноздрей чтобы пар валил.

Саша. Как жаль! Мне так хотелось быть Бовой-королевичем; я сапожками — стук-стук, а перо на шляпе развивается.

Нина. Мама сказала, чтобы мы выбрали пьесу такую, которую можно сыграть вот тут, в классной. Но не надо терять время; давайте искать в журналах. Помню, в одном журнале была раз пьеса, помните? «Котята». (Все заняты перелистыванием книг то-и-дело слышится грустное: «Нет!» Входить Даша).

 

Явление 2-е.

Те же и Даша.

Даша. Барышни, барышни, нутко-сь, что скажу. Тамо вона бухарец, такой чудной!.. Было, со смеху уморил. Барыня говорит: беги, доложь…

Нина. Бухарец? Смотреть-то нам некогда. Может-быть, у него книги есть, и вдруг найдем пьесу. Вот радость!

Даша. Должно, есть, узел-то большущий, словно дом, а сам-то маленький…

Нина. Зови его сюда скорей. (Входить бухарец в пестром халате, на голове — ермолка, лицо темное, два ряда белых зубов резко выделяются. Даша стоит вдали и усмехается).

 

Явление 3-е.

Те же и бухарец.

Нина. Книги есть?

Бухарец. Книга? Какой книга? Всякой книга есть. Халат тоже турецкий, мыло греческое, ермолка — чисто загляденье.

Саша. Нина, ты думаешь, найдем мы у него, что надо?

Бухарец. Найдем, как не найдем… Твоя не сомневайся… Бритва, помада, духи чисто заграничные.

Нина. Как жаль, что брат не приехал, он бы нам наверно помог.

Бухарец. Приехал!.. Аллах видит, приехал; поможет, не сумневайтесь, хотишь поглядеть, гляди воно. (Он выпрямляется и смотрит на них).

Саша. Какой он смешной! Что это он говорите? Брат приехал?

Бухарец. (Садясь на узел). Моя говорить: брат Ибрагим те книги читать, а моя шурум-бурум продавать, а она говорить: да, я в книгу читать, а твое шурум-бурум таскать. Махметка сердить стал, Махметка от брата ушел.

Нина. Что же ты все разговариваешь, а книг не достаешь; нам некогда, мы театр устраиваем.

Бухарец. Говоришь: театр? Моя театр любит: там это все сидят, поджавши ножки, и курят, а мой кофе с каймаком пьете. (Опять складываешь все в узел и садится на него).

Оля. Это не то: там не курят и не пьют кофе, а тихо сидят и смотрят.

Бухарец. Чего смотреть? У кого денег нема, тот сиди и гляди, а то чего глядеть, какие такие узоры?..

Саша. Показывай скорей.

Бухарец. (Лениво разворачиваешь узел). Вот скатерти, салфетки, платки, полотенца всякие… Купи, душа моя.

Нина. Все не то; нам книги надо.

Бухарец. Моя поняла? (Снимая несколько узлов, достаешь гармонию и играет).

Нина. Вот бы хорошо сыграть перед поднятием занавеса.

Бухарец. Отчего не сыграть? Моя сыграет, а твоя подымай занавес.

Оля. Какой он смешной!

Саша. Ну, вот и музыкант есть, и мама позволила, а главного-то и нет…

Нина. Да, нет пьесы, да и только. Какие толстые журналы, сколько написано, а вот маленькой, маленькой пьесы нет.

Бухарец. (Садится на узле и что-то думает).

Нина. Не удастся сюрприз. Видно, надо отложить; а как нам хотелось…

Бухарец. Отложить, зачем отложить? Мы сыграем, право, сыграем. (Все три внимательно смотрят на него).

Бухарец. (Спохватившись). Моя говорит, твоя надо глядеть моя хороши товары.

Нина. (Глядя на него). Странно, право, странно.

Оля. Слышь, Нина, колокольчики звенят, бросим все и побежим навстречу Леде.

Бухарец. Твоя брата знаюм?.

Нина. В самом деле, колокольчик, и близко. (Все бросаются к окну, а бухарец идет за доску и тотчас же выходит оттуда: он без халата, ермолки, а в гимназической куртке. Девочки суетятся и хотят бежать, вдруг останавливаются и бросаются целовать брата).

Все три. Ледя! Ледя! Брат, это ты? Как же ты взошел? Мы и не заметили. Где же бухарец?

Ледя. (Смеется). Ищите бухарца.

Нина. (Вытаскивая халат). Теперь все понятно. Как это мы не догадались?

Ледя. Что я и бухарец — одно и то же?.. Мама меня встретила раньше и сказала, что вы хотите мне устроить сюрприз, а я задумал вам помочь. Ха, ха, ха!..

Все. Нам сюрприз не удался, мы не отыскали пьесы!

Ледя. Удался, и как нельзя лучше; смотрите: вон сколько публики собралось (Указывая со сцены на зрителей).

Нина. Публики? А где же актеры и какая пьеса?

Ледя. Актеры — мы… Ну-ка, становитесь вот так в ряд, возьмитесь за руки и ждите скромно одобрения: доставили мы удовольствие, нам похлопают. Ага!.. Слышите?.. Ну, теперь кланяйтесь и благодарите. (К публике). А пьесу нашу мы назовем, господа, «Шутка».

В досужий час. Детский альманах. Сказки, рассказы, пьесы, стихотворения, басни, очерки, шутки, занятия, игры, шарады, ребусы, загадки и проч. Составил А. А. Федоров-Давыдов. С 147 рисунками в тексте. 2-е издание. М.: Издание книжного магазина Лидерт. Типо-литография И. И. Пашкова. 1904

Добавлено: 19-03-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*