Сказка для женщин

I.

Мистер Кайн, супруг мисс Евы,
Молодой негоциант,
Простодушен, как ребенок,
И огромен, как гигант.

         Он не раз, забавы ради,
         Тушу мерзлую быка
         Разрывал ножом с размаху,
         Словно петельку шнурка.

Но при всей могучей силе,
Хладнокровен и угрюм,
Он не прочь за кружкой джина
Произвесть беспутный шум.

         И недаром говорила
         Мистрис Ева про него:
         Не ее он любит — виски, —
         Виски! — больше ничего.

И с досады чем умела
Отплатила в добрый час:
Полюбила юнгу Тома
За сиянье кротких глаз.

         За улыбку и за голос.
         И, на мужа не сердясь,
         С милым юнгой тайно длила
         Очарованную связь.

Муж не знает, муж не видит,
Муж к ней вовсе не ревнив;
За обедом пьет и шутит,
Хвалит соус из олив.

         Только раз, случайно как-то,
         Между пудры и духов,
         На шкатулке Евы поднял
         Белый листик в двадцать слов.

Как игрок благоразумный,
Не спеша входить в азарт,
Он читал — и улыбался
В шелк волнистых бакенбард.

         Двадцать слов — почти поэма!
         Двадцать слов — почти роман!
         Час свиданья… вопли сердца…
         Подпись… дата… и — туман?

Нет, здесь не было тумана, —
Имя Евы и число,
Все почтенному супругу
Очень кстати помогло.

         Мистер Кайн вздохнул, бледнея,
         Молвил: помню — хорошо-с!
         И, быть может от досады, —
         Рассмеялся он до слез.

II.

В час условленной дуэли,
В сумрак стриженных аллей
Мистер Кайн спешит — и гневом
Блещет взор его очей.

         С ним два друга — секунданты;
         Врач домашний и один
         Адвокат давно знакомый, —
         И у всех во фляжках — джин.

Вот и Том — красавец юный,
Тоже с другом. Кайн вздохнул.
И, good bay! — цедя сквозь зубы,
Головой ему кивнул.

         — Мистер Кайн, к услугам вашим
         Я готов! промолвил Том, —
         Мы решим свой бой на шпагах!
         — Ладно, шпаги изберем —

Это будет ближе к цели
И правдивей — молвил врач, —
Одновременно начнете:
Тут судьба сама — палач!

III.

Шпаги вынуты из ножен, —
Поединок начался…
Сталь блеснула: звяк оружия
Поцелуями слился.

         Блещет сталь; удар ударом
         Отшибается звеня,
         Искры сыплются от стали,
         Накаленной до огня.

Вдруг одним ударом ловким
Кайн отшиб клинок врага, —
И вонзил он сталь в грудь Тома
С торжествующим: ага!

         Бледный юнга зашатался,
         Молча руки опустил, —
         И упал в траву сырую,
         Окровавлен и уныл.

Подбежал к нему соперник,
Врач угрюмо подошел, —
Веки бледные приподнял,
Руки слабые развел.

         — Сердце бьется, но он ранен
         На смерть! близится конец…
         Молвил доктор и прибавил:
         «Да простит его Творец!..»

Вздрогнул Том, рукой дрожащей
Подозвал к себе врага
И сказал ему: — «Узнайте,
Как мне Ева дорога.

         «Ею только сердце билось,
         Только ею я дышал.
         Дайте слово мне — исполнить
         То, что я ей завещал.

«Вам отныне опасаться
Больше нечего измен.
Я прощаю вам; вы честный
Семьянин и джентельмен. —

         «Так исполните же просьбу
         Вы предсмертную мою.
         Вот письмо: в нем завещанье —
         И его вам отдаю!»

Мистер Кайн пообещался
Все исполнить. В тот же миг
Том вздохнул — и омрачился
Тенью смерти бледный лик.

IV.

Завещанье вскрыли тут же,
Перед трупом. Мистер Кайн
Вслух прочел его кичливо,
Не любя семейных тайн.

         Том в сердечных выраженьях
         Передать просил поклон
         Милой Еве — и молиться
         О себе напомнил он.

Не велел ей много плакать,
И — о ужас, о скандал! —
Сердце, раненое сердце,
Милой Еве завещал.

         — Вы согласны взять подарок?
         Доктор весело спросил.
         — «Да, пожалуй, — это блюдо
         Слишком нежно для могил, —

Я беру его с собою!..
— К делу! молвил, адвокат, —
Я такое завещанье
Засвидетельствовать рад!

         И тогда же с важной миной,
         Озираяся кругом,
         Доктор вынул сердце Тома
         Хирургическим ножом.

V.

Мистер Кайн с письмом в кармане
И с добычей дорогой
Возвратился очень весел
И таинственен домой.

         Долго вел переговоры
         В кухне с поваром своим.
         В сухарях, в белке яичном,
         И под соусом густым

Крепкой сои, — приготовил
Сердце жареное он, —
Обольстительное блюдо
Для иных неверных жен!

         И потом, сияя взором,
         Мистер Кайн жене сказал:
         — «Лорд знакомый редкой дичи
         Для обеда нам прислал;

«Где-то там, на австралийских
Островах, живет она, —
Из породы той Жар-птицы,
Что в России введена!

         — Лорд внимателен к нам очень,
         За внимание его
         Благодарна я. — Конечно,
         Дичь вкуснее оттого!..

VI.

Скушан суп; бифштекс доели.
Дичь заморскую несут:
Сердце влюбчивое Тома
Не узнали бы вы тут.

         В красном соусе, салатом
         Гарнировано оно, —
         К дичи поданы пикули
         И венгерское вино.

— Как вам нравится дичина?
Мистер Кайн жену спросил.
— «Дичь вкусна, но глупый повар
Слишком дичь пересолил».

         Муж потупился лукаво.
         — Ты не кушаешь? — «Я сыт,
         И признаться, всякой дичи
         Не охотник», — говорит…

Дичь докушана; горячий
Пудинг подали на стол.
Мистер Кайн, хлебнувши рому,
Стал язвителен и зол.

         Вскрыл он Тома завещанье
         И читал его, смеясь,
         Повторяя: «Эка, подлость, —
         Эта маленькая связь!»

— Что смешного ты читаешь?
— «Я читаю про скандал,
Как один любовник сердце
Милой даме завещал».

         — Завещал любовник сердце, —
         Это странно чересчур!
         — «Но она еще страннее,
         Эта лакомка из дур!

«Кто бы думать мог, что сердце,
Так страдавшее по ней,
Дама скушает с салатом,
Как дичину иль филей!»

         — Фи, my Lord, как это страшно!
         Быть не может, — аппетит
         Ты нарочно отравляешь!
         Ева мужу говорит.

— «Да-с, кошмар забавный этот
Наяву сейчас свершен!
Муж сказал — и подал Еве
Завещанье Тома он.

         — «Дичь, которую так сладко
         Смаковали вы сейчас, —
         Вам подскажет, что вы съели
         Сердце любящее вас!»

Мистрис Ева побледнела…
— Ах, какой ужасный грех!
Простонала, зарыдала,
И прервал рыданья — смех.

         Истерический припадок
         Потрясал ее до ног
         С головы. Суровый мистер
         Сцен давно терпеть не мог.

Он с улыбкой ядовитой
Отодвинул шумно стул,
Закурил свою сигару
И презрительно вздохнул.

         — Не отчаивайтесь… Еду
         Я на биржу — мне пора!..
         И в слезах оставил Еву,
         И уехал со двора.

Ева стонет, две служанки
Суетятся перед ней…
Мистер Кайн, как вы жестоки
В эксцентричности своей!

1897 г.

Отдел второй. Поэмы и баллады.

Иллюзии. Стихотворения К. М. Фофанова. СПб.: Издание А. С. Суворина. Типография А. С. Суворина, стр. 293-303, 1900

Добавлено: 16-02-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*