Сквозь жалкий алюминий снега…

Вокруг — иных влюбленных верный хаос.
                              (Б. Пастернак.)

Сквозь жалкий алюминий снега
Зияет мертвая трава;
Волна небес у дымов брега
Мои покачивает слова.

Оставь, не плачься, не печалься
Безумны сердце и душа:
Как пени уличного вальса,
Жизнь повторима и свежа.

И сердца камень многоценный,
Мне раскрывающий мой мир!
Как коршун, мраком разъяренный
На пылкий, заглушенный пир.

Мне невозможно давит очи
Моя любовь! моя весна,
Моей взывающей полночи
Лепечущая тишина.

Нет, сердце, темная обитель
Уже давно мне суждена;
Той тишины дрожащий житель,
Я жду, как ждет меня она.

Иль — утаить от мира злого
Меня приветственная волна:
Ночью подсказанное слово,
Ночью плененная тишина.

Отдел II

Алмазные Леса. Вторая книга стихов Сергея Боброва. М.: Центрифуга. Типография «Автомобилист», 1917

Ред.: Отдел II предваряет эпиграф:

Est ce son souffle dont je frissonne?
(Ch. van Lerberghe).

Это его дыхание, что я содрогаюсь? (фр.)
Шарль Ван Лерберг.

Добавлено: 06-08-2018

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*