Слово о вобле

Александру Троицкому

Хорош, конечно, осетер,
Севрюга — просто чудо.
Но не о них мой разговор,
О них молчу покуда.
По жизни вдоволь покружив,
Не брошу слов на ветер:
Быть может, потому и жив,
Что вобла есть на свете.

Когда четырнадцать держав
Палили в нас из пушек,
И голод, крошки подобрав,
Казалось, нас иссушит,
Явилась вобла.
И она
За хлеб нам шла порою,
Хотя была и солона,
И, как доска, сухою.

Но люди уходили в бой
С отвагой пролетарской,
А воблу, в шутку, меж собой,
Прозвали кареглазкой…
Вернулся мир в мои края,
Запахла мясом плошка.
Заслуга в этом и твоя,
Простецкая рыбешка!

Потом пройти решили мы
За десять лет столетье,
Чтоб сразу вырваться из тьмы,
Чтоб нами не владеть ей,
Чтоб жить, как мы решили жить
Когда «Аврора» била,
Чтоб нас потомкам не корить,
Чтоб все исправно было, —
Подзатянули мы ремни
На животах без слова…
А вобла, как в былые дни,
Пришла на помощь снова.

Когда полна достатка жизнь,
Тебя позабывают.
Но ты на это не сердись,
Что делать? —
Все бывает!
А я вдруг вспомню при гостях,
С жарким придвинув плошку,
Что где-то ты бежишь в волнах,
Простецкая рыбешка —
То подплываешь к берегам,
То норовишь в глубины…
Ты честно послужила нам
В тяжелые годины!

Георгий Некрасов. Заставские огни. Стихи. Л.: Советский писатель. Типография № 12 УПП Ленсовнархоза, 1961

Добавлено: 07-11-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*