Смерть Святополка

(1878)

Драматическая сцена.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Святополк Окаянный (Великий князь Киевский).
Схимонах Варфоломей.
Строитель скита пустынножителей, старец Иринарх.
1-й, 2-й Дружинники Святополка.

Действие происходить в 1019 году, после поражения Святополка войсками Ярослава в битве при Альте. Внутренность келии схимника в лесу между Чехией и Лехией. Направо в углу пред иконами аналой и на нем горящий светильник. Ближе к иконам открытый гроб, крышка которого стоит прислоненная к стене. Ночь. Гроза.

Схимонах Варфоломей стоит пред аналоем и читает божественную книгу.

ВАРФОЛОМЕЙ [закрывая книгу].
Теперь, свершив обычное стоянье,
Дерзнул бы я и плоти дать покой,
Да обновит слабеющие силы
Для новых подвигов; но в эту ночь
Я не усну: в смятении природа,
С небес грозит разгневанный Господь…
Не спи, монах, стой бодро на молитве,
Не то придет нежданно судия,
Во сне раба ленивого застанет
И приговор конечный изречет!

[Молния и гром].

Не попусти Господь ночному духу
Стрелой убить скота иль человека,
Объять огнем селение людское,
Иль возмутить младенца мирный сон!

[Молния и гром].

О, Господи! помилуй и спаси
Рабов твоих в путях, в морях далеких;
Дай сирым кров в час бури, непогоды
И отведи грозящую десницу!

[Молния и гром].

Какой-то чудный страх меня объемлет, —
Ужель грядет последний, страшный час?
Не знаю что… но слышит дух тревожный
Как некий стон, иль чье-то приближенье…
Чу! на дворе и шум, и конский топот…
К дверям идут… Господь помилуй мя!

Дверь быстро отворяется, два дружинника вводят раненого Святополка.

СВЯТОПОЛК.
Ведите дальше, дальше… в темный угол!
За мной бегут несметные дружины!
Вперед, скорей, бегите без оглядки,
Не выдайте меня, друзья мои!

Дружинники останавливаются у скамьи.

Что-ж стали вы? Где Я? [Указывая на гроб]. А это что?
Досчатый гроб?! Так, так… все понимаю:
Настал конец, меня пригнали к гробу,
Открылся гроб — и некуда бежать!

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК [к Варфоломею].
Честный отец! К тебе вломились мы
Без спроса, что разбойники ночные;
Прощенья просим…

ВАРФОЛОМЕЙ.
Не трудися, сын,
Молю аз недостойный о прощеньи —
Бо есмь у бог и нищ и не имею
Ни явствий, ни вина, ни даже ложа
Для отдыха…

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Об нас не беспокойся,
Мы не привыкли к неге… лишь бы князю…

СВЯТОПОЛК.
Нет… замолчи… не князь я… что ты врешь!
Не верь ему, старик — я бедный странник,
Я нищий, я слуга, я… но чему
Смеешься ты? Скажи мне ради Бога
Чему?.. чему? Так ты меня узнал?
На лбу моем прочел мое ты имя
Проклятое… клянешь и ты меня?
На всей земле нет места Святополку!
Скорее прочь отсюда, дальше, глубже
В подземный склеп заройте вы меня…
Я слышу смех победный Ярослава,
Меня в ночи как зверя травит он:
Все ближе шум, все яростней — спасите!
Под кровом тьмы бежим, бежим, бежим!

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Да полно, князь, тебе пустой боязнью
Смущать свой дух. Мы в безопасном месте,
Погони нет за нами, уж давно
Мы русскую границу миновали.

СВЯТОПОЛК [озираясь].
Погони нет… мы в безопасном месте?…
А этот шум что значить?

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
В небесах
Собрались тучи, гром гремит и буря
Гудит в лесу.

СВЯТОПОЛК.
А эта хата чья?

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Мы на нее наткнулися случайно,
Дорогу потеряв.

СВЯТОПОЛК [указывая на схимника].
А это кто?

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Ее хозяин.

ВАРФОЛОМЕЙ [низко кланяясь].
Грешный, недостойный
Раб Божий, схимонах Варфоломей.

СВЯТОПОЛК.
Ты здесь в лесу живешь? Ты никуда
Отсюда не выходишь?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Трижды в год
Подъемлю путь я в ближнюю обитель
И там за литургией приобщаюсь
Христовых Тайн.

СВЯТОПОЛК.
Приди ко мне сюда,
Стань ближе здесь… тебя спросить хочу я:
Ты никогда доселе не слыхал
О добром русском князе Святополке?
До этих мест не долетала слава
Его благих деяний и побед?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Нет, княже — нет.

СВЯТОПОЛК.
Приди еще поближе,
Склонись ко мне… вот так… теперь скажи:

[Шепотом].

Ты никогда доселе не слыхал
О Святополке грозном, окаяином,
Что незаконно княжеский престол
Похитил, что отвергся правой веры,
Что братьев трех убил?.. ну, что-ж?.. слыхал?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Да, княже, слышал.

СВЯТОПОЛК [отталкивая схимника].
Будь же проклят ты!
Ты ворог мне, слуга ты Ярослава;
Беги к нему… зови его сюда!
Вы все изменники, я это знаю;
Так быть должно: измена за измену
И кровь за кровь!.. убейте же меня…

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК [второму].
Он помутился в разуме, смотри —
В очах его видна печать безумья…

ВТОРОЙ ДРУЖИННИК.
Что делать нам?

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК [схимнику].
Ты научи нас, отче,
Что делать нам; быть может, ты искусен
В целении недугов…

ВАРФОЛОМЕЙ.
Сей недуг
Душевный — не телесный; исцелить
Его Господь лишь властен.

ВТОРОЙ ДРУЖИННИК.
Нам казалось,
Что рана не опасна…

СВЯТОПОЛК.
Что же вы
Меня нейдете убивать? Я жду.
Скорей совет кончайте ваш лукавый…
Что?… Угадал я ваши мысли?.. О!
Я их прочел в трусливых ваших взглядах:
Нечистая лишь совесть так глядит,
Как вы теперь все на меня глядите,
Убийцы!

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Княже!

СВЯТОПОЛК.
Нет, молчи, молчи!
Я знаю все — я по себе все знаю…
Вот… вот опять взглянул ты на меня
Украдкою, но ласково и жадно;
Так на невинность смотрит сластолюбец
Пред гнусным блудодейством, так убийца
Ласкает взглядом избранную жертву,
Так я смотрел когда-то сам… но братья
Не ведали того, что знаю я.
Меня вы не обманете… где меч?
Где меч? [Схватывая меч].
А, вот он, мой товарищ верный!
Мой славный меч — не выдай.

ВАРФОЛОМЕЙ [дружинникам].
Удалитесь,
Оставьте нас вдвоем…

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Ты не боишься
Остаться с ним наедине? В безумстве
Князь может умертвить тебя.

ВАРФОЛОМЕЙ.
Не может
Он надо мною сделать ничего
Без Божья попущенья… удалитесь.

ВТОРОЙ ДРУЖИННИК.
Господь да сохранить тебя. Мы будем
По близости, и в случае чего —
Лишь позови, мы прибежим на помощь. [Уходят].

Святополк, опираясь на меч, приподнимается со скамьи и вглядывается в монаха. Схимник делает шаг, чтобы к нему приблизиться.

СВЯТОПОЛК.
Ни с места!.. Стой!.. Так это ты, старик,
Меня убить сбираешься? Избрали
Они тебя — и их послушный воле,
Ты Святополка мнишь убить? Но где же
Оружие твое? В моей, хоть слабой
И раненой руке держу я меч.
Где меч твой? где кинжал?.. Иль задушить
Меня ты хочешь? [Молчание]. Но зачем так смотришь
Ты пристально в глаза мне? Говори:
Что значит этот взгляд, какою силой
Во мне всю кровь он леденить? Не им ли
Меня убить ты хочешь? Отвернись!
Закрой глаза, хоть на одно мгновенье
Дай отдохнуть от взгляда твоего!
Он в душу мне вонзается, как жало
Змеиное; я чувствую, как яд
Его по всем моим разлился членам
И немощью всего меня объял!
О, пощади, старик! Ты видишь — я
Перед тобой бессилен [роняя меч], безоружен —
Я уронил свой меч… я не могу
Его поднять… [Схимник подходить]. Молю тебя, молю!
Оставь меня, уйди… я на коленях
Тебя молю смиренно: пощади! [Падает со скамьи].

ВАРФОЛОМЕЙ.
Господь да ниспошлет душе твоей
Прощение и мир!

СВЯТОПОЛК.
Твой грозен лик,
Но в голосе нет мести и угрозы…
Так ты меня не хочешь убивать?
Ты мне не враг? ты против Ярослава
И за меня?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Смири дух неприязни,
Забудь вражду и злобу; покаяньем
Очистися, о княже!

СВЯТОПОЛК.
Хочешь ты,
Чтоб я тебе грехи свои поведал?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Не мне, но Господу: Он знает все
И милосерд; покайся лишь смиренно,
Твои грехи тебе простятся, сыне!

СВЯТОПОЛК.
Зачем, старик, меня зовешь ты сыном?
Мне чуждо, ненавистно это слово
С тех самых пор, как дядя мой Владимир
Лишил меня отца убийством гнусным,
В наложницы к себе взял мать мою,
Меня-ж стал сыном называть и мыслил
Загладить тем кровавую обиду,
Смирить во мне дух мести и вражды!
Ошибся он! Я отомстил жестоко:
Названный брат — я братьев умертвил —
Названного отца сынков любимых!
И каяться в том не хочу… и если-б
Мне сызнова пришлось…

ВАРФОЛОМЕЙ.
Умолкни!

СВЯТОПОЛК.
Нет,
Не прерывай, — я все тебе открою…
Не зверем же я диким родился!
И я был добр, и я был чист душою!
На Божий мир глядел веселым оком,
В неведеньи счастливом рос и — помню, —
Любил, ласкал, смеялся, как и все!
Волшебным сном мне чудится то время:
Я помню мать — тогда не ведал я
Причину слез ее и тихой грусти.
Мне хорошо, мне сладко было к ней
Порою прибегать и прижиматься
К ее груди, и слушать, как она
Шептала мне слова любви и ласки!
Недолго в том неведеньи я жил:
Не мать — о, нет! она сносила молча,
Безропотно печаль свою, — другие
Недобрые, лукавые уста
Мне истину ужасную открыли!
Я все узнал… и началась тогда
Иная жизнь: все вкруг преобразилось,
Моя душа наполнилася ядом
Безмолвной, лютой злобы; с каждым днем
Она росла во мне неудержимо!
И вот однажды, словно огонек
Впотьмах глухой и непроглядной ночи,
Сверкнула мысль… Постой… как это было?
Припомнить дай… Я был один, в лесу;
Над головой шумели тихо сосны,
А я лежал и думал… Солнце село,
Умолкли птицы, гаснула заря,
А я лежал и думал… В небесах
Зажглися звезды, ночь в лесу настала.
Кругом деревья, словно великаны
Мохнатые, стояли в мертвом сне.
Пахучей, свежей сыростью земля
Дышала мне в лицо, и долго, долго
Со всех сторон ко мне теснился мрак…
Потом опять светлей на небе стало,
Взошла заря… Я все лежал и думал!
И вдруг тогда впервые прошептал
Мне на ухо нежданный, тайный голос:
«Ты отомстишь…» И встал я, и пошел…
Пошел с склоненной низко головою;
И вышел из лесу… и в первый раз
На Божий мир, на Киев град, на солнце,
Что над Днепром из-за горы вставало,
Взглянул я исподлобья… а в душе
Как ночью и темно, и страшно было!
Потом… потом… Нет, погоди, старик,
Я не могу… поздней когда-нибудь
Я расскажу тебе все по порядку,
Не утаю, не скрою ничего;
Теперь лишь об одном тебя молю я:
Взор от меня свой строгий отврати!
Я чувствую, из раны снова кровь
Обильней потекла, смутились мысли
В моей усталой, тяжкой голове.
Оставь меня, уйди! Я изнемог,
Я спать хочу — хочу я позабыться.

ВАРФОЛОМЕЙ.
Мир над тобой да будет!

[Молчание].

Он заснул,
Но тяжко дышит грудь, и голова
Горит в огне [Святополк стонет во сне];
Тревожные мечтанья
Его во сне не покидают. Боже
Благий и всепрощающий! Услышь
Мое ты недостойное моленье!
Не попусти исконному врагу,
Диаволу, во ад низвергнуть душу,
Грехами отягченную; не дай
Жизнь грешнику скончать без покаянья;
Но благости Своей неизреченной
Излей на недостойного щедроты,
Да на земле познает всяка тварь,
Что ты Господь и Бог, ему же слава
И присно, и во веки век… Аминь.

СВЯТОПОЛК [в бреду].
Чур, чур меня! Прочь страшные виденья!
Зачем встают из гроба мертвецы?
Борис, Борис! Глеб, Святослав!.. Проклятье!
Я вас узнал… прочь! сгиньте! [Вбегают дружинники].

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Что такое?

ВТОРОЙ ДРУЖИННИК.
Что с князем?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Смертный час его грядет,
И дух его томится пред исходом
Сознанием содеянных грехов.
Спешите, други, в ближнюю обитель —
Взошла луна и путь вам недалек.
От келии моей сверните вправо
И по тропе все следуйте — она
Вас выведет к опушке леса; там
Увидите вы одинокий холм,
С того-ж холма широкая равнина
Предстанет вашим взорам, и на ней
На берегу реки стоит обитель.
Там старца вы спросите Иринарха:
Великий сей пред Господом подвижник
И той обители строитель. Слезно
Его молите именем моим,
Да скоро притечет сюда с Дарами
И князю даст напутствие.

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Один
Из нас остаться может здесь с тобою,
Другой же пусть идет.

ВАРФОЛОМЕЙ.
Нет, други, вместе
Идите оба… путь проходит лесом:
От зверя, от лихого человека
Блюдите старца и святыню.

ДРУЖИННИКИ.
Будет
Все сделано, как ты нам повелел,
Святой отец… Благослови нас в путь.

ВАРФОЛОМЕЙ.
Господь да спутешествует вам, чада,
И оградит от всякой неприязни.
Не медлите, бо близок час!

СВЯТОПОЛК [очнувшись].
Куда
Он посылает их? О чем они
Там шепчутся?

ДРУЖИННИКИ.
Исполним все… Прости.

[Уходят].

Варфоломей подходить к аналою и раскрывает книгу.

СВЯТОПОЛК [про себя].
Я отгадал — он весть дал Ярославу!
Я слышал, как сказал он: поспешите,
Они-ж ответили: исполним все!
И скрылися… точь-в-точь как в оный день,
Когда я посылал — и мне в ответ
Сказали: все исполним!.. На всю жизнь
Запомнил я два эти слова, будто
Их врезал кто мне в сердце глубоко,
Как надпись на могильном камне. Да,
«Исполним все» — и ждал я исполненья,
Как этот ждет теперь — и дождался;
И все исполнилось!… но с той поры
Не ведаю ни сна я, ни покоя!
О это «все» звучит в моих ушах
Всегда, везде, немолчно, неустанно!
Его я слышал внятно на пирах
При звоне чаш заздравных, при шумящем
Веселии дружины и гостей;
Его я слышал в поле на ловитве,
Когда скакал на бешеном коне
За вепрем вслед, иль турицею дикой,
Когда трубили в рог, и доскакав,
Закалывал ревущего я зверя.
Ни крик людей, ни бури вой, ни битвы
Широкий гром его не заглушали.
Но явственней еще во мраке ночи
Мне слов тех слышалось дыханье… «все
«Исполнено… все… все…» И отовсюду
Один и тот же шепот раздавался,
Хоть тихий, но жестокий, беспощадный,
Как смертный приговор, когда-б его
Уста младенца нежно лепетали.
Но то обман воображенья был;
То было лишь недужное мечтанье;
Ни побороть его, ни убежать
От призрака тогда я не был властен;
Теперь не то! Из уст живых я слышал
Свой приговор… досель неуловимый
И бестелесный — в плоть облекся он,
В лицо взглянул мне человечьим оком
И в голосе людском вдруг прозвучал.
Конец моим несказанным терзаньям,
Конец борьбе с невидимой мечтой!

[Указывая на схимника].

Вот лютый враг мой, тот что мне покоя
Ни днем, ни ночью не давал! В глазах
Его узнал я взгляд тот ненавистный,
Чт0, не спросясь, читал в душе моей
Минувшего кровавые страницы
И, до конца дойдя, вновь начинал
Все сызнова, сначала… бесконечно!

[С усмешкой всматривается в схимника],

В каком ничтожном, старческом, бессильном
И жалком образе явился ты,
Мучитель тайный мой! Один удар,
И нет тебя… и дух мой здрав опять,
И никогда уж не раздастся шепот
В тиши ночной! Да, так… один удар,
И для него во мне достанет силы.

[Осторожно вставая],

Я чувствую, как мощь во мне растет

[нагибается, чтобы поднять меч].

Нет, меч не нужен, меч тяжел — он шумно
Вздымается пред тем чтоб поразить!

[Хватая за поясом кинжал].

Кинжал надежнее и молчаливей:
Что верный раб, он волю господина
В безмолвии творить… [Подходя к схимнику]. Один удар.

Заносит кинжал. Варфоломей оборачивается, Святополк быстро прячет кинжал за спину.

ВАРФОЛОМЕЙ.
Что ты замыслил, княже? Для чего
Подкрался ты ко мне, как тать, как ворог?
Ты хочешь умертвить меня?

Святополк молча утвердительно кивает головой.

За что?
Что-ж ты молчишь? ответствуй мне.

СВЯТОПОЛК.
Зачем
Ты обернулся? Я не ожидал,
Что обернешься ты; я думал… тихо,
Без слов… одним ударом, а теперь
Все спуталось… Зачем ты обернулся?
Не нужно слов, не нужно взглядов.

ВАРФОЛОМЕЙ.
Княже,
О смерти помышляя ежечасно,
Отрекшися от всех земных сует,
Я смерти не боюсь, но…

СВЯТОПОЛК [перебивая].
Ты все хочешь
Узнать за что?

ВАРФОЛОМЕЙ.
Не смерть, а окаянство
Твое меня страшит.

СВЯТОПОЛК [не слушая].
За что… За что?!
Тебе нужны слова; испить я должен
До дна моих терзаний горьких чашу!
Так слушай же: я видел, как злодеев
Ты посылал за смертно моей.

ВАРФОЛОМЕЙ.
За жизнию твоей и воскресеньем!

СВЯТОПОЛК.
Молчи и слушай. — Я не спал, я видел
Как ты послал… Не мог ты не послать!
Я это знал заране так же верно,
Как то, что завтра утром встанет солнце,
Иль что за летом осень вслед придет,
Всегда и неизменно… Мне был выбор:
Я властен был послать и не послать,
Иль посланных опять вернуть обратно;
Сказать: не нужно, не ходите; но
Я им сказал тогда: идите! — Ныне
Не мог ты не сказать того же слова!
Таков закон: измена за измену,
Убийство за убийство, кровь за кровь!
Вина твоя не в том передо мною,
Что ты послал… Но… для чего, старик,
Меня терзал и мучил ты так долго?!
Так долго, что и вспомнить я не в силах
О времени, когда был счастлив я,
Когда я не страдал! Ты хочешь знать
За что? Тебе отвечу я: за ночи
Бессонные, когда шептал ты мне —
Невидимый, но близкий, неизбежный,
Шептал — а я… не мог же я не слышать!
Не мог же я ответствовать: ты лжешь,
Проклятый голос! Мне сказали: «все
Исполнено», я в том не сомневался,
А ты напоминал! Как тень, за мною
Ты следовал повсюду; ты смущал
Веселие, покой, отдохновенье,
Ты на меня вот этим самым взглядом
Смотрел всегда и отовсюду: днем
Я этот взгляд встречал неотразимый
Порой меж туч и белых облаков
В клочке прозрачном голубого неба
Порой у ног моих в былинке малой
И полевом цветке, порой в очах
Затравленного на охоте зверя,
В очах коня, когда его за холку
Я схватывал пред тем, чтоб сесть, а он
Дрожал как лист и на меня косился.
Всего-ж больней твой взгляд меня язвил,
Когда во взгляде друга, иль жены,
Иль глупого ребенка он являлся —
И меткой, ядовитою стрелою
Вонзался прямо в сердце мне… Старик,
Ты отравил мне дружбу, страсть, любовь!
Как волк я бегал от людей… А ночью
Во мраке и молчаньи! Волос дыбом
Становится, лишь вспомню я о том,
Что я видал в ужасные те ночи,
Что я слыхал в той страшной тишине!
Я не забыл: дни, месяцы и годы —
Да — годы так я проводил, а ты —
Мне не давал ни часа, ни мгновенья
Сомкнуть глаза, забыться, отдохнуть!
Нет, не проси себе теперь пощады!
Ты был жесток — я отыскал тебя,
Узнал я взгляд и голос твой… и ныне
Настал конец терзаниям моим!
Нельзя мне колебаться, миг единый
Последний, краткий миг… один удар
И кончено! — И тишина, забвенье…
Спокойный сон! Мне… мне тебя простить?
Нет, не могу!.. я спать хочу… я должен
Убить тебя! [Бросается на схимника].

ВАРФОЛОМЕЙ [удерживая его руку].
Остановись!

СВЯТОПОЛК [в исступлении].
Ни слова,
Ни слова больше!

ВАРФОЛОМЕЙ [падая на колени].
Боже милосердный,
Прости его, помилуй мя и с миром
Дух грешного раба прими!

СВЯТОПОЛК [наносить удар].
Аминь!

Варфоломей падает ниц. Святополк над ним склоняется, прислушивается и потом быстро встает.

Не дрогнула рука, умолк навеки,
И, кажется, все тихо вкруг меня!
Нет прошлого! [Озираясь прислоняется к аналою. Светильник падает и угасает].
А это что такое?
Кругом темно… мне страшно, я дрожу!
Но страх пройдет, пройдет сейчас — он должен
Сейчас пройти!.. Чу, что-то шевельнулось!
Не может быть, чтоб шевельнулся он…
Чтоб он шептал и мертвыми устами!
Кто-ж шепчет мне?.. Что я сказал? Опять
Мне слышится знакомый прежний шепот…
Так стало быть шептал тогда… не он!
Не он! — и я ошибся, я напрасно
Его убил?!.. Нет, нет, не может быть.
А если и ошибся я, так что же?
Я убегу отсюда без оглядки
На край земли, туда, где океан
Ревет и плещет, где не будет слышно
Ни шепота, ни стонов, ни имен!

[В раздумьи поникнув головой].

Опять бежать… и стало быть опять
Все то же, то же, что и прежде было!
Лишь новых два за мной помчатся слова:
Не он, не он!.. Но кто-ж, когда не он?
Не я же сам!.. [Молчание]. А почему я знаю?
Кто мне сказал: не я?.. А если я! [Молчание. Святополк смеется].
И я не знал!.. и я искал так долго!!
И я убил… [Смотря на тело схимника]. Прости меня, старик!

Слышится шум. Святополк скрывается в темный угол. Входят дружинники и старец Иринарх.

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Нет света.. не свершилось ли чего? [Зовет].
Честной отец!… Никто не отвечает.

[Увидав при свете луны труп].

О, Господи помилуй! Посмотрите,
Здесь чье-то тело мертвое.

ВТОРОЙ ДРУЖИННИК.
Где князь?
Огня добыть бы надо.

СВЯТОПОЛК.

[выходя из темного угла и подходя к окну, озаренному луной].

Не ищите,
Я здесь… Я все сейчас вам расскажу.

[Указывая на тело схимника].

Его убил я оттого, что он
Мешал мне спать, так мне тогда казалось;
Но это вздор… пустое… я ошибся:
Не он шептал мне по ночам, не он
Меня терзал и жег мне сердце. Ныне,
Как белый день, мне вдруг все стало ясно.
Я понял все… я своего врага
Лютейшего познал… Хотите-ль вы,
Чтоб показал его я вам?.. Смотрите-ж
Во все глаза и ведайте [Ударяя себя кинжалом в грудь].
Вот он! [Падает].

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК.
Он падает! себя убил он!

ВТОРОЙ ДРУЖИННИК.
Княже,
Что сделал ты? [Святополк умирает].

[Молчание].

ИРИНАРХ.
Свершился Божий суд!
Преклонимся пред ним покорно, чада,
И Господу молитву вознесем
Да праведного к праведным причтет
И грешника да упокоить душу.

Сочинения графа А. Голенищева-Кутузова. Том второй. СПб.: Типография А. С. Суворина, стр. 51-80, 1894

Добавлено: 17-07-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*