«Сначала» и «Потом»

Нам твердили без зазренья,
Чтоб втеснить в былые нормы:
«Пусть придет успокоенье,
A потом придут реформы».
Нам твердили, — мы внимали,
Чтя приказы и запреты…
Перед нами были дали
В безнадежность разодеты;
Перепутались поверья,
Гибли ценности культуры,
В политические перья
Нарядились самодуры.
Но и боль, и укоризны
Мы запрятали глубоко;
В общей свалке дикой жизни,
Где недреманное око
Из-за груды циркуляров
Нами правит в полной мере, —
Утешенье от кошмаров
Находили все мы в вере.
И твердили без стесненья,
Как твердим и до сих пор мы:
Пусть придет успокоенье,
A потом придут реформы…

Пронеслась грозою Дума,
Пронеслась за ней вторая,
Жизнь насупилась угрюмо,
К милосердию взывая;
Народилась Дума третья,
Вышли с гиком октябристы,
И, как признак лихолетья,
Огласило воздух мглистый
Ржанье вранов и вандалов,
И под рясами монахов
Мы увидели шакалов,
Чуждых совести и страхов.
Взвыла Русь. Но мы молчали,
Мы молчали — и ни с места,
На сердечные скрижали
Не вносили мы протеста;
Дескать: близок час спасенья,
Это дело уж проформы:
Вот придет успокоенье,
A потом придут реформы.
Было трудно, — мы терпели:
Куропаткинские братья,
Мы привыкли с колыбели
Жить терпеньем без изъятья.

И… свершилось! Наша вера
В чудо-дело претворилась:
К нам пришла сперва холера,
A потом чума явилась.

Отдел “Политическая сатира”

Дядя Яша (Онкль Жак). Морщинки смеха. Одесса: Типография А.М. Швейцера, 1912

Добавлено: 23-07-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*