Соединение музыкой

Памяти Романова Н.Ф.

Настенные часы в госпитале показывали, что рабочий день приближается к концу. Медсестричка Леночка закончила свою работу в клинической лаборатории и сейчас просто беседовала с выздоравливающим солдатом.

Миниатюрная, черноглазая, общительная – она так и светилась добротой и, казалось, переливала ее людям из своего сердобольного сердца, помогала им поверить в выздоровление. Люди тянулись к ней. Она нужна им.

Она нужна и во Дворце Культуры, куда сейчас спешила. Под каблучками зашуршали опавшие листья, окутавшие Леночку ароматом осени. Так хорошо!

Это же музыка! Она звучала в ее душе и была ее любовью, которой отдавалась безраздельно. Спасибо родителям, позволившим ей получить музыкальное образование в консерватории. Она пианистка. И, как выяснилось, пианисткой была от «Бога», музыку чувствовала всем своим существом. Сейчас музыка звала Лену во Дворец Культуры, который по вечерам наполнялся ее чарующими мелодиями и, как будто плыл по ее волнам. Шли репетиции. Вливались в общий ансамбль звуков голоса баянов, аккордеонов, вокалистов и большого хора. Работали русский и украинский драмкружки, душой которых была местная интеллигенция. Здесь царил дух творчества, вдохновенно рождая интересные спектакли: «Сватання на Гончарівці», комедия «Пошились у дурні», «Свадьба в Малиновке», «Любовь Яровая» и др.

Вот Лена быстрым шагом уже взбежала на широкое крыльцо ДК. Слышны мелодии духового оркестра. У нее екнуло сердце – это репетировал он – музыкальный Бог города и ее сердца – руководитель детского и взрослого оркестров и еще джаз-оркестра – Николай Романов, человек, для которого жизнь – музыка, как и для нее, и это объединяло их родственные души.

Вот и ее родной рояль, очень часто расстроенный, приносивший много хлопот в поисках настройщика. Никак не могла добиться комнаты под ключ, и брынькали на этом доступном рояле все, кому не лень. Вот она садится, пальцы на клавиши и начинается таинство слияния с музыкой. С солистами работала много и строго, добиваясь правильного и красивого звучания голоса, что длилось месяцами и даже годами. Это были прекрасные одухотворенные времена, ведь рядом близко так же работал он – Николай. Выступления планировались. Обсуждались все музыкальные номера. Тут она – концертмейстер – была на высоте. Ее профессионализм покорял Николая. Они понимали друг друга с полуслова, их музыкальные сердца бились в унисон.

Вершиной их мастерства стала постановка оперы «Наталка Полтавка» Лысенко. Небывалый для Дворца Культуры музыкальный подвиг. Только любовь и большое мастерство могли окрылить такую мечту и осуществить ее

Без устали шла огромная и длительная подготовка. Масса участников, требующих каждый индивидуальной работы с ним: солисты, художники, костюмеры и много других вдохновленных помощников – работников ДК.

Репетиции, мытарства, волнения… И вот долгожданный выстраданный день наступил – «Наталка-Полтавка» вышла на сцену.

За дирижерским пультом Николай, сосредоточенный, с красивым волнующим взлетом рук, стройный, очаровательный в лучах направленной на него подсветки. Лена за роялем тут же в оркестровой яме, в составе малого симфонического оркестра застыла в ожидании, как и все оркестранты. Все внимание на Николая. И вот взмах его волшебной дирижерской палочки и в чарующем единении зазвучала мелодия дорогих сердцу инструментов, составляющих малый местный симфонический оркестр. Музыкальный слух улавливал голоса трех скрипок, контрабаса, виолончели, рояля, двух кларнетов, двух труб, ударных инструментов аккордеона, двух баянов, двух банджо.

Возвышенные мгновения! На сцене декорация украинского, утопающего в зелени, села… Звучат красивые голоса родных до боли, талантливых местных солистов. Нет, не даром свое умение и энергию вложили в них на репетициях Лена и Николай. И теперь их усилиями музыка творит чудеса – протягиваются невидимые нити единения от сердца к сердцу, от Николая к Лене и обратно. В эти минуты хотелось, чтобы музыка звучала вечно.

После спектаклей Николай и Елена оставались для обсуждения прошедшего на сцене их творения, проанализировать проскользнувшие недочеты. Их взгляды с отблеском только что отзвучавших мелодий невольно встречались, ее глаза светились теплотой внутреннего света, лучи которого проникали в его робкую стеснительную душу, волновали ее. И время останавливалось, дарило радость и вдохновение высоким музыкантам…

Было уже поздно. Надо домой. Ночные фонари томно бросали свет на тротуары, в высоком небе висел тонкий яркий месяц, все небо в звездах, в сердце музыка. Вот и ее дом. Нежное прощание до завтрашнего вечера. После трудового дня нормировщика на машзаводе приятно окунуться в волшебный мир музыки. Музыка для него на первом месте. Вся жизнь подчинена этой чародейке, и семья тоже. Он – видный, высокий, стройный, одет всегда с иголочки, красивый мужчина – талантливый музыкант-самоучка признанный в Донецком Союзе самодеятельных композиторов с 1938 года, отличался интеллигентностью, был кумиром женщин в ДК и не только. Но, казалось не замечал этих многочисленных к себе симпатий, был со всеми подчеркнуто тактичным и вежливым, немногословным. И только музыка способна была растопить эту неприступность. Наверное, потому ему и хорошо было с Еленой, что она – сама музыка.

А ее музыкальный дар очаровывал уже и детсад, куда она пришла музыкальным руководителем после отъезда госпиталя. Теперь Лена вся в музыке: и в ДК, и в детсаду, и с учениками на квартире. И всегда, везде ее вдохновлял он – Николай.

В детсаду музыкальные уроки поднялись на небывалую высоту. Были отрепетированы и поставлены на праздничных утренниках даже две детские оперы, был здесь кот-солист, музыкальные вьюги и др., что покоряло детские души и приводило в восторг их родителей. На домашних уроках проявлялась ее внутренняя культура и любовь к детям, ее педагогический талант. В учебе она требовала дисциплины, исполнительности, но как-то мягко, светло. Всегда уравновешена, никогда не повышала голос. И дети музыкальную науку постигали легко. По окончанию учебы устраивались торжественные экзамены.

В жюри обязательно присутствовал строгий ценитель музыки – Николай. Оценки у всех были хорошие, настроение прекрасное. С восторгом принимался в заключении праздник с тортом.

Крылья любви поднимали Елену на высоту в любом деле. Она была душой еврейской маленькой общины. По праздникам в ее квартире собирались близживущие еврейские семьи, и накрывался стол с еврейскими кушаньями, символизирующими тот или иной праздник. Были объяснения блюд, кулинарные советы, споры, веселые разговоры. Был вхож в это общество и Николай, хотя сам посещал православную церковь обязательно на свой день рождения 4-го декабря. Его трепетная и хрупкая душа здесь, в храме укреплялась, общаясь с Богом. Этот свой ритуал он выполнял ежегодно.

А за музыкой он готов идти куда угодно. Она – музыка и была виной посещения еврейского общества. Они с Еленой не выставляли свои чувства напоказ, никто даже не догадывался как они были высоки. Все выражалось в музыке. О, это волшебное превращение строгой тихони Леночки за игрой на пианино в одухотворенную летящую птицу! Как изящны движения ее головы, плеч, быстро взлетающих рук…

И еще эта проникновенная музыка, ласкающая душу… Звучала мелодия ее сочинения, посвященная ему и завладевала Николаем. В эти минуты их сердца волновала и эта мелодия, которую он посвящал ей.

Вокруг них только музыка. Их души взлетали, переплетаясь с парящими в воздухе звуками этой святой музыки любви, и уже невозможно было понять где чья.

Апрель 2001 год

Междуречье. Альманах. Выпуск второй. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник». Издательство «Донеччина», 2002

Добавлено: 16-11-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*