Солдатская история

Рассказ-быль

Возле железнодорожного вокзала люди ожидали поезд. К старику, сидевшему на краю скамейки, подошел мужчина лет сорока на протезе. Одет он был в полинявшую, но опрятную гимнастерку и в такие же солдатские брюки, достал кисет, свернул цигарку, прикурил. Старик подвинулся, дав ему место.

Разговорились. Как-то незаметно к разговору подключились сидевшие рядом. Говорили о еще живых в памяти событиях недавно минувшей войны. Женщина в голубой косынке рассказывала, как во время оккупации они с соседкой на опушке леса, в кустах, нашли раненого солдата, дали ему попить, перевязали рану, а вечером перевезли к себе. А потом, договорившись с врачом, определили в больницу, где его лечили как местного жителя.

Человек в гимнастерке докурил цигарку и сказал:

– Добрые люди, послушайте, я вам расскажу историю моего друга. Зовут его Захар. Воевали мы в разных частях, а вышло так, что попали в один госпиталь. Там нас оперировали, лечили и, как говорят, поставили на ноги… Хотя каждому из нас, кроме своей, досталась еще и нога деревянная… Сдружились мы с ним. Однажды он рассказал свою солдатскую историю.

…Тяжелый, тревожный, но наполненный надеждой шел тысяча девятьсот сорок третий… Наша армия наступала. Захар воевал в одной части со своим сыном. Бог был милостив к нему. Правда, отца раза два поцарапало… Он отлежался – и снова в свою часть. А она постепенно приближалась к Днепру. Сын, по возможности, старался быть рядом с отцом.

– Держись, сынок, – часто говорил Захар.

Жалко отцу сына и боязно за него, а что поделаешь – война…

Однажды фашисты пошли в контрнаступление. Не хотели уходить с земли нашей, очень она, видно, им понравилась. Но встретили сильный отпор. Их отогнали. Только иногда они били с орудий.

Наступило небольшое затишье.

И в это время рядом с ними разорвался снаряд, подняв столб черного дыма, смешанного с землей…

Захар посмотрел в ту сторону, где находился сын. Тот, окровавленный, лежал неподвижно, раскинув руки. Отец быстро подбежал к сыну, расстегнул залитую кровью гимнастерку, перевязал раны, напоил, взял на руки и отнес к рядом проходящей дороге, по которой санитары вывозили раненых с поля боя. Положил его на траву, сказал:

– Жди меня, Иванко, я скоро приду. А может, за это время тебя найдут санитары. Они здесь часто проезжают.

Тем временем начался бой. Побежал отец. Немного погодя, возвратился к сыну, но его уже не было. На том месте, где он лежал, – свежая могилка. На ней – Иванкова каска, отец ее хорошо знал… Кто-то положил полевые цветы.

Отец припал к могилке, обнял ее… Невыразимая скорбь стиснула сердце… Здесь, в этой степи, он потерял сына. Лучше бы он сам погиб…

Утром написал домой о том, что случилось.

…Прошло две недели. Возле небольшого села завязался бой. Часть, в которой служил Захар, к этому времени значительно поредела. Был получен приказ окопаться вдоль дороги и ждать. По расчетам командования, на этом участке должны были пройти вражеские танки.

И вот выползла железная махина. Захар видел, что наши отступили. Он остался один… Захар прицелился:

– За сына, проклятые! За погибших товарищей!

И танк задымил. Потом появился второй танк. Захар подбил и его, и третий, и четвертый. А пятый только выткнулся – и тут же задымил…

Больше танки не появлялись. Но Захар своего ПТР из рук не выпускал. Только когда сзади послышалось солдатское «Ура!», он как-то расслабился, даже немного страшно стало. Оглянулся, увидел: наши танки идут.

И в это время рядом с ним разорвалась немецкая мина. Ноги как-будто кипятком ошпарило. Он потерял сознание.

Его подобрали, оказали первую помощь и отправили в госпиталь. Там мы с ним и встретились.

Прошло два месяца.

Однажды в нашу палату зашел начальник госпиталя, а с ним в белом халате военный. Поздоровались.

– Это, товарищ майор, сержант Захар Коренной, – сказал начальник госпиталя.

Майор подошел к Захару. Тот стоял возле койки, опершись на костыль.

– Как чувствуете себя, сержант?

– Спасибо, лечат хорошо.

– Дорогой Захар Сергеевич! Я пришел к вам с радостной вестью: за подвиг, который вы совершили, оставшись один на один с врагом, уничтожив пять фашистских танков и тем самым не дав врагу занять наши очень важные позиции командование присвоило вам высокое звание Героя Советского Союза. А мне поручили вручить вам Золотую Звезду Героя. Поздравляю вас с высокой наградой! Желаю здоровья, долгих лет жизни!

Пожал руку и обнял.

Поздравил его и начальник госпиталя. Захар поблагодарил их, но на душе было тяжело: перед глазами, как живой, стоял Иванко.

Через несколько дней Захар получил два письма: одно от жены, а другое… он сам глазам своим не поверил – оно было от сына Иванка, в котором он писал: «Дорогой отец. Рад сообщить, что я жив и здоров. Из письма мамы узнал, что вы в госпитале. Лечитесь, поправляйте здоровье. Как мне рассказали, получилось так, что меня, как вы и предполагали, санитары заметили, но машина была очень переполнена ранеными. Кто-то из санитаров заметил, что один боец уже не требует лечения. Жаль солдата. Его похоронили, а на могилу положили мою каску. Вместо памятника. Я на днях выезжаю в нашу часть, она уже далеко за Днепром.

Желаю, дорогой отец и боевой друг, здоровья, счастья, быть добрым, каким вы были всегда. Пишите. Обнимаю и крепко целую, ваш Иван».

Жена писала, что очень страдала, узнав о смерти Иванка. Немного ругала Захара, когда получила письмо из госпиталя от сына.

А в конце письма написала: «Приезжай, дорогой, ждем тебя с Настенькой. Обнимаем, целуем».

…Дежурный по вокзалу объявил о прибытии поезда.

Междуречье. Альманах. Выпуск первый. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник», 2001

Добавлено: 18-06-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*