Сон (Мне снился сон мучительный и странный…)

Мне снился сон мучительный и странный:
Осенний день печально вечерел,
Кругом меня под дымкою туманной
Угрюмый лес таинственно шумел.

Как инвалид проигранного боя,
Я шел один неведомым путем
И только ждал забвенья и покоя,
Стремясь скорей забыться мирным сном.

Мой взор искал спасительного крова
И вот вдали заискрились огни —
И темный лес мгновенно в цвет багровый,
В кровавый цвет окрасили они.

То был пожар: знакомое селенье
Зажглось рукой озлобленных врагов,
Я слышал треск и грохот разрушенья,
Я слышал плач детей и стариков.

Я им не мог помочь. Среди тревоги
Суровый плен грозил мне самому
И в темный лес я повернул с дороги,
Спеша скорей укрыться в эту тьму.

А предо мной за темными стволами
Блеснул опять веселый огонек…
То был костер, разложенный врагами;
Он озарял во мраке их кружок.

Здесь шел дележ награбленных сокровищ
И, пьяная от крови и вина,
Была толпа оборванных чудовищ
Безумною веселостью полна.

Смех площадной и ругань площадная
Неслись волной, сливаясь в адский хор,
И воронов испуганная стая
Им вторила, будя уснувший бор.

И услыхал я вдруг под эти звуки
Плач женщины: ватага дикарей,
Ей за спину связав веревкой руки,
Ругалася в безумии над ней.

А на врагов глядел с немым укором
Еще один свидетель в этот миг, —
То был седой, с полупотухшим взором,
Повешенный злодеями старик.

На землю я упал без сил от злости, —
И снилось мне, что, лежа на земле,
Очнулся я на каменном помосте
И вновь огонь увидел в полумгле.

Не смел я встать, боясь опять засады,
Но наконец, во тьме я увидал,
Что надо мной в окне огонь лампады
Пред образом Спасителя мерцал.

Я стал смотреть: кругом кресты и плиты, —
Родной погост предстал моим глазам
И я лежал измученный, разбитый
На паперти у входа в старый храм.

Скорей туда, где в дни житейской битвы
Наивные и кроткие сердца,
Несли в слезах заветные молитвы
Перед алтарь небесного отца.

Скорей туда, где горькие сомненья,
Отчаянье, вражда и суета
Смолкало все в святом благоговеньи
Перед лицом распятого Христа.

Скорей туда! И плакать и молиться
За целый мир — за братьев и врагов
Да замолчит вражда и водворится
В сердцах людей великая любовь.

Скорей туда! Но я лежал без силы,
Отверженный, у замкнутых дверей;
Закрытый храм и темные могилы
Невзгодами измученных друзей.

Вот все, что жизнь в награду мне дарила
За годы бурь, усилий и трудов
За годы мук. Зачем же пощадила
Меня судьба под пулями врагов?

На паперть я опять упал, рыдая,
И вдруг от слез проснулся в тишине:
Кругом меня царила ночь немая
И на яву рыдал я, как во сне.

Сочинения А. Михайлова. Том VI. СПб.: Издание А. И. Бортневского. Типография П. П. Меркульева, 1875

Добавлено: 12-10-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*