Сон (Помню, — все шаталось и рушилось…)

Помню, — все шаталось и рушилось,
Одна за другой тонули мечты.
Будто грохнулся с суши лось.
Ломая приозерные кусты,
И счастье, как брызги влаги, дробилось,
Дробящийся солнцем блеснул алмаз…
Помню, — отняло небо последнюю милость,
Майские грозы светлых глаз:
Тихо закрылись ресницы,
И на одной застыла слеза.
Сердце не билось,
Ничто уж не снилось,
Сердце, запоздалую птицу,
Гнала гроза …
Милый, тогда…. Ну что? Разве помню?
Умерло счастье и все…
Это одно казалось всего огромней,
И что же больней и больше еще?…
Здесь, в белом безмолвии лазарета,
Где уже стольким закрыли глаза,
К твоей восковой руке губами июльского лета
Припал, и куда-то шатался и плыл белый зал.
Все четче и четче, и строже
Те, что святей всех святынь черты,
И дни, все прошедшие, в миг один прожил
И в миг один все догорели мечты….
Не все ли равно — был тебе ли я мил,
Как поцелуй у меня на губах, как последний засох,
И Ангелом с белыми, светлыми крыльями
Поднялся к небу усталый твой вздох.

Без Муз. Художественное периодическое издание. Нижний–Новгород: Типография «Красное знамя», стр. 5, 1918

Добавлено: 07-08-2018

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*