Сопернице

Да, верю я, она прекрасна,
Но и с небесной красотой
Она пыталась бы напрасно
Затмить венец мой золотой.

Многоколоннен и обширен
Стоит сияющий мой храм;
Там в благовонии кумирен
Не угасает фимиам.

Там я царица! Я владею
Толпою рифм, моих рабов;
Мой стих, как бич, висит над нею
И беспощаден, и суров.

Певучий дактиль плеском знойным
Сменяет ямб мой огневой;
За анапестом беспокойным
Я шлю хореев светлый рой.

И строфы звучною волною
Бегут послушны и легки,
Свивая избранному мною
Благоуханные венки…

Так проходи же! Прочь с дороги!
Рассудку слабому внемли:
Где свой алтарь воздвигли боги,
Не место призракам земли!

О, пусть зовут тебя прекрасной,
Но красота — цветок земной—
Померкнет бледной и безгласной
Пред зазвучавшею струной!

М. А. Лохвицкая (Жибер). Стихотворения. Том II. 1896-1898. М.: Товарищество скоропечатни А. А. Левенсон, 1898

Ред.: Адресатом стихотворения, несомненно, является Е. А. Андреева-Бальмонт, вторая жена поэта Константина Бальмонта (сравните образ Комос в драме “На пути к Востоку”).
В этом стихотворении поэтесса, по-видимому, уже вошла в роль царицы Балькис – самооценка в нем явно зашкаливает.
Андреева, судя по всему, не простила Лохвицкой насмешек – не случайно в ее пространнейших воспоминаниях о муже поэтесса упомянута всего один раз и то вскользь.

Добавлено: 01-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*