Старец Памва

Тридцать лет и три года жил старец Памва в глухой лесной трущобе один-одинешенек и людей никого не видел, потому что сам всегда старался от них укрыться, как только, бывало, заслышит людские голоса и        шаги чьи-нибудь. А приходили к нему слуги царские, — от царя обед ему каждый день приносили… Ни о чем житейском не помышлял старец Памва за эти тридцать лет и три года и все Богу молился, — и день весь, и ночь всю молился…

Известно, человек Богу молится, а дьяволам — это все равно, что нож острый: пропадает, выходит, человечья праведная душа. Вот, как прознали они, что в некоем месте праведный старец спасается, — и сейчас начали мимо него похаживать, да не в одиночку похаживают, а все больше — артелью!..

И диковинное дело, — в один конец идут нерадостные, голову повесив; а назад идут — и пляшут, и скачут, и свистят, и песни играют…

Смотрит старец на них и диву дается: «Куда это, — думает, — сила нечистая в поход ходит?.. Сем-ка, я пойду, выведаю их!..» Вышел он на тропку лесную и поджидает… Мало погодя, видит — идут дьяволята, да такие скучные, головы повесили. А позади всех ковыляет на костыле «хромой» дьяволенок, по прозванью Потанька. Остановил его старец Памва и спрашивает:

— Куда это вы, такие-сякие, все мимо меня ходите, да еще целой артелью?..

А хромой Потанька и отвечает:

— А ходим мы, старче, к царю обедать!.. Уж больно нам у него повадно: там стряпки за стряпней никогда не обмолвятся: — «Господи благослови!..» А это нам важней всего!..

Ну, старец-то и раздумался: «Что же, мол, это такое делается? Надо царя против этакого греха упредить. Все же я от него милостью многою пользуюсь, — нельзя человека губить!..»

Вот как принесли ему от царя обед, он поел, а на посудине-то и расписал про все, что услыхал от дьяволенка Потаньки, — что вот-де стряпухи его стряпают, не благословясь, а поэтому самому ходят к нему каждый день дьяволы хлеба-соли с ним за одним столом кушать.

Написал он это, а потом и забыл за молитвой про все житейское… А на утро и видит: и прошли мимо него дьяволы невеселы, и назад идут, — головы повесили…

— Что это с вами? — спрашивает их старец Памва.

А те на него зашипели, зубы оскалили да и говорят:

— Молчи, покамест цел, а так ли, этак ли, — все равно мы тебя поймаем!..

Вот живет старик тихо да мирно, греха не знает. И приходят к нему как-то гости, люди незнакомые и сказывают, что идут они из дальних стран. А с ними девушка-красавица.

Разговорились между собой, да за ужином прохожие гости и говорят старику:

— Вот, говорят, — старичок, живешь ты далече от мирской суеты, и неведомо тебе, сколько горя да страстей промежду людей есть… Вот хоть бы эту красивую девицу взять. Напали разбойники на их терем, всех перебили, добро врозь растащили. Хотели и ее, было, убить, да мы сказали, что она замужняя, приехала гостить. Ну, они нас и отпустили. А ежели теперь прознают, что мы их обманули, — ни нам не сдобровать ни красной девице. И только ты можешь ее от смерти спасти… Что тебе стоит, — обвенчайся с ней. Что ж, Богу можно угодить и в миру!..

А девушка сидит да плачет, — так и обливается горючими слезами. Подумал, подумал пустынник да и говорит:

— Жаль мне девушку, что убьют ее!.. Что ж, это я дело доброе сделаю, повенчавшись!.. Ладно!..

Сейчас собрались, — пошли венчаться. Незнаемые люди говорят:

— В церковь-то идти далеко, недосуг теперь, как, бы разбойные люди на нас не нагрянули. А есть тут часовенка. И поп тут ждет, и все у него дело налажено…

Ну, приходят к часовне. Пустынник смотрит, — что это, как будто часовенка неладная: креста на ней нет.

Однако промолчал, а незнакомые люди словно угадали, о чем он думал, и говорят ему:

— Это ветром сшибло!..

Стала невеста в часовенку входить, башмак у нее свалился, а пустынник видит, — нога-то у нее козья, с копытом…

И на это ничего он не сказал. Пришло время венцы надевать, — незнакомые люди и шепчут пустыннику:

— Не крестись… не полагается!..

Пустынник не послушался, — взял да и перекрестился… И как только перекрестился он, — в ту же минуту пропало все из глаз, а стоит он под осиной горькой, и вокруг шеи у него петля перекинута; он — назад, а там дьяволята стоят. Он на них крестом, — они как заржут, как загогочут — и в землю ушли…

Вот как они человека-то обошли: уж и петлю ему на шею накинули, — мало-мало не удавили его…

Перекрестился пустынник и пошел к себе в лес, стал на колени, — всю ночь Богу молился. И остался там жить, да свой грех потом все замаливал еще тридцать лет и три года!..

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 14-01-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*