Стихотворения для музыкального tempo

    Cantabile.

        Ты шла ко мне с своей любовью,
        С своей печалью и с тоской.
        Хоть сердце обливалось кровью,
        Ты шла пожертвовать собой,
        Но, находясь под впечатленьем
        Недосягаемой мечты,
        С невыразимым восхищеньем
        Весь ужас жизни видишь ты.
        И полон нежного участья
        К твоим страданьям и тебе,
        Внимаю я призыву счастья
        И покоряюсь я судьбе.

    Andante sostenutо.

О, помнишь ли, мой друг, холодную ты ночь,
Когда впервые полюбили мы друг друга?
Как за окном тогда шумела вьюга!
Но время быстро отлетало прочь…
И все сулило нам и радость и цветы…
Из страсти мы вкусили наслажденье…
Как дети, испытали мы волненье,
И как поэты создали мечты…
Ты помнишь ли, мой друг, июньскую ты ночь,
Когда впервые к нам вражда закралась,
Моей ты ласки тщетно дожидалась.
Ты ж лаской горю не могла помочь.
И охлажденье быстрыми шагами
К нам надвигается и, если бы не ты,
Вновь воссоздавшая и бодрость и мечты,
Давно все кончено бы было между нами,
Ты все прощаешь, ты себя роняешь,
Чтобы еще любовию пожить,
Как будто можно, друг мой, воскресить
То, что в житейском море ты теряешь.
То лаской, то доверием твоим,
То красотой ты все меня пленяешь…
Я твой, я твой! Я знаю, что любим.

    Allegro con fuoco.

Заклинаю тебя мраком бурной я ночи,
Заклинаю тебя светом летнего дня,
Чтоб ты поднял ко мне, милый друг, свои очи,
Чтоб любил хоть немного меня.
Кроме счастья любви нет блаженства и силы,
В нем и смысл, и причина, и цель бытия…
Заклинаю тебя даже темной могилой,
О люби же, люби же, люби же меня!

   Nocturne. Andante leggiero.

      Настала ночь, далекие напевы
      Исполнены томящею тоской.
      Шаги безумной юной королевы
      Скользят легко над спящею рекой.
      Напевы грусти стихли замирая,
      Таинственною прелестью полны.
      Украдкой королева молодая
      Идет мечтать, и любит свет луны.
      Ее глаза прекрасны, но не видно
      В них жизни прежней, страсти ей не в мочь,
      Как будто ей и грустно, и обидно,
      Как будто ищет счастия всю ночь…
      Как будто в замок, где она когда-то
      Счастливой и любимою была,
      Где ей жилось привольно и богато,
      Волшебниц хищных стая приплыла.
      Как будто на реке с струею чистой
      Чудовищ полно, будто тиной, дно
      И вместо рощи стал пустырь тернистый,
      И ядом жжет пенистое вино.
      Как будто трудно ей носить корону,
      Как будто больно ей — лицо горит…
      И будто внемлет трепетному стону
      Кого-то, с кем-то тихо говорит.
      Метается направо и налево.
      Кругом все спит. Исполнены тоски
      Глаза блуждают юной королевы.
      Она идет вдоль берега реки…
      Но вот везде заметно уж движенье…
      Вот брезжит свет… Торопится домой
      В свой замок темный светлое виденье,
      Страдая непонятною тоской.

    Lento.

I.

Семь ангелов стоят пред Богом сил,
Семь ангелов поют ему бессменно.
И день и, ночь покорно, и смиренно
Они пред ним в дыму своих кадил.
На свете не найти любви такой…
Внимает сам Создатель в восхищеньи,
И отирает слезы умиленья
Своей самодержавною рукой.
И наконец он говорит порой:
Идите, дети, милые мои, оставьте вы Меня с моей мечтой.
Идите в райские сады,
Там развлекитесь,
Вкусите ароматные плоды
От древа жизни — ими насладитесь.
          В награду за труды
Вам райский мир с святою красотой!

II.

И он вздохнул, поникнув головой.

III.

Как стая птиц, рассыпались по саду
Семь ангелов. Не райский редкий плод
Их привлекал. Не Божию награду
Они иметь желали. Нет! Исход
Из трудного всем людям положенья
              Их облегчит мученья —
Они искали… Божий райский сад
Ведь не доступен бедным нашим братьям,
Решили ангелы — их ждет кромешный ад.
Друг друга обрекли они проклятьям,
Они боятся дня, а любят ночь.
Как трудно будет им теперь помочь!

IV.

    Andante maestoso.

  Случится то, чего не снилось нам…
  Пройдемся мы по темным глубинам,
  Омоемся в ручье кристальных слез,
  Пойдем вперед животворящим словом
  И назовемся именем нам новым…
  Вдохнем в себя благоуханье роз…
  Уставшие, тропою непривычной
  Мы к раю подойдем, там необычный
  Цветок познанья нового растет.
  И скажем — «Как устали мы сердечно,
  Святой вратарь, апостол вековечный,
  О, отопри». — И он нам отопрет.

 Valse mélodique.

Не свергнуть розе иго красоты,
Как не понять подснежника мечты,
Который никогда не будет розой,
Как никогда стихи не будут прозой.
Он — безобидная трава, она — прекраснейший цветок,
И нежный и благоуханный,
Но ранит шип его, ему судьбою данный,
И потому цветок красы — жесток.
                  Суждено
С собой носить ей темное пятно!
Подчас, на руку, облитой ей кровью
Нечаянно она дохнет с любовью
Тем ароматом солнца и полей,
Который не разлучен только с ней.
И, сложность царскую шипами искупая,
Она всегда царица всех цветов,
От неразлучных с ней, приросших к ней шипов,
Сама — терзаясь и страдая!..

Сновидение.

     Andante expressivo.

Я видел сновиденье. Мертвые восстали.
Кончался старый мир. Померкли навсегда
Светила, что ему тепло давали.
Все стали ждать последнего суда.
И, полного тоски и умного величья,
Увидел я пророка пред собой.
– зайди, поэт, за мной! Всем мертвым без различья,
«Бог приговор дарует. Все следуйте за мной!
«Ты удивлен, поэт? Ты спал. — Проснись! Распятье
«Не примирило мир. Осталось все же то.
«Остались все же те. Всем мертвым, без изъятья,
«Носителям идей их небо заперто…
«О, с неизбежной, сложною, многосторонней силой
«Преданием бороться трудно! Умер я,
«И вновь умру теперь, но не боюсь могилы.
«Чрез смерть забрезжит снова солнце бытия.
«Я прошлого мечта, я гибнущая сила,
«Я раненый смертельно голубь и змея»!

М. Исакова. Мои стихи. СПб.: Типография товарищества «Общественная Польза», 1913

Добавлено: 08-04-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*