Страничка жизни

1904 год.

«Пришла беда, — растворяй ворота!..».
                                          Русская пословица.

Ночь весенняя, прохладная,
        Опустилась над землей;
Дышит нега ароматная,
         Воздух полон свежей мглой.

В небе блещут звезды чистые,
         А в траве поют ручьи;
Тьмой укрывшися душистою,
         Сыплют трели соловьи…

Старый дом в саду скрывается;
         Нет огней в нем, люди спят,
Тишина не нарушается,
         Светом окна не блестят…

Ночи спящей, зачарованной,
         Вдруг нарушен мирный сон,
И по ветру звук взволнованный
         Издалёка принесен:

Тройки топот приближается
         По дороге столбовой, —
И поёт, и заливается
         Колокольчик под дугой…

Ямщика крик, понукание,
         Брань и щёлканье хлыста —
Вмиг нарушено молчание,
         Пыль столбами поднята!..

У ворот остановилисп,
         С козел быстро слез ямщик,
И ворота растворилися
         На его призывный крик:

«Отворяй!.. Хозяйке-барыне
         Я племянницу привёз.
Доложи своей сударыне —
         Может, даст мне на овес».

Сторож, только-что проснувшийся,
         Закряхтел, потёр лицо,
И, от сна едва очнувшийся,
         Тихо лезет на крыльцо;

Пробирается в переднюю,
         Где Акулька сладко спит,
Видит грёзу не последнюю
         И испуганно глядит:

Ей со сна старик взерошенный, —
         Этот, выросший пред ней,
Гость незваный и непрошенный
         Был чудовища страшней!

«Сгинь ты! С нами сила крестная!
         Чур меня! Сгинь, пропади!
Богородица небесная!
         Мать-Царица, защити!..».

— «Дура, дура, что чураешься?
         Аль не видишь? Старый дед
Пред тобой!.. Чего пугаешься?!.
         Натворишь с собою бед, —

«Ишь, бела, как мел… Не бухайся
         С ног!.. Слышь, гостья к нам теперь
В ночь приехала… — Очухайся!
         Постучи к хозяйке в дверь:

«То-то рада, чай, нежданную
         Гостью встретить поскорей,
Свою барышню желанную…
         Доложи-ка, девка, ей!»

И Акулька пробирается
         Робко в спальню, где киот
Мягким блеском озаряется —
         Свет лампада тихий льёт…

Там старушка пробуждается
         И с тревогой на лице
Ей навстречу поднимается
         В белой кофте и в чепце.

— «Кто здесь?..» — «Барыня, не бойтеся!
         Никакая там беда
Не случилась; успокойтеся!..
         Только барышня сюда

«Поздней ночью к нам явилися».
         — «Боже мой! Да где-ж она?!.».
И в объятьях очутилися…
         Светлой радостью полна

Тетка старая: — «Голубушка!
         Ты надолго-ль? Что сестра?
Погостишь, моя ты любушка,
         У меня?.. Давно пора!»

— «Тетя милая, желанная!
         Вам поклон из наших мест
Мама шлет; болезнь нежданная
         Задержала мой приезд;

«Лучше ей… Но, к сожалению,
         Не могу у вас гостить:
Нет доходов из имения,
         И пришлося мне служить…

«Уж давно служу на месте я;
         Не хотелось вам писать,
Все спешила к вам с известьями —
         Нужно многое сказать!

«Вы в деревне и не знаете,
         Что творится в городах;
Вы грозы не ожидаете —
         Будет ужас, горе, страх!

«Через год, все обреченные
         Здесь усадьбы на поджог,
Запылают, подожжённые
         Темной ночью, — видит Бог!

«Приготовьтесь, тетя милая!..
         Надо верных сторожей!
Да где взять их?!. Темной силою
         Затуманен ум людей:

«Все устои пошатнулися
         Правды, братства и добра;
Чувства зверские проснулися —
         Ждет нас мрачная пора!»

— «Что ты? Что ты?.. Эти сведенья, —
         Ты откуда их взяла?!.»
— «Ах, была и я в неведеньи,
         Пока в Земство не пошла;

«Но какие-ж тут сомнения
         Могут быть, когда в руках
Лист подписки и решения
         Жечь усадьбы в деревнях?!.

«Коль сама я подписалася,
         На поджог рубли внесла, —
Как-бы я тут сомневалася?!.»
         — «Так зачем-же ты дала?!.»

— «Мне нельзя не дать: — на службе я
         Не осталась бы тогда!
Быть должна со всеми в дружбе я,
         Или мне грозит беда…»

— «К службе полная усердия,
         Деньги ты решилась дать,
Чтоб спалить без милосердия
         Твою тётку, твою мать?!.»

— «Тётя, мы — мелкопоместные,
         Не об нас ведётся речь;
Есть помещики известные —
         Лишь богатых будут жечь!

«Поляковы и Барковские
         (Известить вы их должны!)
И Петровы, и Московские —
         В список все занесены!

«Имена их обречённые
         Я сама читала там:
Ведь листы проскрипционные
         В Земстве ходят по рукам,

«Ведь открыто собираются
         В Земстве деньги на поджог!..»
— «И никто не возмущается?!.
         До чего дошло, мой Бог!..

«Скажут, что и я — богатая,
         Станут и меня палить…
Ведь на вид я тароватая;
         Ты-же знаешь, может быть,

«Что заложено имение,
         И усадьба вся в долгах;
Жду я скоро разорения —
         Все продастся на торгах!

«Если-б, не дай Бог, случилося, —
         Год, иль два неурожай, —
Я совсем-бы разорилася!..
         В Банк проценты посылай,

«Всем плати, да содержание
         Всем давай; за то не жди
Ни усердья, ни старания, —
         И сама за всем следи!

«Где, старухе, мне управиться?1.
         За хозяйством нужен глаз!
Страх берет, из рук все валится…
         Продадут меня, как раз!

«А коль скоро, в добавление
         Ко всему, меня сожгут,—
Ни усадьбы, ни имения…
         Пропадёшь совсем уж тут!

«Об одном прошу лишь Бога я:
         Чтоб до краха не дожить,
Нищей мне не стать убогою,
         Да глаза-бы здесь закрыть.

«Жизнь помещиков завидная
         Лишь снаружи хороша;
Поглядишь, — усадьба видная,
         А в кармане ни гроша!..

«С нами Божья сила властная!..
         Надо всех предостеречь…
Чем виновны мы, несчастные?
         И за что хотят нас жечь?!.

«Богоматерь милосердая!..»
         — Взгляд старушки в образа
Устремлён с мольбой усердною,
         Чтобы минула гроза,

Чтоб угроз и поношения
         Ей напрасно не терпеть, —
Не дожив до дней гонения,
         Поскорей-бы умереть!…

*

Год прошел, — гроза настала:
Жгут те старые усадьбы,
Где так мирно все живало,
Где справлялись тризны, свадьбы,

Где Акульки сладко ели,
Сладко пили, почивали,
И работать не умели,
И хозяев надували…

Где теперь покой отрадный,
Простодушье отношений?!.
Вихрь враждебной злобы жадной
Смел их в бурном исступленьи…

И крутятся над Россией,
Все крушат и разбивают
Силы вражьи, — не благие;
И сердца враждой пылают,

Позабыв, что воля злая
Здесь себе лишь яму роет,
Что любовь одна святая
Всех спасет и успокоит.

Надежда Броницкая. Отголоски жизни. Том I. СПб.: Типография Товарищества А. С. Суворина «Новое Время», 1913

Добавлено: 03-08-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*