Страшная искра

Гроза прошла; только изредка еще вспыхивала на темной туче слабая молния, и в отдалении громыхали раскаты грома. Дождь падал крупными, тяжелыми каплями.

— Ах, какая красота! — воскликнул малютка-Жорж, — правда, папа?

Лицо отца было мрачно нахмурено.

— Гроза была очень красивая, милый ты мой Жоржик, — сказал он, — но такая страшная гроза напоминает мне об одном ужасном происшествии, которое было лет тридцать тому назад…

Глазки маленького Жоржика вспыхнули огоньком, и он быстро сказал:

— Расскажи мне, папочка, что такое было? И тогда отец рассказал своему мальчику такую историю:

— Тридцать лет тому назад, в этот же самый день стоял другой мальчик твоих лет, и тоже Жоржик, у окна и любовался начинавшейся грозой. Отца и матери дома не было, они ушли с утра на работу, и Жоржик был дожа один-одинёшенек.

Мама говаривала ему: — «Во время грозы не открывай окон и не стой около окна!» — Глядя на молнию, он думал: — «Откуда этот яркий свет?…» И почему слышится такой страшный грохот, словно на небе катают огромные камни?…»

Между тем от надвинувшейся грозовой тучи в комнате стало сразу темно; гроза приближалась; молния сверкала чаще, и почти следом за молнией раздавался грохот грозового раската…

Вдруг гром загремел почти над самой крышей их домика, — и в ту же секунду у окна выросла огромная, страшная фигура человека; он  был весь объят белым, ярким пламенем. В руках у него были пучки ярко сверкавших молний. Человек этот не мог стоять спокойно на одном месте и метался по всей комнате.

— Кто ты? — в ужасе спросил его Жоржик.

— Я — дух молнии!.. — громовым голосом загремел огненный человек так, что стекла в окнах задребезжали. — Я сильнее всех людей во всем белом свете!..

— А что ты умеешь делать? — спросил Жоржик…

— А вот я тебе сейчас покажу! — вскрикнул дух молнии, — и вдруг в комнате снова стало темно, и видение пропало; но не прошло и секунды, как дух молнии снова очутился в комнате и заметался из угла в угол.

— Ну, что, — сказал он, — скоро успел я слетать вон к той старой ели, которая растет за вашим селеньем?..

— Не может быть, я ни за что не повторю этому!.. — сказал Жоржик. — Ты и на одну секунду не уходил отсюда!..

— Посмотри из окна на эту елку: я расщепил ее на части и зажег ее!.. — усмехнулся дух молнии.

— Фу, зачем же ты это сделал!.. — вскрикнул Жоржик, — мама с папой, да и я, — мы так любили эту старую ель. Зачем же ты сжег ее?..

— А затем, что я делаю все, что хочу. И какое мне дело до твоих родных и до тебя?! Я сильнее всех людей вместе!..

— Так убирайся прочь от меня! — крикнул Жоржик. — Я ненавижу тебя!.. Ты, пожалуй, сожжешь и пол, на котором стоишь…

Страшный гость весь побелел от злости.

— Да, я в одно мгновение могу сжечь не только пол и тебя, а весь дом, все село, целый лес!.. — загремел он.

— Так убирайся вон отсюда!.. — крикнул снова Жоржик и сердито топнул ногой о пол.

И в ту же минуту произошло что-то ужасное. Яркий свет озарил всю комнату; Жоржику показалось, что страшный великан хватает его своими огненными руками; удар грома оглушил его, и Жоржик без памяти упал на пол…

Когда он очнулся, — около его постели сидела мама. Она была встревожена и бледна.

— Мама! — окликнул ее Жоржик, — что со мной?..

И тогда мама рассказала ему, что во время грозы., когда они с отцом ушли на работу, а Жоржик оставался дома один. — молния сожгла их дом, и подоспевший отец едва вынес из пылающего дома бедного Жоржика…

Слушая этот рассказ, Жоржик вспомнил об огненном человеке, о духе молнии, но ничего не сказал об этом маме.

Он хорошо запомнил слова духа молнии: «Я сильнее всех людей вместе, и человек не может победить меня, не может справиться со мной!..»

И когда Жоржик стал учиться, — он больше всего интересовался этим огненным человеком и его страшной силой. Много лет учился он, и, наконец, узнал, что это был за «дух молнии»; узнал и то, как надо усмирять его и сделать своим верным слугой!..

— Ну, — добавил папа, — теперь мне некогда рассказывать тебе дальше об этой истории, а немного погодя, я расскажу тебе, что узнал маленький Жоржик из научных книг о «духе молнии»…

Папа ушел из дому, а маленький Жоржик остался сидеть в зале. Сумерки надвигались; в зале становилось темно.

— Жоржик! — окликнула мама из соседней комнаты, — поверни винтик, зажги люстру.

Жоржик знал, что если повернуть винтик, приделанный к стене, то он щелкнет, и сейчас же вся люстра вспыхнет ярким светом, — электричеством.

Он щелкнул винтиком, и когда люстра вспыхнула, — он сел под ней и задумался.

«Ах, как бы хорошо было повидать «Духа молнии!», — подумал он, — я бы расспросил его обо всем, о чем папа не договорил мне…

Случайно поднял он глаза на люстру и вдруг обомлел от неожиданности. На люстре, на одной из лампочек сидел маленький человечек, с большими крыльями за спиной; он весь был словно из светло-голубого пламени, и яркий свет сам собой исходил от него.

— Ты не Дух-ли молнии? — крикнул ему Жоржик…

— Ну, да, я Дух молнии, — жалобным тоном ответил маленький светящийся человечек и тяжело вздохнул.

— О чем же ты вздыхаешь так глубоко? — спросил его Жоржик. — Папа мне рассказывал, что тридцать лет тому назад ты был совсем другой с виду. Ты был такой огромный, сильный, страшный и свирепый. А теперь ты сидишь — такой слабенький, худенький и жалкий-разжалкий! Конечно, тридцать лет прошло, и за тридцать лет ты состарился и ослабел!..

— Тридцать лет? — Дух молнии захохотал, но теперь его хохот не напоминал раскатов грома, а походил на какое-то шипенье и потрескивание. — Тридцать лет для меня ничего не значит; я живу несколько тысяч лет, да и то не чувствую усталости.

— Так что же с тобой сделалось? Отчего ты так сразу переменился?..

И тогда Дух молнии стал охать, стонать и плакаться на свою долю.

— Да, да, было время, когда я владел всеми людьми, когда они в ужасе падали предо мной и трепетали от страха. В те времена, когда я носился, вольный, по тяжелым тучам страшными зигзагами, и земля содрогалась от моих громовых раскатов. я внушал всем ужас, а теперь…

И внезапно Дух молнии исчез, но маленький Жоржик даже не успел опомниться, как Дух молнии снова уже сидел на люстре, но лицо его теперь было еще боле печально…

— Прости, что я скрылся от тебя, не простясь, — сказал Дух молнии Жоржику, — ничего не поделаешь, — служба. Твоему папе надо было поговорить по телефону, — ну, вот я и полетел по проволоке. Чистая беда!..

Жоржику стало жаль его.

— И неужели тебе нет покою ни днем, ни ночью?..

— Где там!.. Как винтик повернул, — я и сиди здесь. А захочешь ты, я и всю ночь буду торчать по твоей воле. Позвони в электрический звонок в кухню, — я бегу туда, зову прислугу… Ну, вот это-то мне обиднее всего, — служить вам.

— Служить нам? — удивился Жоржик, — а папа мне, рассказывал, что ты когда-то в одну минуту сжег их дом, разбил столетнюю ель и чуть, было, не убил и папу!..

— Да, сила у меня страшная, — самодовольно произнес Дух молнии, — и все-таки теперь я связан человеком по рукам и по ногам. Бывает, что и теперь в иную пору я тешусь вволю. И теперь еще в грозу я убиваю людей, сжигаю деревья и дома, да только реже… А больше-то всего приходится мне теперь работать постоянно, как батраку, на вас, людей: и вагоны трамвая таскай, и дома освещай, и по телефонной и телеграфной проволокам бегай по вашим поручениям!.. Дела — не оберешься…

— Да кто же виноват, что ты исполняешь столько работы? — удивился Жоржик.

— Кто?.. Да я же сам!.. — крикнул с досадой Дух молнии. — Я же говорил тебе, что у меня всегда была страстная охота пугать людей и животных. Раз я увидал мальчика, который стоял у окна, и захотел попугать его. Я ворвался в дом и сжег его… Ну, да, я в то время натешился вволю… Но мальчик вырос, он все время учился и изучил мою силу и мою родословную… И кончилось дело тем, что он мирным путем, но сумел заставить меня подчиниться ему; он сам заставил меня сойти к нему — и то светить ему, то таскать тяжести с места на место, бегать по проволоке за тысячи верст… И что ни день, — то все больше и больше находит он для меня новой работы. И вся моя гигантская сила подчинена теперь ему!.. Ах, опять звонят!.. Прощай!..

Сильный  звонок  разбудил  Жоржика, — он вскочил испуганно и протирал сонные глаза, недоумевающе оглядываясь по сторонам.

В залу вошел папа, и Жоржик бросился к нему…

— Слушай, папа! — крикнул он. — Я сейчас расскажу тебе, что я узнал о Духе молнии!.. Он сам только что рассказывал мне о своем житье-бытье…

— Хорошо, хорошо, — улыбнулся папа, — потом, а теперь нажми кнопку звонка, позови горничную.

Жоржик нажал кнопку звонка, и Дух молнии, скрипя сердце, бросился стремглав в кухню звать прислугу.

Только впоследствии маленький Жоржик, выросши, узнал, что его папа был знаменитый ученый и изобретатель Томас Джордж Эдисон.

Золотые орешки. Рассказы и сказки. М.: Типо-Литография В. Рихтер, 1911

Добавлено: 04-11-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*