Стрелок Телль

Действующие лица:

Герман Гесслер — имперский наместник (ландфогт).
Рудольф — его сын.
Гертруда — его племянница.
Вильгельм Телль — охотник.
Гедвига — его жена.
Вальтер — его сын.
Бабушка — мать Гедвиги.
Мауэр, Фюрст — охотники–поселяне.
Офицер — австриец.
Шпион.
1-й, 2-й — стражи.
1-й, 2-й, 3-й — торговцы.
Ганс — мальчик.
Девочка — одетая Зимой.
Дети, слуги, гости, стражи, охотники.

Действие происходит в XV веке в горах Швейцарии,
на берегу Фирвальдштетского озера.

——————–

 

Действие первое

Поляна в горах перед хижиной Вильгельма Телля.
Перед хижиной сидят: Вильгельм Телль, Фюрст, бабушка и Мауэр.
Девочки стоят полукругом. Гедвига стоит в центре. Гертруда входит и стоит в стороне.

 

Явление I

Гедвига (с букетом в руках). Начинается праздник весны! Ну, девочки, идите сюда. Видите у меня в руках букет полевых цветов? Среди них есть один белый и один красный шиповник. Возьмитесь все за кончики стебельков. Та, которая вынет белый шиповник, будет Зимою, а та, которая вынет красный…

Девочки. Будет Весною! Будет Весною!

Бабушка. А что это за девочка стоит там в отдалении? Откуда ты, девочка?

Гертруда (бойко). Я из Кюснахта!

Бабушка. И тебя отпустили так далеко одну? Кто же твои родители?

Гертруда. Я — сирота!

Гедвига. А ты хочешь играть?

Гертруда. Хочу!

Гедвига. Ну, девочки, принимайте новую подругу!

Девочки. Принимаем, принимаем! (Они тянут стебли, Гертруда вынимает красный шиповник). Весна! Весна! (Ее одевают Весною, а другую девочку Зимою.)

Девочка, одетая Зимою (поет).

Я белокрылая зима,
за мной бредут мороз и тьма,
и вьюги, страшные вьюги.
Я лес, и луг, и дол белю,
я пенья птичек не люблю.

Хор.

Зима, мы тебе не подруги.

Девочка, одетая Зимою.

За мною с гор сползает снег,
я цепь кую для быстрых рек,
и те застывают в испуге.
Я пешеходов стерегу,
детей сгоняю к очагу.

Хор.

Зима, мы тебе не подруги.

Девочка, одетая Зимою.

Страшитесь, храбрые стрелки,
зимой опасны ледники,
хоть ваши луки и туги,
но руки вам мороз скует,
и в пропасть вас олень столкнет.

Хор.

Зима, мы тебе не подруги.

Гертруда, одетая Весной (поет).

Но, соскучившись на юге,
я иду спасать сестер,
И зима уводит вьюги
на вершины хмурых гор.
Разорвав свои оковы,
мчится резвая волна,
на лугах мычат коровы.

Хор.

Здравствуй, милая Весна!

Гертруда.

Радостно звучат свирели
отдохнувших пастухов.
Серебристые форели
плещутся у берегов.
По ночам из-за вершины
смотрит теплая луна
в благовонные долины.

Хор.

Здравствуй, милая Весна!

Зиму гонят прочь. Весну украшают цветами. Игры продолжаются.

Бабушка. Вот уже в семидесятый раз слушаю я эти песни и каждый раз радуюсь им не меньше, чем в первый.

Гедвига. Еще бы! И тысячу раз не надоест встречать весну.

Вильгельм Телль. Мальчики! Мальчики! Давайте-ка, заставим Мауэра показать свою силу!

Все. Да! Да! Мауэр, покажи свою силу.

Mayэр (лениво сидя на траве). Далась вам моя сила.

Бабушка. Когда я была маленькой девочкой, у нас тут был охотник Фридрих Штурм, — он погиб, сорвавшись с Чертовой скалы, — он был так силен…

Мауэр (приподнявшись). Сильнее меня?

Бабушка. Сильнее тебя! Да он мог унести подмышкой десяток таких, как ты! Знаешь, что он делал? Мы все брались за один конец веревки, а он за другой, он всех нас перетягивал.

Mayэр (встав). Давай веревку.

Дети. Веревку! Веревку.

Приносят веревку. Мауэр берется за один конец, дети за другой.
Сначала он подается, но потом перетягивает всех.
Вдруг веревка лопается, и они летят в разные стороны. Хохот.

Вильгельм Телль. Браво, Мауэр, браво!

Внезапно раздаются звуки труб. Все умолкают.

 

ЯВЛЕНИЕ II

Те же, офицер и солдаты.

Офицер (среди наступившей тишины). Эй! вы! Мужичье! Племянница вашего господина, ландфогта Гесслера, по имени Гертруда, ушла сегодня утром и не вернулась, — должно быть, заблудилась в горах. На ней надето (читает), «голубое шитое серебром платье».

Вильгедьм Телль. Девушки в таких платьях не ходят в горы.

Офицер. Придержи язык! «Голубое с серебром платье и шляпа со страусовым… гм… со страусовым пером». Поняли? Кто видел такую девушку?

Голоса. Мы не видели такой девочки…

Офицер. Одним словом, ландфогт приказывает отыскать госпожу Гертруду во что бы тони стало! Слышали? А еще ландфогт запрещает вам петь эти дикие песни! В ваших проклятых горах такое гулкое эхо, что у его милости от этих песен трещит голова… (Уходит крича: госпожа Гертруда! Госпожа Гертруда! Трубы.)

 

Явление III

Те же без офицера и солдат. Некоторое время царит молчаливое смятение.

Гедвига. Мне жаль Гертруду, если она в самом деле заблудилась в горах. Говорят, она добрая девочка.

Гертруда. Она вовсе не заблудилась и не пропала.

Все (обступая ее). А ты почем знаешь?

Гертруда. Когда я проходила мимо замка, я встретила Марию — дочь конюха.

Дети. Мы знаем Марию.

Гертруда. И Мария сказала мне… да… она сказала, что Гертруда просто спряталась, так как Гесслер грозил наказать ее.

Все. За что?

Гертруда. Она подралась с Рудольфом, сыном ландфогта, и — побила его.

Все. Ай да Гертруда! Ну, тогда давайте снова играть!

Гедвига. Только помните, что ландфогт запретил петь песни.

Вильгем Телль. Вздор! Гесслер—господин там, внизу, около своего замка, а здесь в горах хозяева—мы,— крестьяне.

Фюрсг. Да, когда-то были мы тут господами.

Вильгем Телль. Э, полно! Надо быть храбрыми, вот и все.

Вдали крики: «Гертруда!» и звуки труб.

Фюрст. Я вот слушаю эти зовы и вспоминаю, как десять лет тому назад… Ах, если я проживу и сто лет, я не забуду того страшного дня, когда, возвращаясь с охоты, я повстречал двух всадников в масках… У одного был разорван кафтан, и мне ясно запомнился дракон, вытравленный у него на груди… Они мчались быстрее весенней лавины, и один из них держал что-то под плащом…

Гедвига. Ужасно то, что ты рассказываешь, Фюрст.

Фюрст. Да, и когда я пришел домой, я нашел жену связанной на полу, а колыбель Маргариты была пуста… Говорят, что ее похитили, чтобы обмануть какого-то слепого герцога, у которого умерла дочь.

Вильгем Телль. И неужели тебе тогда же не захотелось пойти и пронзить грудь кому-нибудь из этих золоченых ястребов? Нет! На убыль пошли швейцарцы! Вместо того, чтобы требовать, они просят; вместо того, чтобы мстить, — плачут…

Гедвига. Полно, Виль, не кричи так! Шпионы Гесслера бродят по лесам.

Вильгем Телль. Я не боюсь никаких шпионов! У меня есть лук и стрелы, а у Гесслера есть злое сердце, которое можно…

Гедвига. Виль! Виль!

Вильгем Телль. Ну, ладно… Только эти разговоры бесят меня! Где Вальтер?

Гедвига. Он пошел пробовать свой новый лук.

Вильгем Телль. Молодец Вальтер! Настоящий охотник! Еще бы! Чтобы попробовать новый лук, можно пренебречь любым праздником.

Гедвига. Я боюсь, чтоб он не сорвался в пропасть… Он такой бесстрашный!

Вильгем Телль. Полно. Разве он родился в прирейнских болотах? Он цепок, как горный баран. Эй, детвора! Кто из вас натянет мой лук, тому я позволю раз выстрелить из него!

Все мальчики обступают его, и каждый пробует натянуть лук.

Эх, вы… Ну, не отчаивайтесь! Его не так-то легко натянуть вашими ручонками. (Он берет лук.) Видите то дерево, по ту сторону обрыва?

Гедвига. Не хвастайся, Виль. Стрела не долетит до него.

Вильгем Телль. А вот посмотрим. Считайте до трех…

Все. Раз!

Вильгем Телль. Кто-нибудь один…

Все. Раз!

Вильгем Телль. Говорят вам, кто-нибудь один. Ну, считай ты, Ганс.

Ганс. Раз… Два…

Вдали слышен крик.

Вильгем Телль. Что это? (Опускает лук.)

Все. Это голос Вальтера!

Гедвига. Помилуй нас, боже! Это Вальтер зовет на помощь!

 

Явление VI

Те же и Вальтер.

Вальтер (вбегает). Отец… спаси меня!

Вильгем Телль. Что случилось?

Все обступают Вальтера.

Вальтер. Я пошел в горы пробовать новый лук… Я выбрал уединенное место и стал пускать в дерево стрелу за стрелой… Вдруг в лесу раздался сердитый возглас, и на поляну вышел знатный человек и с ним мальчик. Знатный человек держал в руках свою шляпу, с которой я, нечаянно сбил перо стрелой. Человек этот кричал, что я хотел убить его, и бросился на меня с обнаженным мечом. Я побежал и оставил их далеко позади; они не могли угнаться за мной по нашим тропинкам.

Вильгем Телль. Ты не знаешь, кто это?

Вальтер. Я никогда не видал их! Вероятно, это кто-нибудь из свиты нового ландфогта.

Вильгем Телль. Из свиты Гесслера?

Вальтер. Вот они!

Фюрст. Да хранят нас великие горы. Это сам Гесслер.

 

Явление V

Те же, Гесслер и Рудольф. Гертруда прячется за скалу.

Гесслер (показывая мечом на Вальтера). Вот разбойник. Вяжите его!

Вильгем Телль. Позвольте доложить вашей милости что это не разбойник, а мой сын, Вальтер Телль.

Гесслер. Ну что же? Это не мешает ему быть разбойником. Вяжите его.

Все стоят неподвижно.

Гесслер. Эй, мужичье!.. Или вы не знаете, кто я? Я ваш новый ландфогт и повелитель — Гесслер!

Вильгем Телль. А я Телль, альпийский охотник.

Гесслер. Молчать! Мне нет дела до твоей клички… Возьми веревку покрепче, свяжи своему сыну руки и отведи его в мой замок… Там мы его отучим покушаться на нашу особу! У нас есть хорошие плетки, которые славно вышибают дурь! (Вильгем Телль смеется. Ропот среди охотников.) Как ты смеешь хохотать?

Вильгем Телль, Я смеюсь, потому что ваша милость говорит смешные вещи…

Гесслер (наступая на него). Повтори, что ты сказал.

Вильгем Телль (грозно). Повторить?

Рудольф. Ай! Ай! Я боюсь этого охотника.

Гeселер (недовольно). Тебе нечего бояться его, Рудольф. Эти люди ничего не смеют сделать нам, ибо мы их господа и повелители.

Рудольф (плача). Пойдем домой.

Гесслер. Мы сейчас пойдем, не плачь… Мы только узнаем про Гертруду. Эй… не приходила ли к вам сегодня девочка, которую звали Гертрудой?

Голоса. К нам приходила сегодня одна девочка.

Гесслер. Ну?

Голоса. Но это была сирота из Кюснахта…

Гесслер. Где же она?

Все. Где же она? Весна! Весна! Где Весна?

Гертруда (появляясь на скале). Я здесь!

Гесслер. Гертруда!

Дети. Как! Это Гертруда?

Гесслер. Негодная девчонка! Ты, должно быть, хочешь, чтобы я тебя запер в комнате и никуда не пускал. Как ты смеешь одна бегать в горы? Ведь ты знаешь, что я обещал моему покойному брату заботиться о тебе…

Рудольф. Если ты умрешь, все твое наследство отдадут в монастырь.

Гесслер. Молчи… (Гертруде.) Откуда у тебя это платье?

Рудольф. А я знаю…

Гертруда. Не смей говорить.

Рудольф. Нет, скажу.

Гертруда. Не смей! Не смей! (Кидает в него камешками.)

Рудольф (плача). Она попала мне в лоб… У… у… у… Ей дала платье Мария, дочь конюха.

Гертруда. Неправда!

Рудольф. Правда! И Марию теперь накажут розгами.

Гесслер. Я давно собираюсь наказать ее.

Гертруда. Ну, а я тогда не сойду с этой скалы.

Гесслер. Слезай сейчас же.

Гертруда. Не слезу, пока вы не простите Марию.

Гесслер. Слезай!

Гертруда. Нет!

Гесслер. Хорошо, тогда оставайся здесь навсегда!

Голоса. Оставайся с нами, Гертруда.

Гертруда. Ну что же! Я готова здесь остаться! Здесь, по крайней мере, никто не будет наказывать меня и браниться с утра до вечера…

Рудольф. Не оставляй ее здесь. Мне не с кем будет играть… ведь ты же для этого и привез ее.

Гесслер. Слезай сейчас же!

Гертруда. А вы обещаете не наказывать Марию?

Гесслер. Обещаю.

Гертруда слезает со скалы.

Рудольф (Гертруде). Тебя теперь запрут и никуда не пустят!

Гертруда. Ты-то боишься один по скалам лазить, а я не боюсь!

Рудольф. И я не боюсь!

Гертруда. А ну-ка залезь на ту скалу!

Гесслер. Замолчи… Теперь, Вальтер Телль, продолжим нашу беседу.

Сцена немного темнеет.

Рудольф. Ай… Ай… Почему так темно вдруг стало?..

Гесслер. В самом деле…

Вильгем Телль. Грозовые тучи собрались над горами…

Вдали удар грома.

Рудольф. Идем… Идем домой…

Гертруда (тихо). Трус… трус… трус!

Новый удар грома.

Рудольф (тянет Гесслера за рукав). Идем. Идем.

Гесслер (поглядев на небо). Гм… (С неудовольствием.) Ну, хорошо. На этот раз я прощаю тебя… Ведь ты не имел намерения убивать меня?

Вальтер. Не имел! Честное слово!

Гесслер. И если бы ты знал, что Гесслер идет по лесу, ты бы не выстрелил?..

Вальтер. Из-за угла нет…

Гесслер. Из-за угла нет? Ценное признание! Значит, не из-за угла ты бы охотно пустил в меня стрелу?

Гедвига. Ну же, Вальтер, скажи «нет».

Вальтер. Да!

Вдали новый удар грома.

Рудольф. Скорей! Скорей!

Гесслер. О! Вот откровенность, достойная разбойника… (Вильгем Теллю) Это ты так хорошо воспитал своего сына?

Вильгем Телль. Я…

Гертруда. Дядя! Он храбрый! Правда?

Удар грома.

Гесслер. Идемте!

Рудольф (хнычет). Мы собьемся с дороги.

Вальтер (Гертруде). Я провожу вас до прямой тропинки.

Вдали звуки рогов.

Гесслер, Это ищут нас наши слуги!

Рудольф. Скорее.

Вильгем Телль. Постой, Гесслер. Я не хочу, чтобы ты сохранил о нас недобрую память… (Берет лук.)

Геселер (прячась за дерево). В чем дело?

Вильгем Телль. О… не беспокойся! Я просто хотел возвратить тебе перо, сбитое моим неловким сыном. Видишь, орел спешит укрыться от грозы? (Стреляет вверх. Падает орел. Вильгем Телль выдергивает перо и подает Гесслеру.) Это тебе на память о Вильгельме Телле.

Гесслер. Будь спокоен, Вильгельм Телль, я тебя не забуду.

 

Явление VI

Те же без Гесслера, Вальтера, Рудольфа и Гертруды.
Все торопятся убежать от грозы.
Сцена все больше и больше темнеет. Удары грома.

Гедвига. Как страшно он сказал это: «я тебя не забуду».

Бабушка. Прежде никто так с нами не говорил: дурное время подошло, дурное время…

Вильгем Телль. От нас зависит сделать его хорошим! Лжет Гесслер! В этих горах повелитель не он, а мы! Небось, струсил он весенней бури.

Гедвига. Не говори так… Он услышит тебя.

Вильгем Телль (сурово). Гедвига, ступай готовить ужин. Мы все проголодались, да и дождь сейчас хлынет.

Гедвига (уходя). Как жаль, что эта пастушка вышла не настоящей пастушкой! Славная девочка!

Вильгем Телль. Черт побери! Она понравилась и мне. Пожалуй, и впрямь осталась бы с нами…

Дети разбегаются.

 

Явление VII

Вильгем Телль, Фюрст и Мауэр, потом Вальтер.

Вильгем Телль (Фюрсту). Что ты скажешь об этом, друг?

Фюрст. Не радует меня все это.

Вильгем Телль. А я верю…. Я верю, что настанет миг, и он не за горами, когда крестьяне сбросят ненавистное иго и прогонят вельмож в проклятую Вену!

Фюрст. По преданию это случится лишь тогда, когда Розенвальдский утес сорвется в долину!

Мауэр. Розенвальдский утес? Я сегодня был возле него: он держался чудом. Почти вся земля осела под ним. Если я его толкну хорошенько…

Вильгем Телль. Ну?

Мауэр. Он скатится в долину!

Вильгем Телль (хватая его за руку). В самом деле? Ты можешь столкнуть утес?

Мауэр (расправляя мускулы). Кажется, могу…

Вильгем Телль. Грохот падения разнесется по всему озеру! Это будет чудесным знаком к восстанию!

Молния и гром.

Вальтер (вдруг появляясь). К восстанию?

Вильгем Телль. Да, Вальтер… Скоро над озером Четырех кантонов раздастся гул падающей лавины, и тогда вся страна вспыхнет вдруг, как сухая ветка! Зарево окрасит холодные альпийские снега и будет видна на тысячу верст! сам император в Вене увидит его из своего чертога, и корона дрогнет у него на голове! В тот день мы опять станем свободны, как орлы, и громко запоем наши древние песни!

Вальтер (в восторге). Отец, я хочу, чтобы это случилось сегодня.

Mayэр. Я сейчас пойду… и толкну утес!

Вильгем Телль. Не так скоро, дети мои, не так скоро… Еще не все предупреждены, еще не все мечи отточены, не у всех луков обновлена тетива!

Голос Гедвиги с порога хижины: «Вильгельм! Вальтер! Где вы»?

Вильгем Телль. Мы идем! Сегодня первое мая! Еще три раза народится и умрет белый месяц, прежде чем успеем мы обойти все селения. Шпионы Гесслера зорки и догадливы. Они будут прислушиваться к шороху наших шагов и к всплеску наших весел. Но мы будем ходить неслышно, как лунные тени, а весла наши будут погружаться в озеро беззвучно, как отражения прибрежных сосен. Наш пароль: лес и горы.

Начинается буря.

Все (повторяют). Горы и лес.

Фюрст (глядя в долину). Огни вспыхнули в замке Гесслера…

Вильгем Телль. Идем, Вальтер! Твоя мать ждет нас (Вдруг, остановясъ.) А где же твой новый лук? Ты потерял его?

Вальтер (смущенно). Нет, отец, я не потерял его.

Вильгем Телль. Где же он? (Стоит на пороге хижины).

Вальтер (помолчав). Я подарил его Гертруде Гесслер. (Уходят.)

 

Явление VIII

Мауэр и Фюрст.

Мауэр. Телль сказал, что луна три раза народится и умрет, прежде чем он позволит мне своротить скалу. Три раза. (Задумчиво). Раз… два… три… много! (Уходя.) А может быть луна слышала, о чем мы толковали и поторопится? (Уходит, закутавшись в плащ.)

Фюрст (один). Хорошо быть сильным. Эх! Если бы моя Маргарита была со мной. Я бы сейчас, в эту непогоду не один возвращался в свою хижину. (Уходит.)

Буря продолжается.

——————–

 

Действие второе

Площадь в Альтдорфе. Базар.

 

Явление I

Торговцы поют, каждый у своего лотка.

Продавец платков.

Вот платки — платочки,
для жены, для дочки,
коль не рвать, — не рвутся,
не тереть, — не трутся,
шелковые, атласные,
голубые и красные.

Продавец сластей.

А вот разная сладость
людям добрым на радость,
для мальчиков, для девулек
купите сосулек.

Продавец оружия.

А вот луки и стрелы,
сам их понаделал,
ножики острые,
рукоятки пестрые,
не скупитесь, швейцарцы,
юноши и старцы,
гоните монету,
у других таких нету.

 

Явление II

Те же, офицер и стража.

Офицер (Держит в руках шляпу Гесслера, Трубит трижды. Все умолкают). «Наместник его величества императора, знаменитый и достославный ландфогт Герман Гесслер сим повелевает: шляпе его, надетой на шесте (надевает на шест шляпу), кланяться, как будто шляпа эта надета на его — наместника — голове. Кто не исполнит сего приказа, будет заточен в тюрьму, как противник имперской власти и как его — наместника — непокорный враг». (Кончив читать.) Слышали, мужики? Кланяйтесь шляпе.

Многие кланяются, другие недовольно ропщут.
Два стража становятся возле шеста.

 

Явление III

Те же без офицера, Вальтер и Мауэр.

Вальтер. Здорово, друзья!

Голоса. Здорово, Вальтер! А ну-ка, посмотрим, поклонишься ли ты шляпе наместника.

Вальтер. Шляпе охотнее, чем самому наместнику.

Хохот.

1-й страж. Эй, ты, молокосос. Смеяться не велено.

Вальтер. Что же, плакать велено?

2-й страж. И плакать не велено.

Вальтер. А что же велено?

1-й страж. Молчать велено. 

2-й страж. И кланяться.

Вальтер (кланяясь). Здравствуй, Гесслер. Что это, как ты похудел?

Хохот.

1-й страж. Эй, долбану я тебя своей секирой.

Вальтер (шепчет что-то Мауэру).

Голоса. Довольно наместнику чудить над нами!

Mayэр (поет).

Ветер-ветерочек
по горам порхал,
ветер-ветерочек
с листочками играл.
Ай, ай, ай! Ой, ой, ой!
Тяжко жить в стране родной!

1-й страж. Эй ты, нельзя петь эту песню.

2-й страж. А ну-ка, бери его.

Они идут к Мауэру, тот обнимает их, сжимает, как тисками, и продолжает петь.
Пока он поет, Вальтер берет у одного из торговцев пилу, подпиливает шест.

Mayэр (поет).

Ветер-ветерочек
охотников скликал,
ветер-ветерочек
охотникам шептал.
Ай, ай, ай! Ой, ой, ой!
Ну-ка Гесслера долой.

Выпускает их.

Мальчишки (подпевают). Ну-ка Гесслера долой.

1-й страж. Ну, и медведь!

2-й страж. Медведь и есть. Эй! Кто кричал: долой!.. Ты кричал? Ты кричал? Ты кричал?

Мальчишки увертываются от них.

 

Явление IV

Те же, Вильгельм Телль и Фюрст.

Вильгем Телль (одному продавцу). Здравствуй, старина. Лес и горы1.

1-й продавец. Здорово, Телль. Горы и лес.

В. Телль (другому). Как живешь, приятель? Лес и горы.

2-й продавец. А ты как? Горы и лес.

Вильгем Телль (мальчишке). Вкусный у тебя леденец? Лес и горы.

Мальчишка. Вкусный и холодный, как лед. Горы и лес.

Фюрст. Наш лозунг знают все!

Mayэр. Телль, третья луна народилась сегодня. Лес и горы.

Вильгем Телль. Ты хорошо считаешь, Мауэр. Горы и лес. Кого там ловят стражи?

1-й продавец. Тех, кто не хочет кланяться шляпе Гесслера. Вон она там на шесте пестреет. Не хочешь ли, Телль, ей поклониться?

В. Телль. Кланяться шляпе! Ха, ха, ха. (Стражам.) Друзья, или вам вовсе не жарко в ваших шлемах, что вы так бегаете взад и вперед?

1-й страж. Ступай своей дорогой.

2-й страж. Только сначала поклонись шляпе.

Вильгем Телль. (1-му стражу). Тебе кланяется тетка Шульц, та, которая прокормила тебя, когда ты остался сиротой… Поспеши навестить ее, она скоро умрет с голоду: вчера Гесслер отнял у нее последнюю корову. (2-му стражу.) Отец твой умер в тюрьме, которую ты охранял. Сколько тебе заплатил за это Гесслер?

1-й страж. Эй, не болтай лишнего!

2-й страж. Ступай, Телль, своей дорогой.

Вильгем Телль. Стыдитесь. Неужели довольно надеть на голову шлем, а на руки перчатки, чтобы из непокорных волков превратиться в робких собак? Их бьют, но они все терпят, лишь бы господин кидал им обгладывать кости. Разве мы не ходили с тобою вместе на охоту, когда были мальчиками? (Другие стражи подходят и слушают). Разве вы родились не в тех же ущельях, разве мы не купались с вами в нашем голубом, как незабудка, озере? Что вам Гесслер? Что вы Гесслеру? Неужели сердце можно купить за деньги? Вот он повесил на шест свою шляпу и велит кланяться ей. А разве Гесслер не набил тюрьмы нашими братьями? Разве он не повесил сотни неповинных ни в чем поселян на наших родных столетних соснах? Ну что же, швейцарцы. Кланяйтесь его шляпе! Кланяйтесь! А я крепче нахлобучу свою шляпу себе на голову и крикну тем, у кого Гесслер не успел еще залить уши своим проклятым золотом: довольно!

Голоса. Довольно!

Часть стражи участвовала в этом ответе, другая часть кричит: кланяйтесь шляпе!
Шум и суматоха.

Голоса. Гесслер идет! Гесслер идет!..

Многие убегают. Торговцы спешат собрать свой товар.
Смятение. Внезапно наступает тишина.

 

Явление V

Те же, Гесслер, Рудольф и Гертруда.

Гесслер. В чем дело? Или торговцы подрались на базаре?

1-й страж. Вот этот поселянин не поклонился шляпе.

Гесслер (не узнавая Телля). Ну, и что же? Или вы уже успели забыть приказ? В тюрьму его, и нечего об этом разговаривать.

2-й страж (Теллю). Слышишь? В тюрьму тебя, и нечего об этом…

Вильгем Телль (вырываясь). Пусти, приятель. Я не болтлив от природы, но на этот раз мне хочется потолковать об этом.

Рудольф. Это тот самый охотник! Тот самый охотник!

Гесслер. Какой охотник?

Рудольф. Который тогда сшиб на лету орла. Посади его в тюрьму, я боюсь его.

Гертруда. Это Вильгельм Телль! А Вальтер? Где Вальтер?

Вальтер. Я здесь, Гертруда!

Гертруда. Твой лук все еще цел у меня! Я уже научилась натягивать его и попадать в дерево!

Гесслер. Тише! (Вильгему Теллю). Здравствуй, друг. Я хорошо помню и тебя, и твоего храброго сына… Так это ты не захотел поклониться моей шляпе? Ну, еще бы! Стоит ли такому знаменитому охотнику кланяться шляпе какого-то наместника! (Вдруг приходя в ярость.) Слушайте, вы, мужичье! У меня тонкие уши, а у вас здоровые глотки. Я поэтому слышу многое, чего бы вы не хотели, чтобы я слышал! Я знаю, что по ночам вы собираетесь, словно стаи голодных волков, на пустынных берегах озера и грозите кулаками моему замку! Вот что я скажу вам! Выкиньте эту дурь из головы! Моя власть крепка, как этот шест! (Ударяет палкой по шесту, шест с треском ломается.)

Рудольф. Кто-то подпилил шест!

Гесслер. Кто подпилил его? (Молчание). Хорошо! (Теллю.) За это ответишь ты! (Замахивается палкой.)

Вальтер (становясь перед отцом). Я это сделал.

Вильгем Телль. Безумный мальчишка…

Рудольф. Накажи его хорошенько.

Гертруда (хватает Гесслера за руку). Простите его! Пожалуйста, простите. Я уверена, что он подпилил шест… нечаянно.

Рудольф. Нет, нарочно! Нет, нарочно!

Гесслер. Не ссорьтесь. Я, конечно, прощу его. Успокойся, Гертруда, и помни, что племяннице наместника надлежит быть сдержанной и спокойной… Я прощаю тебя, сын знаменитого охотника. (Ропот удовлетворения.) Я прощаю и тебя, знаменитый охотник. (Снова ропот удовлетворения.) Я прощаю вас обоих, но мне очень понравилось, Вильгельм Телль, как ты стреляешь из лука… Я хочу еще раз полюбоваться на твое искусство.

Вильгем Телль. Прикажи, я стрельну в любую цель, лишь бы стрела долетела до нее.

Гесслер. А далеко ли летают твои стрелы?

Вильгем Телль. На сто шагов я попаду в это яблоко. (Берет у торговца яблоко.)

Гесслер (беря у него яблоко). Прекрасно… Не правда ли, и вы все хотите полюбоваться стрельбой Телля?

Голоса. О, еще бы!

Гесслер (Теллю). Ну, так сшиби это яблоко стрелою с головы своего сына…

Ропот ужаса в толпе.

Гертруда. Что? Что?

Рудольф. Вот интересно!

Гертруда. Я не хочу! Не хочу!

Гесслер (в бешенстве). Довольно. Мне, наконец, это надоело. Уведите ее домой.

Гертруда. Я не пойду. Я не пойду.

Гесслер (стражам). Уведите ее.

Гертруда. Попробуйте тронуть меня. Рудольф. Ступай сейчас же.

Гертруда (вырываясь). Прочь…

Вальтер. Не бойся, Гертруда. Это вовсе не так страшно. Я ни капельки не боюсь.

Гертруда. Правда?

Вальтер. Наши лесные кантоны славятся стрелками, а Вильгельм Телль в нашем кантоне первый стрелок.

Гесслер. Стреляй!

Вальтер (отцу). Кидай мне яблоко.

Уходит с яблоком. Слышно, как он кричит за сценой: «сто шагов».

Фюрст. Друг, не робей.

Вильгем Телль (Прячет одну стрелу у себя на груди, а другую накладывает на лук). Тише!

Наступает тишина.

Гесслер. Я считаю до трех, и если на третий раз ты не выстрелишь, твой сын будет повешен .. Раз… два… три…

Телль пускает стрелу.

Все. Яблоко упало.

Фюрст. Какое счастье!

Вальтер приносит яблоко, пронзенное стрелой, и кидает его к ногам Гесслера.

Рудольф. Только и всего?

Гертруда (ему). Не хочешь ли, чтоб и у тебя с головы сшибли яблоко?

Гесслер. Браво, Телль, браво. А скажи-ка, зачем это ты спрятал у себя на груди еще одну стрелу?

Вильгем Телль. Если бы я промахнулся, я бы пронзил ею твое сердце.

Гесслер. Я надеюсь, Вильгельм Телль, что мы не последний раз встретились с тобой… (Насмешливо). Свободная Швейцария!

Вильгем Телль и все хором. Свободная Швейцария!

Гесслер (вздрагивает и отступает невольно. Затем резко Рудольфу). Идем! Нас ждут в замке! (Уходят.)

 

Явление VI

Те же, без Гесслера, Рудольфа и Гертруды.

Фюрст. О твоем выстреле, Телль, будут петь наши потомки!

Mayэр (подходя к ним). Когда сталкивать утес? Я не хочу ждать дольше!

Вильгем Телль. Через три дня в замке Гесслера будет пир по случаю дня рождения Рудольфа. На этот пир съедутся все сановники…

Вальтер. Еще целых три дня…

Вильгем Телль. Они промчатся, как три мгновения! На закате, Мауэр, будь возле утеса. Когда с башни замка загремят сигнальные трубы…

Мауэр. А если не загремят?

Вильгем Телль. Тогда или забудь, что такое свобода или прыгай сам в пропасть, ибо это будет значить что победил Гесслер.

Вальтер. Трубы загремят. Трубы загремят…

Торговцы расходятся группами, толкуя о чем-то шепотом.

Мауэр. Итак, через три дня… Лес и горы…

Фюрст. Тсс… там в кустах прошуршало что-то….

Вильгем Телль. Змея или ящерица… (Вальтер кидает камень в кусты.) Да… через три дня. Горы и лес. (Мауэр и Фюрст уходят).

Вильгем Телль (ласково). Ну, Вальтер, ты хоть и мальчик, а вел себя, как настоящий горный охотник. Спасибо тебе, Вальтер!

Вальтер (смеясь). Спасибо тебе, что не промахнулся. А все-таки Гертруда славная девочка.

Вильгем Телль. Да, золото еще не успело ослепить ее. Ну, садись в челнок и поезжай в Ури! Скажи… всем… Лес и горы.

Вальтер. Горы и лес. (Расходятся в разные стороны).

 

Явление VII

Некоторое время сцена пуста. Затем из кустов появляется шпион.
Он потирает ушибленное камнем плечо, озирается и крадется за Вальтером.

——————–

 

Действие третье

В замке Гесслера.

 

Явление I

1-й и 2-й стражи, потом шпион.

1-й страж. Ты чего это вздыхаешь, словно тебе на спину взвалили жернов?

2-й страж. Да нехорошо, брат. Ведь отец-то мой в самом деле в тюрьме помер, а я…

1-й страж. Пожалуй, Вильгельм Телль-то не солгал в тот раз, когда назвал нас цепными собаками!

2-й страж. А ведь когда-то и мы с тобой лазили то горам и распевали песни о швейцарской свободе!

1-й страж. Это ты сманил меня наняться на службу к наместнику!

2-й страж. И врешь, не я, а ты меня!

1-й страж. Нет, ты!

2-й страж. Ан ты!

1-й страж. Врешь!

2-й страж. Врешь! (Тычут друг в друга алебардами.)

Шпион. Я должен видеть его светлость!

1-й страж. Ты опять с доносом?

2-й страж. Проваливай!

Шпион. Пропустите меня…

1-й страж. Его светлости сегодня не до тебя.

2-й страж. Его светлость сегодня готовится пировать.

1-й страж. А не слушать твою болтовню.

Шпион (делая особый знак). Корона и трон.

Оба стража. Лес и горы. (Выталкивают шпиона и выходят за ним.)

 

Явление II

Гертруда и Рудольф.

Гертруда (вбегает с голубем в руках). Это мой голубь, а не твой.

Рудольф. Не смей выпускать его.

Гертруда {увертывается от него и выпускает голубя в окно). Лети!

Рудольф. Как ты смеешь? Ты должна помнить, что мне сегодня исполнилось ровно 12 лет, и что стало быть, я на целый год старше и умнее тебя.

Гертруда. А я всюду одна хожу, а ты боишься. Мне Вальтер Телль подарил лук, а тебе нет.

Рудольф. Если я захочу, мне папа купить золотой лук.

Гертруда. Вот и сказал глупость. Золотых луков не делают.

Рудольф. А я захочу, — и сделают. А если твой Вальтер попадется мне еще раз на глаза, я изобью его так…

Гертруда. Ты-то?

Рудольф. Я!

Гертруда. Да он тебя мизинцем побьет.

Рудольф. Что?

Гертруда. Вальтер идет!!

Рудольф. Где?.. Где?..

Гертруда. Ага, струсил!.. Я девчонка и то ловчее тебя. (Вырывает у него из-за пояса кинжал.) Отними, на, попробуй.

Рудольф. Отдавай сейчас  же! (Бежит за ней.)

Гертруда. Цип… цип… цип…

Рудольф. Тебя взяли, чтобы мне было весело, а ты меня дразнишь.

Гертруда. Цип… цип… цип… Я не кукла и не игрушка.

Рудольф. Папа мне сказал, что если б не наследство, тебя бы давно прогнали…

Гертруда. Цип… цип… цип…

Рудольф (Бежит за нею и, наконец, падает, зацепившись за стул. Плачет). Дрянная девчонка… Вот я скажу папе! (Уходит.)

 

Явление III

Гертруда, потом шпион.

Гертруда (Кидает ему вслед кинжал). На… Плакса… Нет! В горах куда веселей!

Шпион (в разорванной одежде, вбегает и тот-час запирает за собою дверь). Где наместник? Где наместник? Корона и трон…

Гертруда. Что вам нужно?

Шпион. Госпожа Гертруда… Измена… Стражи не хотели пускать меня к его светлости, а между тем у меня есть верные донесения. Корона и трон… (Делает знак.)

Гертруда (комично повторяя знак). Трон и корона… Но я не знаю, где наместник… он готовится к пиру.

Шпион. Дорога каждая минута… Три дня назад я подслушал разговор Телля и других поселян… они готовятся сегодня проникнуть в замок во время пира…

Гертруда. Ну, ну…

Шпион. И захватить власть в свои руки… Я стал следить за сыном Телля, Вальтером… Он в челноке уплыл в Ури, мой помощник, которого я тогда же послал к Гесслеру, перешел на сторону мужичья. Их пароль — лес и горы. Когда Вальтер отъехал с берега, я взял свою пращу…

Гертруда {в ужасе). Что?

Шпион. Выбрал хороший круглый камень и пустил в него…

Гертруда. А…

Шпион. Но промахнулся!

Гертруда {радостно). Как хорошо… То-есть. Ах, как плохо.

Шпион. Стража склоняется на сторону мятежников.

Гертруда. Вся стража?

Шпион. Даже австрийцы, приехавшие из Вены стали толковать о свободе и бранить вельмож. Я сейчас бегу предупредить тех, кто еще верен, хотя таких осталось мало! Скажите все это Гесслеру! Корона и трон! (Выскакивает в окно.)

 

Явление IV

Гертруда, Гесслер, Рудольф.

Гесслер. Ты опять вздумала дразнить Рудольфа, противная девчонка. Завтра же я отправлю тебя назад в Вену. А сегодня, вместо того, чтобы веселится, сиди в своей комнате.

Гертруда. И не нужно мне вашего веселья. Вот теперь я нарочно ничего не скажу вам…

Гесслер. Это еще что такое значит?

Гертруда. Это значит: лес и горы… Никто вас тут не любит и не боится. (Уходит.)

Рудольф (хнычет). Она сказала, что Вальтер сильнее меня.

Гесслер. Завтра же мы отправим ее в Вену. (Хлопает в ладоши). Готовьте стол! Через час начнут собираться гости.

Сцена темнеет. Через некоторое время начинается музыка.
Когда сцена светлеет, то виден в глубине ее роскошно убранный стол,
и нарядные пары дефилируют под музыку и занимают за столом места.
Рудольф сидит рядом с Гесслером.

 

Явление V

Те же и шпион.

Шпион (подкравшись к Гесслеру). То, что сказала Гертруда — истинная правда!

Гесслер (ударив его по щеке). Ах, негодяй, ты тоже будешь говорить, что меня никто не любит и не боится! (Шпиона уводят.)

Голоса. Певец! Певец!

 

Явление VI

Те же. Вильгем Телль, переодетый певцом.

В. Телль (поет).

Царь позвал к себе певца,
говорит ему: «Послушай,
выпей доброго винца,
сладких яств моих откушай,
золотом карман набей,
но потешь моих гостей».
И певец ему в ответ:
«Стряпает твой повар вкусно,
лучше вин на свете нет.
Только петь мне что-то грустно —
не веселье на уме:
мой отец и брат в тюрьме,
всюду слышен звон оков.
Всюду иго на народе,
сердце нищих батраков
позабыло о свободе».
Царь сказал: «Казнить певца!»
Так и не пил он винца.

Рудольф. Мне совсем не весело от его песни.

Гесслер (хмуро). Что это за глупую песню ты затянул? Спой что-нибудь такое, от чего все бы повскакали с мест и заплясали бы по-свадебному. Ну! (Кидает ему кошелек с золотом.)

Вильгем Телль (не поднимает кошелька, поет).

Ты не плачь, мой сыночек,
подожди один денечек, —
улетит прочь ненастье,
к нам вернется наше счастье,
горя было довольно,
заживем мы снова вольно.
Это будет очень скоро:
наш пароль: лес и горы.

(Срывает парик и бороду.)

Лес и горы! Лес и горы!

Голоса (за сценой). Горы и лес! Горы и лес!

Вильгем Телль. Ну что ж! С мест все повскакали? Пляшите теперь!

Гесслер. Ко мне! Стража! Корона и трон!

Стражи. Лес и горы!

Гесслер. Измена…

Слышны звуки сигнальных труб и далекий все растущий гул.

 

Явление VII

Те же, Вальтер, Фюрст и другие стрелки.

Вильгем Телль. Фюрст, Вальтер! Слышите гром? Это Розенвальдский утес сорвался в долину. Эй, друзья охотники! Вяжите их!

Гесслер (выхватывая меч). Прочь… Рудольф. Корона и трон!

Вильгем Телль. Лес и горы! (Бьются на мечах.)

Гесслер. Корона и трон! (Вдруг опрокидывает табурет под ноги Теллю и кидается в окно. Швейцарцы хватают его. Он хочет вырваться от них, и во время борьбы его камзол разрывается.)

Фюрст. Дракон у него на груди! Дракон у него на груди! (Кидаясь к Гесслеру.) Где дочь моя?.. Это ты похитил ее…

Гесслер. Где твоя дочь?.. Или ты обезумел! Почем я знаю?

Вальтер. Фюрст, Фюрст! Я скажу тебе, где твоя дочь. Где Гертруда?

 

Явление VIII

Те же и Гертруда.

Гертруда {вбегает). Я здесь…

Рудольф. Ай! Мне страшно!

Фюрст. Гесслер, скажи, кто она? Клянусь, что тогда я спасу твою жизнь. А если не скажешь… (Приставляет кинжал к его груди.)

Гесслер. Это Маргарита Фюрст.

Фюрст (обнимая Гертруду). Дитя мое, дитя мое!

Гертруда (хлопая в ладоши). Лес и горы! Лес и горы!

Вильгем Телль (указывая на Гесслера, Рудольфа и др). Связать их всех и отвести в тюрьму. Мы не будем их убивать! Мы выведем их завтра на дорогу и скажем: уходите. (Их уводят.) Теперь, друзья, спокойствие. Власть у нас в руках, но нам нужно доказать, что мы достойны этой власти. Фюрст, ты успеешь наглядеться на Маргариту, теперь — за дело. Все ли солдаты на нашей стороне?

Голоса (отовсюду). Все!

 

Явление IX

Те же (без Гесслера, Рудольфа, гостей) и Мауэр.

Mayэр. Фу!.. Утес оказался тяжелей, чем я думал.

Все. Да здравствует Мауэр!

Мауэр (наливая себе кубок). Да здравствует свобода!

Вильгем Телль отнимает кубок и выплескивает вино.

Вильгем Телль. Мы нальем тебе нашего старого горного вина… Но завтра, а не сегодня. (Указывает в окно.) Всюду на горах горят огни. Все лесные кантоны восстали… Все крестьяне, все охотники, поднялись на господ… Слышите, как гудят колокола, как гремят трубы? Эхо доносит победные песни… Да, теперь мы можем петь наши древние песни, не боясь, что кто-то недобрый услышит их! Идемте в горы, друзья, идемте в горы!

Вальтер (публике).

Если скучно вам жить в долинах,
приходите в горы к нам.
На огромных грозных вершинах
побродить будет весело вам.
Вы полюбите наши боры,
аромат альпийской травы.
Вы полюбите наши просторы,
горный воздух полюбите вы.
В быстрых речках играют форели,
глухо ропщет далекий обвал.
О стрелке, о Вильгельме Телле,
вам расскажет отгулие скал.
Как народ защищал он грозно,
как прогнал угнетателей прочь.
Приходите! Но нынче поздно:
Уже наступила ночь!

Сцена темнеет.

 

1 Слова «лес и горы» и «горы и лес» все время говорятся шепотом.

С. С. Заяицкий. Стрелок Телль. Пьеса в трех действиях. Рисунки В. Ковальциг. Второе издание. Детский театр. М.: Государственное издательство, 1925

Добавлено: 10-03-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*