Сцена из романа

Весь вечер он ловил, влюбленный и немой,
Твои движения глубоким жгучим взором.
И бледен, и угрюм. весь занятый тобой,
Он даже не следил за общим разговором.
И вдруг конфузился, застигнутый врасплох,
На сделанный вопрос что отвечать не зная,
А ты, в груди сдавив невольный тайный вздох,
Притворно весела, смех звонкий рассыпая,
Ни ласковый привет, ни нежный взор тайком
Ему не бросила ни разу меж гостями,
Но ты спасительно зажечь могла бы в нем
Луч солнца радостный двумя-тремя словами…
У вас был новый гость, приезжий, ваш сосед,
Самонадеянный, богатый и хвастливый,
Помещик пожилой, пятидесяти лет.
Ты так кокетливо, без скромности стыдливой,
Весь вечер плоские любезности его
Со звонким хохотом бесстыдно поощряла,
Но от ревнивых глаз не скрылось нечего…
Он, бледный юноша, в котором кровь вскипала,
Который каждый миг считал, как целый год,
Подметил, вне себя, растерзанный тобою,
Как жар твоих ланит то вспыхнет, то замрет,
Как твой тревожный взор на миг блеснет слезою…
Но вот досадный гость сквозь град усердных звов
Твоих родителей, о свадьбе уж мечтавших,
Ушел, и ты одна, задумчива, без слов,
Безмолвна и строга… и из очей пылавших
Под тенью длинною опущенных ресниц,
Не бросила ему, стоявшему с мольбою
Ты хоть одной из тех сияющих зарниц,
Которых свет ловил он жадною душою…
Дыханье затаив, тебя позвал он в сад,
Чтоб там в истоме слез и жгучего лобзанья
Унять своей любви кипящий в сердце яд.
Где, как в былые дни, сомненья и страданья
Ты лаской нежною отрадно-б уняла…
«Нет, поздно, спать пора»… притворно ты зевнула,
И вспыхнув трепетно, вдруг руку отняла,
Ушла и, не взглянув, едва ему кивнула
А сад раскидистый, весь полный тишины,
С певучим соловьем и запахом сирени,
Волшебно залитый сиянием луны,
В аллеях разбросал причудливые тени.
В предпраздничной тиши все спало чутким сном,
Лишь соловей свистал, да песня хоровая
Неслась торжественно в безмолвии ночном,
Над сонною рекой чуть слышно замирая…
А он, трепещущий, у милого окна,
Смотрел из тьмы кустов, как в блеске свечки бледном,
Полураздетая, печальна и томна,
Ты локоны вила, чтоб завтра всепобедным
Сияньем красоты привлечь любовь того,
Кого не любишь ты и с миною веселой
Любовь и все мечты расцвета твоего
Убить и разом сжечь все жертвою тяжелой,
Суровой жертвою, решенною тобой.
Чтоб жизнь того разбить, кого ты так любила…
Ты завиваешься, слеза же за слезой
Бегут из глаз твоих, но строго и уныло
Огонь решимости горит под влагой слез…
А он, прикованный, все сердцем понимая,
Не может глаз отвесть от этих длинных кос,
В забвении глядит, как грудь полунагая,
Дрожа, волнуется… как белая рука
Недвижно свесилась в минуту утомленья,
Едва стащив с ноги разутой край чулка…
То верно стройный звук донесшегося пенья,
Луна и соловей, смола цветов и трав
Тебе напомнили все счастье золотое,
Любовь, мечты, его… и ты, затрепетав,
Захлопнула окно, чтоб в мертвенном покое
Порыв свой заглушить на зло цветам, луне,
Чтоб не достиг их зов к душе неугомонной,
Чтоб в сердце умертвил все долг твой не-преклонный…
Свеча погаснула в завешенном окне…
А он окаменел, безумный, опьяненный,
От страсти и стыда горя в двойном огне…

Раздел “Любовь и грезы”

Сны на-яву. Собрание стихотворений Л. И. Пальмина. Издание В. М. Лаврова и В. А. Федотова. М.:  Университетская типография (M. Катков), 1878

Добавлено: 21-01-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*