Святые ворота

Было это дело на Москве-белокаменной, Золотые-Маковки. Приходил в Москву Гришка-самозванец, приводил с собой вражеского войска видимо-невидимо. Царское войско — кой в смертном бою уложил, кой лукавыми речами обольстил да на свою сторону поворотил. Пришел на Москву — да за святые стены зашел, в царские покои, обрядился по царскому обычаю и говорит:

— Ну, вот я и царь стал!..

И заводил он про свою голь кабацкую в царских покоях почестен стол, пир широкий, пированьице: они пьют зелено вино, едят яствушки непотребные, постов не соблюдают, озоруют, народ стращают, по святым иконам из пушек палят…

И о ту пору содрогнулись святителе в святом Кремле. Душно, тяжко стало им под спудом лежать…

Поднимались они из-под спуда в полночный час. Собирались святители московские крестным ходом. Облачение на них светом небесным светится; свечи воску ярого сами возжигаются, колокольный звон сам наружу просится, — загудел Иван-голова на всю Москву… Отверзались Спасские ворота, железокованные, сами собой, — вражьи дети ничком попадали… Выходили из кремлевских стен московские святители в крестный ход. В перву голову Алексей святитель, Петр святитель, Иона да Филипп…

— А не место нам, служителям Пречестного Господа, с басурманами опочив держать…

Как увидел видение чудесное Гришка-вор, залезал он, пес, с перепугу в пушку, выкрикивал из пушки, окаянный, не своим голосом:

— Ай же вы, мои слуги верные! Пушкари, пищальники, дружина моя хоробрая!.. Вы вставайте на ноги резвые, вынимайте сабли вострые, вы палите из пищалей, из пушек на всю Москву. Постойте за царя за вашего, за меня, Гришку-вора!..

Собиралась дружина поганая, вынимала сабли вострые, пищали свои налаживала; заряжали пушкари пушку кремлевскую, — палили по ходу по крестному. А того они не ведали, что в той пушке Гришка-вор сидел… Вылетала из пушки и Гришкина душа, — она хмурилась, гневалась, пушкарям грозилась недогадливым… А нечистая сила Гришку-вора ждала: она в когти его железные приняла, потащила его в преисподнюю… И тут в страхе вражьи дети разбежалися, растекалися; кто туром обернулся, да с тем и ушел; кто зайцем еле ноги унес, кто серым зверем прыскучим его обогнал, еще кто на карачках за Маринку безбожную спрятался… А сама Маринка-безбожница обернулась сорокой-трещоткой, улетала в леса темные. И оттуда ей в Москву залетать заказано…

Возвращались святители за стены кремлевские, пели молебны хвалебные, под спудом ложились праведный сон-опочив держать.

С той поры, как прошли святители воротами Спасскими, и по наше время, кто идет, шапку ломит, Богу-Господу молит, святых угодников поминает, что кремлевские стены от сорому спасли.

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 13-01-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*