Стихи Александра Пушкина с матами, пошлые стихи с нецензурной лексикой

Предупреждаем, статья получилась большая, с ремаркой и некоторыми перечислениями, так что специалистов в данном вопросе, сразу просим переходить к текстам сочинений.

Всем же остальным, нашим пытливым читателям, хотелось бы сказать, можно подумать, что собирать «непотребное» в одном месте, это не пристойно, но выяснилось, что сие действо происходило и более двухсот лет назад и сравнительно недавно, так что не будем изменять традиции, поддержим ее.

В критических статьях, филологи склоняются к мысли, что свободный доступ к подобным «непотребствам» ничего нового не добавляет к оценке творчества, а только умоляет ее, и нет ни чего не нормального, чтобы скрывать это за многоточиями, скобками, дальше, как правило, с козырей, про моральный аспект, ответственность и пошло-поехало.

Так вот, если проследить за датами, то можно увидеть, что подобная многоточечность проходит сквозь все творчество поэта, включая черновики, письма и дневниковые записи. По-видимому, где возможно, изымалось нецензурное слово, но с силой рифмы, было, сложно справится, поэтому в некоторых матерных стихотворениях убирались целые строки, а если этого было недостаточно, то и отдельные пошлые слова, могущие натолкнуть на непозволительный вывод, продолжить ассоциативный ряд. Стихи с матами из-за подобного трепетного обращения теряли не только часть содержания, первоначальный замысел, а зачастую и смысл вообще.

Такой замечательный подход, в нашем случае, возобладал везде, и мораль наша за прошедшее время достигла неимоверных высот, оставив нас в одиночестве. И теперь, оставшись однѣ на грешной земле, попробуем представить вашему вниманию то, что было скрыто почти двести лет в уважаемых академических изданиях за многоточиями и острыми скобками.

Одна ремарка, не маленькая к слову. Пушкин написал достаточно много разноплановых сочинений, это же касается и стихотворений с использованием матерных слов и сюжетов, что дает возможность их классификации (да-да, наука и тут приложила свою руку). Так вот, по содержанию, их можно разбить на три группы: приличного содержания с использованием нецензурных, матерных слов, фривольного содержания с использованием «непристойных» слов и без оных.

К первой группе можно отнести стихотворения «Дельвигу (Друг Дельвиг, мой парнасский брат…)» (1821), «Мой друг, уже три дня…» (1822), «Телега жизни» (1823), ко второй «К кастрату раз пришел скрипач…» (1825), «Анне Н. Вульф (Увы, напрасно деве гордой…)» (1825), «Сводня грустно за столом…» (1827) и к третьей: «Красавице, которая нюхала табак» (1814), «Гавриилиада» (1821).

И за всем этим стоит «Тень Баркова». Если бы чуть раньше было определено авторство, выправлен текст, и сочинение попало в академическое издание, как бы повеселились специально наученные люди, представляя на суд читателя эту череду многоточий.

П.С. Посвящено оптимизации текста.

Первоначальная идея заключалась в том, чтобы показать, наряду с безусловной гениальностью автора, его, все-таки, земное происхождение, и попытаться при этом избежать вульгаризмов, используя «обтекаемые» термины.

И тут на тебе, понеслась родная по кочкам: веяние времени, улучшаем интерес к контенту, боремся за посещаемость, без мата не обойтись.

Мой совет: подсвеченное, важно, но большее внимание обращаем на представленный контент. Приятного просмотра.

п.с. в П.С. Из японского хайку:

Вереск срублен,
Dev наступил на горло Пиерес,
сколько там еще их осталось,
семь-восемь.

Стихи непристойного содержания с использованием мата

Тень Баркова
У Лукоморья дуб… (Подражания)
Недавно тихим вечерком…
Евгений Онегин (Подражания)
Чувствительная барыня идет в пол-пьяна…
Сводня грустно за столом…
Орлов с Истоминой в постеле…
Смеетесь вы, что девой бойкой…
Накажи, святой угодник…
От всенощной вечор идя домой…
Эпитафия (О слава тщетная! о тленья грозный вид…)

Стихи пристойного содержания с использованием мата

Мой друг, уже три дня…
Телега жизни
Дельвигу (Друг Дельвиг, мой парнасский брат…)
Городок
Рефутация г-на Беранжера
Вяземскому (Язвительный поэт, остряк замысловатый…)
К портрету Каверина
27 мая 1819
На Стурдзу

Стихи вульгарного содержания

Пупок чернеет сквозь рубашку…
Анне Н. Вульф (Увы! напрасно деве гордой…)
К кастрату раз пришел скрипач…
Вишня
Она тогда ко мне придет…
Ты и я
Царь Никита и сорок его дочерей
Красавице, которая нюхала табак
Гавриилиада
Как широко…
Монах
Фавн и пастушка
В глуши, измучась жизнью постной…
Мне жаль великия жены…
На А. А. Давыдову (Иной имел мою Аглаю…)
Сказка о медведихе
В Академии наук…
Брови царь нахмуря…
Но ты — губерния Псковская…
Христос воскрес (Христос воскрес, моя Реввека!..)
Припадками болезни женской…
Кж. В. М. Волконской
Веселого пути…
И дале мы пошли — и страх обнял меня…
Эпиграмма (На А. А. Давыдову)
Бова
А в ненастные дни…
Сожаленье не поможет…
Куплеты (На слова «С позволения сказать»)
Вертоград моей сестры…
Раззевавшись от обедни…
Сравнение
Из письма к Вигелю (Проклятый город Кишенев!..)
Вот перешед чрез мост Кокушкин…
Юрьеву (Здорово, Юрьев именинник!..)
Платонизм
Леда
Нимфодоре Семеновой
На кн. А. Н. Голицына
Разговор Фотия с гр. Орловой
Мансурову
Из письма к Вяземскому (Любезный Вяземский, поэт и камергер…)
К Сабурову
Князь Шаликов, газетчик наш печальный…
Гауншильд и Энгельгард…
На Каченовского
На К. Дембровского
A son amant Eglé sans résistance…