Тайны моря

Косте не спится, он переворачивается с боку на бок, закрывает глаза, ложится на спину, сворачивается калачиком, опять вытягивает ноги, но сна все нет.

Костя взволнован приездом отца; его отец моряк и сегодня вернулся из кругосветного плавания, откуда привез с собою массу диковинных вещей, о которых Костя раньше и понятия не имел. Тут были: редкие экземпляры коралла, разные виды рыб в баночках со спиртом, куски янтаря, раковины, жемчуг и чучела различных зверей.

Мальчик весь день занимался рассматриванием всего этого, слушая в то же время интересные рассказы отца о том, что ему пришлось видеть и узнать во время пути.

Костя не мог достаточно налюбоваться привезенными новинками, достаточно наслушаться рассказов отца. Сколько нового узнал он из них! И, лежа в кроватке, он думал о громадных китах, красивых раковинах и страшных зверях жарких стран.

— Вырасту большим, непременно сделаюсь моряком, как папа, — сказал сам себе Костя.

— А почему ты хочешь сделаться моряком? — спросил у него чей-то нежный, тоненький голосок.

Костя посмотрел с недоумением в ту сторону, откуда раздался голос, и каково было его удивление, когда он увидел, что с ним разговаривает маленькая коралловая фигурка, изображающая курящего матросика, та самая, которую он сегодня получил в подарок от отца.

— Что ты мне не отвечаешь? — спросил матросик. Костя даже улыбнулся: так забавно показалось ему, что фигурка умеет говорить.

— Я удивляюсь тебе, — ответил мальчик.

— Ты еще больше удивишься, когда увидишь то, что я покажу тебе.

Костя с недоверием посмотрел на странного матросика, но не успел он ответить, как они, словно чудом, очутились на берегу моря.

Раскинулось оно, безбрежное, далеко, далеко; куда ни взглянешь, везде вода и небо, ни одного кусочка земли, ни одного островка. Вон издали катится седой вал, чем ближе к берегу, тем он растет все выше и выше; вдруг волна перегнулась и, рассыпаясь, обдала берег густой пеной. А за этой волной несется другая, третья, и кажется нет им конца. Точно буря ревет над морем: волны воют и стонут. Но мало помалу они утихают, и мрачное, еще зеленое море превращается в приветливое голубое, как лазурь. Лежит оно, как зеркало, гладкое, отражая в себе луну и звезды, свет от которых разбежался по тихим струям его.

И видит Костя сквозь прозрачную, как хрусталь, морскую влагу укатанное желтым и серебряным песочком дно морское, по нем, как узоры, рассыпаны разноцветные камни и раковины различной величины, между которыми то тут, то там красиво разрослись перистые морские растения.

— Посмотри! — говорит коралловый моряк, — вон спускается и поднимается большая, разделенная внутри на несколько камер, раковина, в ней живет моллюск кораблик.

— Точно такая же лежит у нас на камине, — подумал Костя, — но я не знал раньше, что в раковинах живут моллюски.

— А это что за раковина, зеленовато-бурая с продольными белыми полосками? — спросил он у своего проводника.

— Это жемчужница перламутровая, из нее получают лучший жемчуг и перламутр.

Мальчик взял одну из них в руки и стал ее разглядывать. Внутренняя сторона ее переливала всеми цветами и была усеяна большими и маленькими бугорками.

— Фи! — вскричал Костя и бросил раковину обратно в море. Внутри ее лежало что-то мягкое, бесформенное, слизистое.

— Хи-хи-хи, — засмеялся матросик, — ты испугался самого безвредного существа, моллюска. Видно, брат, ты не из храбрых!

— Я вовсе не трус, но мне было гадко трогать это глупое животное.

— Напрасно ты бранишь его: оно не глупое, если умеет из своей кожи выделывать себе раковину, да еще украшать ее жемчугом.

— Как, сам себе делает раковину? — воскликнул Костя.

— Очень просто! Моллюск выпускает из своей кожи вещество, подобное извести, которое твердеет и образовывает раковину-домик. Этого мало —  моллюск придает своему домику удобную форму и окрашивает его в различные цвета. Ты сам видишь, какими разнообразными раковинами усеяно дно морское.

— А жемчуг в раковине, неужели такой же, как мамин? значит, и тот лежал в раковине жемчужницы, глубоко в море. Как же его достали?

— Погоди, я покажу тебе, как люди ухитрились вылавливать его, а пока посмотри-ка направо. Что ты там видишь?

Костя повернул голову в ту сторону, да так и ахнул от восторга. Глубоко в воде, чуть-чуть выдаваясь верхушками над уровнем моря, росли красивые ветвистые деревья с цветками.

— Ты думаешь, это деревья? — продолжал его спутник. — Нет, не деревья!

Ствол, веточки, цветочки — все живые существа, крохотные отдельные животные — полипы, живущие в морях в соленой воде. Пресную они не переносят. Каждое дерево состоит из целой колонии полипов, сообща работающих над постройкой его.

— Ах, смотри, тот полип выпустил из тела тоненькие ниточки и обволок ими какую-то мелюзгу, — указал Костя.

— Это он добычу обжег своими крапивными нитями, чтобы она от него не ушла; полипы всегда так охотятся за пищей, — ответил спокойно матросик.

— И ты был в море, строил такие же деревья и так же охотился?

— О, это было уж очень, очень давно! Жили мы большой колонией у берегов Мадагаскара. Между всеми соседними общинами наша славилась своими работниками; тем более нам это было лестно, что полипы народ дельный, сидеть без работы не любят. Начали мы со ствола: когда он был готов, мы принялись за ветки и веточки. Работа кипела, и не прошло много времени, как у нас образовалось большое ветвистое дерево, дошедшее до самой поверхности воды. Были между нами смельчаки, которые хотели продолжать работу и выше, но как только они высовывались из морской воды, то моментально умирали. Вокруг нас соседи тоже не дремали, у них также кипела работа; рядом с нашими стояли такие же деревья, образуя правильный круг в виде кольца. Я раз слышал, люди называют такой круг коралловым рифом.

— Где же вы берете материал?

— В самих себе. Пищу, которую мы съедаем, мы в виде липкой жидкости выпускаем, она затвердевает и служит нам единственным материалом для сложной постройки рифа. И как весело было у нас! Какая жизнь кипела по всем закоулкам нашего рифа: как птицы в ветвях, проворно играли между нами рыбки, раки и полипы. Под нами сидели скромные лилии и розоватые франтихи, морские звезды. Все это двигалось, охотилось и отдыхало. Как было весело! — добавил рассказчик.

— Вот посмотри сам, что там творится!

Костя заглянул вглубь и увидел множество оранжевых и розовых звездочек, усаженных иголками, тело у них было плоское с пятью отростками, на конце каждого из них находился глаз.

— Разве они светятся? — спросил Костя, внимательно рассматривая их.

— Они не потому называются звездами, а по своей форме; ведь они живые существа!

— Скажи, пожалуйста, отчего у этих цветов нет листьев, как у наших, а только одни цветы? — указал Костя на целую массу цветов, прикрепленных стеблями к подводным камням.

— Потому что это не растения, а тоже морские животные; они прикреплены к месту и не в состоянии двигаться, мелкие моллюски вместе с водою попадают им в рот, так что им не нужно искать пищи.

— Да, — сказал коралловый человечек, — много чудес скрывает в себе глубокое, то грозное, свирепое, угрожающее, то тихое, ласково убаюкивающее море!

— Посмотри, посмотри скорее! — вскрикнул Костя и указал рукою на новое, дивное зрелище. Море заколыхалось и точно загорелось со всех сторон, на всем его протяжении образовались широкие полосы света, которые шли то в виде искрящейся, извилистой ленты, то в виде светящейся волны, то вырывались из под колес шедшего корабля дождем огненных брызг.

— Я знаю, что это такое. Мне еще сегодня папа рассказал. Этот свет издают все низшие морские животные, при малейшем колебании моря; чем больше их накопляется на поверхности, тем сильнее и красивее этот свет.

Луна и звезды между тем гасли, на востоке показались розовые проблески зари, охватившие вскоре; пол неба.

Величественно встало солнце для дневного обхода мира.

Другая жизнь началась в глубине и на поверхности моря. Миллионы рыбок заиграли, плескаясь в воде, вдали показался великан океана кит, из ноздрей он выпускал столб воды, который казался высоким фонтаном.

Вдруг Костя с ужасом отскочил от берега: недалеко от него пронеслось стадо огромных акул, за ними вдогонку плыло не менее разбойничье стадо хищников, пилы-рыбы. Акулы раскрывали свои зубастые пасти, и Костя ясно увидел, что их верхние и нижние челюсти усеяны многими рядами острых зубов.

Костя с отвращением отвернулся.

— Я тоже не могу видеть этих отвратительных чудовищ, — сказал коралловый человечек. — Нет в море рыбы обжорливее и жаднее ее! Пойдем! Я лучше покажу тебе, что раньше обещал: как ловят жемчуг.

Как по волшебству, картина изменилась. Перед ним было тоже море, но с другим названием, с другим берегом. Костя ближе подвинулся к матросику, до того он был поражен новым видом; на большом пространстве песчаного берега раскинулись всевозможные палатки, шатры, лавочки и ларьки; здесь толпилась и суетилась масса людей различных наций: были тут негры, турки, индусы, персы, англичане и немцы, но больше всего малайцев; все это говорило, спорило, покупало, продавало, и над всем берегом стоял невообразимый шум и гам.

Матросик сделался вдруг большим и взял Костю за руку.

— Мы с тобою теперь на западном берегу острова Цейлона, куда ежегодно съезжаются для ловли жемчуга более тридцати тысяч людей; в другое время берег этот пуст и никто на нем не живет, но во время ловли ты видишь сам, что здесь происходит!

— Конечно, не все занимаются ловлею: одни торгуют съестными припасами, другие скупают жемчуг. Не бойся! Никто нам ничего не сделает, — сказал он Косте, видя, что тот испугался двух индусов.

— Пойдем, посмотрим лучше, что теперь делается на море.

Солнце только что встало и осветило до двухсот отъезжающих в море лодок.

В каждой лодке сидело по два обнаженных водолаза и по два гребца. Костя, сам не зная как, очутился со своим спутником тоже в лодке и стал внимательно ко всему присматриваться.

Выехав в море, лодки стали на известном месте: к каждой из них на толстом канате был привязан большой камень; на этот камень вскакивал водолаз, держа небольшую корзину в левой рук, а правой придерживаясь за канат. Оставшиеся в лодке быстро распускали канат, который вместе с камнем и стоящим на нем водолазом погружался на глубину двенадцати саженей, где на песчаной мели лежали рядами жемчужные раковины. Пока водолаз находился под водою, сидящие в лодке громко кричали и шумели, чтобы этим шумом спугнуть акул и других морских чудовищ, подстерегающих безоружных водолазов.

Захватив штук десять раковин, водолаз бросал их в корзинку и обеими руками начинал дергать канат; при первом движении каната его быстро вытаскивали.

Водолаз с трудом переводил дыхание, голова его кружилась, в ушах раздавался звон, дыхание спирало и он должен был отдохнуть минут пять, чтобы оправиться после полуминуты, проведенной под водою. Костя еще заметил, что перед тем, как спуститься вглубь, водолазы надевали на нос роговую пластинку, которая, сжимая ноздри, мешала им дышать.

Пока первый отдыхал, в воду спускался другой водолаз и так они чередовались до четырех часов пополудни; к этому времени улов окончился и все люди возвратились на берег.

В стороне от других построек стояло четырехугольное строение — главный склад, куда все водолазы спешили сдать свой дневной улов. Там раковины принимались приказчиком, который и платил водолазам за работу. Все принесенные раковины складывались на одно место, где их зарывали.

— Для чего это делается? — спросил Костя у матросика.

— Через некоторое время моллюск и створки его сгнивают, и жемчуг массами вываливается в тут же устроенные бассейны, где он прополаскивается водой, — ответил ему коралловый человечек, — но от гниения по всему прибрежью разносится вредный, зловонный воздух, который бывает причиной многих болезней между населением.

Косте не понравилось это трудное, сопряженное с болезнями и опасностями жизни, занятие, ему захотелось опять видеть море без людей, с его чудными жителями, с его неведомыми сокровищами.

— Ай!.. — воскликнул он и полетел в глубокую пропасть…

— Господь с тобою! что ты так кричишь? — услышал он голос мамы.

Костя открыл глаза.

Что это?! Над ним, улыбаясь, наклонилась мать; кругом знакомая обстановка их уютной детской.

Где же море с его чудесами и явлениями? Костя стал озираться кругом, ища глазами своего спутника. Тот, как ни в чем не бывало, лежал на ночном столике.

— Как я попал сюда на свою кроватку? Ведь я был так далеко отсюда… Ах!

Мамочка, чего-чего я там ни видал! И Костя рассказал матери свое путешествие с коралловым матросиком.

— Ты, видно, милый Котик, внимательно слушал вчера папины рассказы, если они тебе так живо приснились. А теперь одевайся, и пойдем чай пить, папа давно уже поджидает тебя из твоего далекого путешествия…

Ручеек. Рассказы для детей из естественной истории и детской жизни. А. Б. Хвольсон. Пятое, просмотренное автором, издание. С 60 рисунками М. Михайлова и др. СПб.: Издание А. Ф. Девриена. Типография Тренке и Фюсно, 1913

Добавлено: 04-03-2021

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*