Те годы ужаса, когда во тьме неволи…

Те годы ужаса, когда во тьме неволи,
Один в глухих стенах, я гордо изнывал,
А каждый вздох иль стон невыносимой боли
Под сводом каменным бесплодно замирал;
Когда часы и дни бесцветные, больные
Докучливо ползли, питая мрачный сплин,
Меж тем как вдалеке куранты крепостные
Не уставали петь: «Страдай, страдай один!» —
Те годы черных снов и тяжкого томленья,
Лишений горьких дни все ярче и светлей
Рисуются душе во мраке отдаленья,
Я их вернуть бы рад, как дорогих друзей!
И пусть бы я погиб… Пусть у меня до срока
Сгорели-б мозг и грудь в горячечном огне,
Зато бы спас я честь! Ни одного упрека
Не сохранил бы я в сердечной глубине!

А здесь, где каждый день — пучина униженья,
Где каждый час встает мучительный вопрос:
«Жизнь, эта жизнь раба — не верх ли преступленья?
Возможно-ль, честно-ль жить под острием угроз?» —
Ах! здесь отрады нет… Здесь даже мирный гений
Забвения и сна печален и суров:
Какие бездны зла, какой родник мучений
У этих каторжных, бесчеловечных снов!..
В них все — позор, иль смерть: то, в поисках могилы,
На дно глубоких шахт кидаюсь я стремглав,
То принимаю яд, то открываю жилы,
Тоскующих друзей вокруг себя собрав.
Кошмары без конца… Я слышу клокотанье
В груди самоубийц, не вынесших цепей…
Проснусь — и душит грудь кипучее рыданье,
И влага жгучих слез струится из очей!

Акатуй.

П. Я. (П. Якубович-Мельшин.) Стихотворения. Том I. Шестое издание. СПб.: Просвещение, стр. 256-257, 1910

Добавлено: 07-01-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*