Тоска по родине

Быть иль не быть — не сам решает человек…
В наш скучный и пустой, и буржуазный век
Живу я, как дитя, попавшее к цыганам,
Которое на птиц ходило с сабарканом
И жило с детских лет жонглером и певцом.
Оно вкушало хлеб, добытый воровством,
И проводило жизнь в дубравах, как волчонок.
Но вот родным отцом отыскан был ребенок.
Отец — седой магната в кольчуге вековой,
В берете с перьями — уводит в замок свой
Ребенка милого, от радости рыдая.
Дарится мальчику одежда дорогая;
Он спит здесь на пуху, на золоте он ест,
И карлик в рог трубит, когда свершает въезд
На кровном жеребце в отцовские владенья
Он вместе с конюхом, израненным в сраженьи;
Все выносящий клерк твердит уроки с ним;
Порою с нежностью над сыном дорогим
Из кресёл родовых, украшенных гербами,
Склоняется отец с улыбкой и с слезами,
А дамы мальчику бросают нежный взгляд
И драгоценности с себя ему дарят,
Целуя смуглый лоб без всяких опасений,
Что он уж чувствует сквозь платья их колени,
Что маленький цыган, исколесивший свет,
Был взрослым ранее пятнадцати лет.

———

Но ни нарядов блеск, ни вазы над столами
С сластями нежными и свежими плодами,
Ни медь старинная на белом скакуне,
Ни конюх — ветеран с рассказом о войне,
Ни клерка льстивое и вкрадчивое слово,
Ни мягкий пуховик глубокого алькова,
Ни ласки женские, волнующие кровь,
Ни безграничная отцовская любовь
Не радуют его и ищет он бесплодно
В душе забвения для нищеты свободной;
Он любит до сих пор незрелые плоды,
Которые он крал с коня во дни нужды,
В овраге сладкий сон и речку, где с дороги
Он освежал в воде свои босые ноги,
На вольном воздухе, под небом голубым…
Порою, грезами наивными томим,
Выходит он на вал тюрьмы своей почетной
И, вспомнив о своей гитаре беззаботной,
Бросает грустный взор на синий небосвод
И песнь восточную в полголоса поет.

Из Ф. Коппе

Сочинения А. Михайлова. Том VI. СПб.: Издание А. И. Бортневского. Типография П. П. Меркульева, 1875

Добавлено: 21-11-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*