Три картины

    I.

Лениво солнце заходило
За кровли храмин городских,
И окна против золотило;
Лихая тройка почтовых
С звонком безмолвным под дугою,
Давно к крыльцу подведена,
Но у открытого окна
Вверху, с девицей молодою
Еще дорожный говорит:
Спокойный взор его горит
Без слез огнем самолюбимым,
Но взор девицы опущен:
Ее лицом красноречивым
Казалось в тайне восхищен,
Виновник грусти расставанья
Желает ей, почти шутя,
Побед и счастья до свиданья!
Но, непритворна как дитя,
Она короткими словами
Едва не выскажет ему
Души взволнованной мечтами;
Послушна сердцу, не уму:
Ей так вечерний воздух жарок,
Ее лица румянцев ярок,
Ей душно: грусть волнует грудь,
Но стыдно ей при нем вздохнуть
Он все очей с нее не сводит,
И так свободно, так умно,
От речи к речи переходить,
Как будто им не суждено
На неизвестное расстаться
Так неизбежно…… будто ей
Не будет грустно распрощаться
С мечтой привычною своей!
Ее ребяческой печали
Не понял он… но мерно вновь
Часы стенные прозвучали,
Пора! и вздрогнула любовь,
Стесня в груди и вздох и муку:
С друзьями ласково простясь,
К устам прижал ее он руку,
В душе тоской ее гордясь
И вышел с мыслию отрадной,
Что он жалеем и любим
Так детски девой ненаглядной;
И к неизвестным и чужим
Надеждам, ветрено помчался,
Родная пыль за ним взвилась,
Родная дева наклоняясь
К тому окну, где он прощался,
С тоской ему глядела в след,
Молясь с радушием младенца,
Чтоб чуждый край сберег от бед
Ее отчизны урожденца.

    II.

Осенний воздух посвежел,
И солнце красное бледнее
И лист березы пожелтел,
Луна сентябрьская яснее.
Был вечер. В Павловском саду
Толпы гуляющих пестрели,
Но чьи-то очи все смотрели
На беззакатную звезду,
Давно воспетую так дивно,
На лире стройно переливно,
Безмолвно с нею говоря
Как бы о чем-то о бывалом
Мила, как ранняя заря,
Любуясь звездным покрывалом,
С военным спутником она,
В аллее липовой гуляла.
Над ними ласково сияла
Благословенная луна!
Верна звезде боготворимой
Все речь немую с ней вела,
Мечтой воскресшею любимой
Ей эта звездочка была.
Но скоро в ближнюю аллею
Ее товарищ повернул,
И чародейный луч сверкнул
Так томно, сладостно пред нею.
Девица будто поняла
Намек таинственно неясной
Звезды соперницы прекрасной
И взор на спутника свела:
Как замечтаться ей печально
О прежней глупости своей,
Когда ей перстень обручальный
Сулит так много светлых дней.
И возвратясь из той аллеи
Она взошла рука с рукой,
На верхний ярус галереи
Знакомых встречены толпой.

    III.

Белеют кровли городские
Пушистым снегом ноября,
На окнах брызги снеговые
На солнце искрятся, горя
В узорах розового цвета;
И шестерней запряжена
Одна дорожная карета
К тому крыльцу подведена.
В собольей шубке, молодая
Выходит женщина, за ней
Военный спутник, — и рыдая
Круг оставляемых друзей.
С крыльца проститься с ними сходит…
Но всех мрачней, между толпой
С чужой супруги взор не сводит
Один приезжий молодой.
Он видит горько ей расстаться
С семьей, с друзьями, — тоже с ним:
И не подходит к ней прощаться
Один, угрюм и недвижим.
Но вдруг она оборотилась
И, вызвав ласково его,
С ним просто, дружески простилась,
Желая счастья — своего!
И быстро с милою карета
Вдоль белых улиц понеслась,
И диким стоном без ответа
Скорбь чья-то смутно излилась.
Крыльцо, как прежде, опустело,
Но он на плитнике стоял
С тоской души осиротелой
И край враждебный проклинал.

Собрание сочинений в стихах Елисаветы Шаховой. СПб.: «Екатерининская» типография. Часть I, стр. 50-53, 1911

Добавлено: 11-08-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*