Трудная победа

В городе Шахтерске нам, футболистам из Дружковки, впервые пришлось играть 1/8 Кубка области в 1954г. Именно тогда по-настоящему зазвучало новое название этого города вместо старого – Катык.

Мы чувствовали по реакции болельщиков, что новое название им понравилось. Это было заметно и по их активности во время футбольного матча. Такого шума и крика одновременно нам еще не приходилось слышать нигде.

Играли мы на старом стадионе, примыкающем к парку культуры. Помню, над одними футбольными воротами тянулась подвесная канатная дорога, а чтобы с вагонеток не падало на голову; над воротами была натянута металлическая сетка, и на этой сетке сидели мальчишки, которые возвращали мяч, если он туда залетал.

Случалось так, что несмазанные колеса канатки по какой-то причине вдруг начинали повизгивать, и создавалось впечатление, что за спиной, прямо у футбольных ворот, кто-то лихо осадил автомобиль. Услышав впервые этот визг, я чуть не кинулся в сторону – такое неприятное было впечатление. Через некоторое время все повторилось, и хотя я знал уже, что это, вздрагивал, как в первый раз.

Все в этот день для нас складывалось неудачно. Началось с того, что мы решили ехать не через Донецк, а «навпростець» – так было ближе. Но шофер не знал этой дороги, и когда не у кого было спросить, ехал так, как ему подсказывала интуиция, а эта «дама» его часто подводила.

На стадион мы приехали с опозданием, но оказалось, что опоздали не только мы. Опаздывал и арбитр, назначенный судить матч.

Болельщики заполнили стадион, и мы обратили внимание, что еще до начала игры шум стоял приличный и пошутили по поводу того, каким он будет во время игры.

Опоздание арбитра мы использовали для отдыха после утомительной поездки, но вскоре заволновались не на шутку – успеем ли сыграть до наступления темноты. Этот вопрос волновал и противника, и болельщиков, а судья все не ехал.

Вместе с нами на свободных местах в автобусе приехали несколько болельщиков, среди которых был и Костя Точеный, который имел удостоверение судьи и часто назначался судить матчи на первенстве области. Он и предложил администрации стадиона свои услуги.

Радостная весть, что «нашли» судью, облетела стадион, а на одной из трибун зааплодировали. Но болельщики еще не знали, что судья – житель Дружковки.

Игра началась под неистовый крик болельщиков. Казалось, они задались целью запутать нас, а когда игроки Шахтерска посылали мяч в нашу сторону, вскакивали со своих мест и размахивали руками, кричали пуще прежнего. Тактика противника была простой: верхом посылали мяч в нашу штрафную площадку, стараясь смять защиту. Такую тактику мы называли «бей-беги» и противопоставляли ей точную игру в пас в центре поля без продвижения вперед. Играли широко и заставляли противника «остепениться», а потом неожиданно мяч посылали вперед на свободное место, куда устремлялся наш нападающий. Так мы забили один гол, а вскоре и второй. Мы считали, что игра уже сделана, а противник у нас под контролем. Но мы не учли яростный дух болельщиков.

Второй тайм начался таким шумовым сопровождением, словно болельщиков во время перерыва подключали на подзарядку, как шахтные коногонки. Этот рев стадиона действовал нам на нервы, а противника подбадривал. На нас обрушился шквал атак. Система «бей-беги» нашла все-таки свое самое яркое проявление, и нам влепили гол. Что творилось на трибунах стадиона – передать трудно, легче рассказать о том, как складывалась игра на поле. Противник по-прежнему штурмовал, но этот штурм легко сводил на нет опытный защитник Серегин. Он так хладнокровию отражал атаки нападающих противника, что публику это стало раздражать. Больше всего хладнокровие нашего защитника не понравилось маленькому подвыпившему мужичку. С плоскогубцами в руках и со словами «у нас так не играют» он ринулся на футбольное поле к Серегину. Нашлись и другие «энтузиасты», из-за которых игра была прервана на несколько минут. Когда порядок был наведен и игра возобновилась, по трибунам пополз слух, что судья сам-то дружковский и судит «неправильно». Трибуны дружно стали кричать «судью на мыло», а маленькая кучка, опять-таки энтузиастов, грозилась сделать это немедленно. И судья, наш Костя Точеный, ничего не мог противопоставить толпе.

Система «бей-беги» под неистовый крик болельщиков, оказалась грозным оружием. Второй мяч побывал в наших воротах после того, как меня вместе с мячом затолкали в них. Туда же втолкнули и Гену Серегина, бросившегося мне на выручку. Было уже поздно, сгущались сумерки и Костя Точеный сделал вид, что не заметил нарушения. И правильно сделал.

Костю бить не стали. Во-первых, потому что была на чеку милиция, а во-вторых, потому что болельщикам объявили, что из-за темноты дополнительное время давать нельзя, и матч будет переигран завтра. На следующий день весь Шахтерск бурлил и клокотал, как вулкан. Стадион был забит до отказа. Из области прислали судью, и все говорили только о победе.

Игра сопровождалась угрожающим шумом, но мы этот шум не слышали. У нас в ушах стоял спокойный голос Бориса Васильевича Овчаренко, нашего тренера:

– Играть на голову выше и так опозориться… Пусть кричат. Вы покажите свою настоящую игру и шум смолкнет.

Так и получилось. Когда мы забили последний, пятый гол, болельщики, молчаливые и угрюмые, покинули стадион. Не было ни шума, ни скандальных ситуаций.

А Костя Точеный на игре не присутствовал. Так, на всякий случай.

Междуречье. Альманах. Выпуск первый. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник», 2001

Добавлено: 19-06-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*