Цель, состав и значение выставки

«Народ, который не любит детей, должен погибнуть».

Так говорят японцы, умеющие окружать детство любовью и красотой.

Тот общепризнанный факт, что Советское Государство уделяет детям величайшие заботы, служит прямым доказательством его жизненности и верным залогом его творческого развития.

Естественно, что детская книга, как могучее воспитательное средство, все больше притягивает к себе внимание нашей общественности.

Еще в прошлом году, к десятилетию Октябрьской Революции, мы могли отметить ряд своих достижений: продукция советской детской книги количественно превысила довоенный уровень, качественный состав ее год от году улучшается, книжная торговля растет и все шире охватывает организованного, коллективного потребителя.

Наши первые успехи получили шумное признание на графических выставках в Германии, Франции, Англии, Италии и Дании. Всюду наша детская книга возбуждала общественный интерес, а пресса сравнивала наши выступления с блестящими победами русского театра и русского экрана.

Всесоюзное общество культурной связи с заграницей фиксирует у себя многочисленные запросы о советской детской книге и пожелания об устройстве особых выставок в разных странах. Нам известны случаи, когда заинтересованные иностранные учреждения самостоятельно организовывали такие выставки (Музей искусства и истории культуры в Любеке). Стало обычаем, чтобы приезжим иностранцам, знакомящимся с советским культурным строительством, показывались, в числе достопримечательностей, лучшие образцы нашей детской книги.

Все это приносит нам удовлетворение, вливает в нас энергию и оптимизм. Однако, было бы гибельной ошибкой ограничивать себя кругом собственной работы и закрывать глаза на движение идей, художественных форм и полиграфической техники в мировой детской литературе. Больше чем когда бы то ни было мы ищем международных связей и обмена инициативой, опытом и достижениями.

Всесоюзное Общество культурной связи с заграницей поставило себе целью содействовать этому международному сотрудничеству и, наряду с выставками советской детской книги за границей, наметило ряд иностранных выставок в СССР.

Первая выставка, посвященная немецкой детской книге, состоялась в Москве, в Гос. Историч. Музее, 8-27 мая т. г. Она прошла с выдающимся успехом и по просьбам заинтересованных учреждений переброшена была в Ленинград, Киев и Покровск (Республика немцев Поволжья). Усиленная посещаемость выставки, несмотря на каникулярное время, благоприятные отзывы о ней прессы и оживление, вызванное выставкой среди работников детской книги, лишний раз подтвердили плодотворность таких начинаний.

Настоящая выставка посвящена японской детской книге и творчеству японских детей. Подготовка ее заняла около восьми месяцев, — срок небольшой для дальневосточной выставки, связанной с чрезвычайными трудностями. Если их все же удалось преодолеть, то мы этим обязаны прежде всего уполномоченному ВОКС в Японии профессору Е. Г. Спальвину. Его энергия, обширные личные связи и блестящая эрудиция дали нам возможность собрать и развернуть такой богатый и разнообразный материал, какого Япония еще никогда не показывала в Европе. Японская детская книга в Европе почти неизвестна. Немногие экземпляры, случайно попадающиеся на глаза, чаще всего изданы специально для экспорта. Некоторые из этих книг напечатаны на европейских языках, обычно на английском. Целью нашей выставки было отразить в детской книге современную Японию с ее художественной культурой, полиграфической техникой и классовой идеологией.

Е. Г. Спальвин привлек к устройству выставки Японо-Советское Общество и Общество японской детской литературы. На совещаниях в нашем полпредстве присутствовали видные деятели детской литературы, как знаменитый писатель Садзанами Ивая (в русском переводе имеются его «Японские древние сказания» или, по японски, «Нихон мукаси банаси») и крупнейший знаток и коллекционер детской книги Морихико Фудзисава.

Японская пресса отозвалась многочисленными сочувственными статьями, в которых образно говорилось о «заморском путешествии японских Момотаро, Иссумбоси и Воробья с подрезанным языком (герои японских сказок) в красную страну Советов» и выражались пожелания об успехе нашего культурного общения.

Общество токийских издателей разослало особый печатный циркуляр всем своим членам, а также книготорговцам и коллекционерам, приглашая их направлять экспонаты в комитет выставки.

Поступления превзошли ожидания. Первоначально имелось в виду показать в немногих образцах одну только детскую литературу. Вскоре, однако, стали поступать предложения о предоставлении для выставки учебных книг, педагогических трудов, нотных изданий, гравюр, листов для вырезывания и склеивания, игрушек и детских художественных работ.

Разумеется, эти соблазнительные предложения были приняты с благодарностью.

Таким образом явилась возможность расширить рамки выставки и полнее представить быт, интересы и творчество японских детей.

В состав выставки входит 1450 книжных экспонатов, которые делятся на следующие группы:

Книжка-картинка и книжка-игрушка    420  названий
        Сказки, легенды и рассказы                   157   названий
        Историческая литература                       52    названия
        Детский театр и детские игры               13     названий
        Наука для детей                                        36    названий
        Журналы и газеты                                    252  названий
        Нотные издания                                       193  названий
        Учебные книги                                         278  названий
        Книги для воспитателей и родителей   49    названий

Первая группа представлена обильно и по своей наглядности вполне доступна и незнающим японского языка. Несколько сот ярких тетрадей, отпечатанных на плотной бумаге или на картоне, дают разнообразные картины детского и взрослого быта, жизнь животных и природу, средства сообщения (они разработаны полнее всего), наконец, весь мир традиционной японской сказки и героического эпоса. Заслуживает особого внимания то обстоятельство, что японская дошкольная книга умело и, пожалуй, более настойчиво, чем немецкая или даже американская, подводит ребенка к проблемам материальной культуры. В этом несомненно сказывается упорная воля нации к техническому прогрессу. Рядом с этим положительным явлением мы не можем не отметить столь же систематически прививаемых детям идей милитаризма, империализма (серия книжек об армии и флоте).

В общем, эта группа отличается большим декоративным богатством, но в ней немало и книг лубочного типа, шаблонных и банальных.

Среди книжек-игрушек мы встречаем распространенные в Европе картонные ширмы и так называемые «кино-книжки». В этой области, по-видимому, первенство остается за Германией.

Вторая группа еще ценней по качеству литературного и графического материала.

Мы видим здесь прекрасные издания японских сказок и рассказов, старых и новых, китайские и корейские сборники, почти всю западно-европейскую классическую литературу (сказки Гримм и Андерсена, басни Эзопа и Лафонтена, Данте, Шекспир и Вагнер для детей, Робинзон Крузо, Дневник школьника, Синяя птица и т. д.); наконец, для нас приятной неожиданностью являются своеобразные издания детских рассказов Л. Толстого, русских народных сказок, басен Крылова, Дмитриева и Хемницера.

Наших рассказчиков должны заинтересовать сборники японских сказок, записанная со слов профессиональных рассказчиков, хранителей репертуара и мастерства рассказывания.

Несомненно, лучшие иллюстрации, черные и красочные, мы найдем в этой группе, которая значительно ровнее предыдущей. И так как для нас особенно притягательна прославленная японская графика, то во многих отношениях поучительно проследить, в какой мере еще живы ее старые традиции, оказавшие столь большое влияние на европейскую графику конца прошлого века, и, с другой стороны, как сильно отразились на японском искусстве все новейшие художественные стили Европы.

Историческая литература преимущественно разрабатывает специфический материал из японской политической истории (японская империя, генерал Ноги). Само собою разумеется, что идеологическая трактовка этого материала нам совершенно чужда. Впрочем, мы здесь находим и биографии великих людей (Бетховен, Шекспир), а также образцы из классической детской литературы.

Репертуар детского театра очень невелик, причем в нем сказочные и героические сюжеты преобладают над бытовыми. В составе этой группы мы имеем две методические книги о театральной работе с детьми.

Научная литература затрагивает разнообразные вопросы из области химии, физики, биологии, астрономии, техники, спорта и дает деловой материал для практических упражнений.

Детская пресса заслуживает пристального изучения, несмотря на ее внешнее однообразие. Помимо того, что в Японии издается много детских журналов и газет, для нас представляет существенный интерес два обстоятельства: значительная часть этих изданий точно градирована по возрастам («Образцовый приготовишка», «Первоклассник», «Второклассник» и т. д.); в детской прессе много места уделяется литературному и изобразительному творчеству детей.

Разделение прессы и непериодической детской литературы по полу читателя («для мальчиков», «для девочек») уже давно признано вредным пережитком. Однако, оно до сих пор усиленно проводится в Японии, как, впрочем, в Европе и Америке.

Нотные издания дают довольно большой репертуар японских детских песен и немного пьес для скрипки и фортепиано. Нам не кажется, чтобы этот материал был очень ценен и достаточно отражал народную и индивидуальную музыку Японии. Несколько милых детских песенок будет исполнено на организуемом детском празднике.

Учебные книги знакомят нас с объемом и методами школьных курсов по разным дисциплинам (для школ начальных и повышенного типа). Здесь свое слово скажут специалисты. Мы же воспользуемся случаем, чтобы выдвинуть следующие соображения.

Роль учебника, как средства художественного воспитания, к сожалению, нами оценивается недостаточно. Лишь этим объясняется тот бесспорный факт, что внешнее оформление учебника у нас сильно отстает от общего уровня нашей книжной культуры. Несомненно, что учебник, имеющий массовое и обязательное распространение, мог и должен был бы стать проводником полноценного искусства. Ведь этим, если можно так выразиться художественным пайком, часто исчерпывается вся зрительная культура нашего деревенского школьника, а иногда и деревенского учителя. К тому же учебник, печатаемый в стотысячных тиражах, легко может вынести расход на улучшенное оформление, не говоря уже о том, что хорошая книга всегда окупится в последующих изданиях.

Кто сравнит нашу учебную книгу с детской, не сможет не отметить досадного разрыва между ними, и он должен будет признать ненормальным то положение, при котором учебник тормозит, а не продвигает вперед художественное воспитание школьника.

Просмотр японской учебной книги показывает нам пример того, как в лучших своих образцах (есть немало серых, шаблонных учебников и у японцев) она стремится привить ребенку вкус к графическому искусству, которое составляет наследие и гордость Японии.

Педагогический раздел составлен из случайного материала, в котором, к сожалению, почти отсутствуют наиболее интересные для нас труды по истории детской литературы и по изучению детского читателя.

Кроме книжных экспонатов, в составе выставки имеется несколько серий прекрасных гравюр; из них некоторые предназначены для театральных макетов. Здесь мы видим, как японцам с раннего детства прививается чувство театральности и та удивительная любовь к вещи, которая делает их тонкими, сдержанными декораторами. Далее следуют: около 200 стенных школьных картин на разные сюжеты (они заслуживают особого внимания со стороны наших издательств), детские игрушки, фабричные и самодельные, наконец, детские художественные работы, где особо выделена большая коллекция детских рисунков (свыше 600 экспонатов).

Эта коллекция проработана кабинетом по изучению примитивного искусства при ГАХН, и ей посвящена здесь особая статья.

В связи с выставкой в Государственной Академии Художественных Наук состоится посвященный Японии детский праздник. В его разнообразную программу входят: путешествие по Японии (диапозитивы и пояснения В. Р. Живаго, рассказывание (А. М. и А. У. Зеленко), инсценировки силами детей двух японских сказок (Музейная Комиссия Института методов внешкольной работы), театр Петрушки (работа студийной группы под руководством художницы Н. Я. Симанович-Ефимовой), театр китайских теней (Е. М. Зонненштраль и Я. П. Мексин), японская музыка (Е. О. и М. Г. Эрденко), японские детские песни (И. А. Поляновская).

Остается с благодарностью отметить, что значительная часть экспонатов принесена в дар Выставочному Комитету и сохранится в Москве, где интерес к японскому искусству растет с каждым годом, а идея культурного общения с Японией пользуется исключительной популярностью.

Я. Мексин.

Выставка детской книги и детского творчества Японии. Москва. 11—21.X.1928. Обложка А. Могилевского. М.: Всесоюзное общество культурной связи с заграницей и Государственная академия художественных наук. Нотопечатня Госиздата, 1928

Добавлено: 17-10-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*