Ты целый мир вместить могла бы в свой альков…

Ты целый мир вместить могла бы в свой альков,
Исчадье похоти! От праздности ты злобна!
С зарею новою на жерновах зубов
Ты сердце новое измалывать способна.
Глаза твои блестят, как вывески купцов,
Как пламя факелов на торжествах публичных;
Для наглости твоей нарядов нет циничных.
На языке твоем нет заповедных слов.
Машина страшная, глухая и слепая,
Спасительный вампир, сосущий кровь земли!
Как не стыдишься ты? Как, зеркала встречая,
Не видишь прелести увядшие свои?
Иль вид могучий зла, что от тебя родится,
Ни разу ужасом не поражал тебя?
Меж тем природа-мать, свои пути любя,
Тебя, о женщина, людских грехов царица,
Тебя, животное бездушное, берет,
Лепя и гения, которым мир гордится…
— О, грязь блестящая! О, мерзостный почет!

Примечание переводчика.
XXIII. * * * Tu mettrais l’univers entier dans ta ruelle…
В оригинале заключительный стих:
О fangeuse grandeur! Sublime ignominie!

Отдел «Сплин и идеал». Стих XXIII.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 29-01-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*