Уединение

Будь мудрой, Скорбь моя! Не унывай без меры!
Ты вечер все звала — и вот он настает.
Весь город полумрак окутывает серый,
Одним неся покой, другим — ярмо забот.
Но пусть толпа невежд, под плетью наслажденья,
На рабском празднике, в забвении тупом
Проводит эту ночь и копит угрызенья
На совести своей… Уйдем от них, уйдем!..
Дай руку мне свою! Взгляни на свод небесный:
Не прошлые-ль Года стоят там кучкой тесной
В одеждах старины, с поникшей головой?
Не Сожаление-ль там, над рекой, всплывает
С улыбкой кроткою? Уж солнце умирает:
Взгляни — закат горит, как тяжело-больной…
И слушай, Скорбь моя, — о, слушай, дорогая, —
Как нежно сходит ночь, парчою гробовой
С востока дальнего таинственно сползая!

Примечание переводчика.
LXIX. Recueillement.
Sois sage, ô ma Douleur, et tiens-toi plus tranquille.
Перевод на три стиха длиннее подлинника.

Отдел «Сплин и идеал». Стих LXIX.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 17-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*