В лесной сторожке

Драматическая картинка в одном действии.

Действующие.

Анкудин. лесной сторож.
Таня, дочь его, лет 9-ти.
Проезжая барыня.
Ямщик.
Филипп, мужик лет 30-ти, оборванный, отрепанный; беспрестанно пугливо озирается, в глаза прямо не глядит.

 

Сцена 1-я.

Изба. Печь русская. Лавки, стол; на окне стоить лампочка: у стены — люлька.
Таня качает люльку и напевает.

Таня. Баю-баюшки-баю, не ложися на краю; придет серенький волчок… (Прислушивается). Уснул, кажется… Покачаю его да и прилягу… Эх, метель какая на дворе разыгралась! Как батя домой-то приедет? Не заблудился бы, сохрани Бог, в поле. Мудреное ли дело!.. Добро, тятя надоумил у окна лампочку поставить. Ему издали огонек-то приметен… (Прислушивается). Нет, тихо все!.. Жутко — не жутко, а так, не по себе что-то… Бывало, с маткой сидели вот так-то — и хорошо было как!.. А как снесли ее на погост — и тошно теперь… Подступает к сердцу тоска, душить что-то горло… (Стук в дверь). Никак идет кто-то сюда… (Стук). Кто там?… (Прислушивается). Голос чей-то…

 

Сцена 2-я.

Отворяется дверь; входит Филипп.

Таня. Господи!.. Ты… как это сюда забрался? Откуда ты?…

Филипп (Грубо). Я-то?..

Таня. Уходи, уходи отсюда, нельзя!.. Батя рассердится.

Филипп (Струхнув). Разве он дома?

Таня. Нет.

Филипп. Так ты чего же зря пугаешь?

Таня. Уходи… Нельзя нам тебя пускать: и то люди злобятся на батю, грозят. А как узнают, что тебя мы пустили к себе, — и совсем нам житья не будет.

Филипп. Я теперь не бушую… Я теперь их не тревожу. Где уж мне… Расхворался вовсе. Еле жив. Хочу в город пойти да повиниться во всем начальству. Видишь, трясет лихорадка. Там лучше будет… По крайней мере, отдохну в тепле…

Таня. А лучше уходи!

Филипп. Куда я пойду? Метель, видишь, крутит несосветимая… Иззяб я… Умирать, что ли, мне?.. Да и не ел я вторые сутки… Продрог весь.

Таня (Долго молчит. Насупяс). А продрог, так лезь на печку…

Филипп. Он ли! Можно разве? Ну, спасибо, девушка!.. (Лезет на печку).

Таня (Про себя). Ой Господи, хоть бы батя скорее приехал. Боюсь я его; человек-то он недобрый; того гляди, тут грехов натворит… Никак, сани, скрипят… (Уходит).

 

Сцена 3-я.

Филипп. Убежала никак. Напугалась… И есть кого бояться… О-о, Господи!.. Отлежусь, отогреюсь… А там и спокаюсь… Пойду на село, поклонюсь миру в землю простят… И опять Филипп-разбойник человеком станет…

 

Сцена 4-я.

Входит проезжая барыня, закутанная в платок, в шубе; Таня, потом ямщик.

Барыня. Не бойся, девочка, мы люди простые… не тронем тебя.

Таня. А чего мне тебя бояться? Ишь ты вся мороженая, еле жива сама-то.

Барыня. Есть здесь кто из старших?

Таня. Нет, одна я сижу…

Ямщик. А ты, девушка, али ждешь кого, что огонь на окно поставила?

Барыня. Да уж такое-то спасибо тебе за огонь… А то бы мы замерзли. Увидали огонек твой издалека.

Таня. Тятю вот караулю. Не заплутался бы. Он в город нынче уехал с утра. А теперь ишь какая вьюга поднялась!..

Барыня. Мне бы только обогреться немного.

Таня. Садись вон у стола, обогрейся. А батя приедет — закусывать станем.

Ямщик. Барыня, я пойду лошадей приберу. (Уходит).

Барыня. Мне бы только вздремнуть немного.

Таня. Тут можно, на лавке-то… Стой-ка я тебе шубу-то расстелю, а в головах-то ты подушку положи… (Устраивает постель).

Барыня. Спасибо, девочка. Какая ты услужливая, славная! (Ложится). Вот на, возьми себе на гостинцы… (Подает ей мелочь).

Таня. Ладно, я бате отдам… (Уходит).

Барыня. Прямо смыкаются глаза от усталости… Того гляди, засну до утра… Уж очень я замаялась… (Дремлет. Кругом царить молчание).

Филипп (Свесив голову с печки). Богатая, должно, барыня… Гм… ишь ты разложила и часы, и портмонет, и кольцо на столе. То-то благодать — бери, кому вздумается… А сама спит. Девчонке ни за что, ни про что денег сколько отвалила… Ежели у барыни сумочку отнять, — ничего особенного не будет: потому богатому человеку денег не жаль… Кабы я душегубствовал… ну, другое дело… А то я тихонько… Барыня простая, меня и не видала; на девочку подумает да и пожалеет ее… Отцу не скажет… (Сползает с печки, тихо крадется). Спит ли только, а то — беда… Ишь ты, сердце-то бьется как… Спит никак… глаза закрыла, дышит спокойно да ровно.

 

Сцена 5-я.

Таня (Входит и замечает мужика у стола). Ой!.. Филипп, что ты это?..

Филипп. Молчи ты… Тише!.. Стой там… Что найду, поделюсь… Да будет тебе… Чего глазищи-то выпучила? Эка, подумаешь, невидаль!.. А не то…

Таня (Тащит его за рукав). Уходи!.. Не тронь!.. Я тебя пустила… батя не велел… а ты теперь что это?,.

Филипп (Схватил ее за плечо, поднял руку и вдруг словно ослабел, уронил голову на грудь. Дышит тяжело, с трудом, словно в гору идет). Одолела ты меня, Танюшка… Оставь, ну тебя, все одно не трону теперь… Так это давеча сразу ударило что-то… Болен я…

Таня. Болен и то… Ишь глаза-то у тебя, как у волка горят. Ложись пойди… А то худо будет… Сейчас, батя приедет… Слышала, я, как издалеча «Султашка» лаял…

Филипп (Шепотом). Молчи только, девушка, не сказывай никому… Спокаялся я теперь вовсе. А скажешь — помянешь меня… (Лезет на печь).

Таня. Да будет уж, нечего стращать… Не пуганная я…

 

Сцена 6-я.

Входить Анкудин и ямщик.

Таня (Радостно). Батя!..

Анкудин. Он и есть, доченька. Что, али заскучала?..

Ямщик. Вовсе заскучала… Давеча как мы приехали, так она ровно зверок какой дичится. И чего ей бояться?.. Все народ-то свой кругом.

Анкудин. Мала еще. Ступай, Таня, заведи лошадь под навес. Такая стыдь стоит — хот умирай. У меня пальцы свело — все равно, что чужие…

Таня. Ну, что-ж, сейчас приберу, а там и ужинать станем. А ото вот, батя, барыня дала. Прими деньги-то… (Уходит).

Ямщик. А славная она у тебя, сват!..

Анкудин. Девчоночка ничего, аккуратная. Живет!.. Она после матери все хозяйство ведет, а ей всего девять годов… Только вот зачем барыня деньги дает?.. Баловство одно… Мы и так довольны… Ночевка — не Бог знает что. Она свое дело сделала… не за деньги, а так… от Бога, значит, ребенку душа такая дана… мне на утешение…

Ямщик. Это точно…

 

Сцена 7-я.

Входит Таня.

Таня (Снимая полушубок). Управилась… Ух, холодно же!.. Батя!.. Пойди-ка сюда.

Анкудин. Чего тебе?

Таня (Вполголоса). А у нас… он… Филипп-то…

Анкудин. Эх!.. Взаправду? (Чешет затылок). Как же теперь быть, милый человек?.. Заедят теперь нас мужики… И конокрад он, и деревню подпалить хотел, а ты…

Таня. Замерз он вовсе… давеча как пришел. А он теперь спокаялся… Наутро в село, говорит, пойду; миру, говорит, поклонюсь — авось простит… Помирает он вовсе!.. Али же гнать его было на мороз?..

Анкудин (Махнул рукой). Ну, пускай его!.. (Проводит рукой по голове Тани). Эх ты, сердешная!.. (Задумался). Вся в мать… Тяжело таким-то жить, а хорошо; душа-то, говорю, спокойна… (Встряхнулся). Ну, ладно… Давай ужинать…

Таня. Сейчас!.. Ох, уж я думала, что ты рассердишься на меня!.. А теперь мне хорошо!.. Садись теперь у стола… Я и сама с утра не ела ничего… Сейчас приготовлю, а барыня, незамай, отдохнет немного (Суетится около печи).

(Занавес.)

Давайте устроим театр. Устройство театра. Наш театр и мой первый дебют. Пьесы. Приложения: образцы декораций и костюмов. Составил А. А. Федоров-Давыдов. М.: Издание редакции журналов «Светлячок», «Путеводный Огонек», «Дело и Потеха». Типография товарищества И. Д. Сытина, 1906

Добавлено: 25-03-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*