В лесу (Слышишь, бедный мой старик…)

Слышишь, бедный мой старик,
Слышишь длинный звонкий крик?
— Сквозь тумана пелену,
Сквозь эфирную волну,
Чрез унылый ряд полей
Крик несется журавлей.
Журавли высоко вьются,
К югу вдаль они несутся.
Крик уныло-грустный тает, —
Стая тихо пролетает.
Слушай, слушай этот крик,
Бедный, тихий мой старик…
Крик свободы, грустно звонкий,
Переливный, редкий, тонкий:
В нем тоска, привет, прощанье,
Холод смерти, увяданье,
Темный, скучный мрак могильный,
Одинокий плач, бессильный.
Этот плач, — наш плачь с тобой:
Мы заброшены судьбой.
Журавли умчатся к югу,
Мы же будем слушать вьюгу,
Гимн печальных похорон;
Тьма идет со всех сторон.

Долго, долго за свободу,
Не смирясь толпе в угоду,
Утомясь, боролись мы.
Помнишь, — тихи и суровы,
Мы несли с тобой оковы
Средь унылых стен тюрьмы.
Журавлей мне крик жестокий,
Так напомнил край далекий,
Край родной наш, край красивый!
Места нет душе тоскливой,
Нет нам ясного пути,
Нам спасенья не найти!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Журавлиный слышишь крик,
Слышишь, бедный мой старик?!
Крик прощальный, крик призывный,
Монотонный, заунывный,
Крик души усталой, мрачной…
Тонет он в дали прозрачной.
Э! эге! прощай, родные,
Гости светлые, земные…
Что ж ты головой поник?
Слышишь! вот последний крик…
Все мертво, и мы одни;
Так пойдут за днями дни…
Кто здесь глухо так рыдает,
Кто здесь, кроме нас, страдает,
Чьи бесследно скрылись грезы?..
Нет, — то осени лишь слезы…
Осень плачет, слышишь ты?
— То природе жаль мечты!..
Плачь! — потоком слез обильным…
Скроет саваном могильным
Нас с дерев опавший лист.
Слышишь ветра грустный свист?!..
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Отдел «Песни Осени»

А. Н. Вознесенский (Усталый). Песни молчания. М.: Сфинкс, 1905

Добавлено: 13-09-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*