В огне пожаров

   1.

В небе вспыхнули алые пятна.
Где то горят дома — строенья.
Слышен из поля гул невнятный,
Это отзвук боя — сраженья.

Ветер треплет, срывает яро
В черном небе алое пламя.
Ах зачем, ах зачем пожары
Третий год стоят перед нами?

Третий год кровавые зори
Каждую ночь на небе пылают.
Люди тонут в кровавом море,
Выхода ищут, и где — не знают.

   2.

В город иду я тихой тропою,
Гляжу на пожары, горящие ало.
Чем тебя сердце мое успокою?
В великом смятеньи душа устала.

Ах, как устала душа, истомилась,
К светлой жизни тихо рвется,
Хоть бы на миг ты, радость, явилась…
Но нет… безвозвратно ушла — не вернется.

Но что это? Крики? Слушаю где-то,
Где-то близко стон оборвался.
Нет, должно быть, почудилось это,
Нет, должно быть; так показалось.

   3.

Снова иду я к багряному свету,
В пылающий ад, в город горящий.
Ах, зачем, ах, зачем не сон это,
А самый бой людской настоящий?

Снова стон оборвался рядом.
Белая женщина бежит прямо.
По ее больным, блуждающим взглядам
Я понял, я понял ее драму.

К чему слова? На душе проклятье.
Вся драма ее и так открылась.
Белая женщина в белом платье,
Куда ты прошла? Куда скрылась?

   4.

Вот и город, горящий огнями.
Алое пламя кипит, пылая.
Укрылся народ внизу под домами,
Жизнь свою от огня спасая.

А над городом рвутся огни-шрапнели,
Слышен полет разорванной стали.
Неприятель бьет по намеченной цели,
Но города люди не покидали.

И укрылись люди по домам-подвалам,
А город горит, алеет пламя,
В зареве пожара великом, кровавом
Огонь клубится, плывет над домами.

   5.

Город горит… А в огне люди.
Горят дома, горят и подвалы.
Гулко дрожит стон орудий,
Грохот огненный, звон металла.

Кругом обгорелые тела нагие
Валяются неубранные на мостовой.
На месте одних людей другие
Разгораются в факел живой.

Люди от боли зубами скрежетали:
Жуток хрястский скрежет зубов.
Отцы детей своих забывали.
Дети забывали своих отцов.

   6.

Вот уже пламя пахнуло в лицо мне,
Справа рухнул сгорающий дом.
Как живую картину я помню —
Тихую девушку с жутким лицом.

Побежала и крикнула что-то,
И ломала руки она…
Вот за ней запахнулись ворота —
И потом тишина… тишина…

В крике девушки жизнь сказалась.
Не забыть этот огненный крик.
Сердце кровью во мне обливалось.
Я упал. Я на камень поник.

   7.

Свистя и шипя, рвутся гранаты,
Разбивают стены, двери, рамы.
От гула дрожат дома — палаты,
От гула рушатся дома, храмы.

Горят и дети и народ старый,
Ломают руки в великой драме…
Ах, зачем, ах, зачем пожары
Третий год стоят перед нами?

Ярь. Стихи. Михаил Артамонов, Александр Германов, Анатолий Субботин. Вологда: Костер, 1920

Добавлено: 15-01-2021

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*