Вам!

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?!

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие, нажраться лучше как, —
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..

Если б он, приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду.

Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 12 томах. Том 1. Стихи,  поэмы, статьи, 1912–1917. Редакция и примечания Н. Харджиева. М.: Государственное издательство художественной литературы, с. 75, 1939

Ред.: Впервые опубликовано под заглавием «Вам, которые в тылу» в сборнике «Взял» («Барабан футуристов»), изданном Осипом Максимовичем Бриком в Петрограде в декабре 1915 года (стр. 1). В первопечатном тексте цензурой изъята вторая половина 9-ой строки: «Если бы он, приведенный на убой».
Ред.: Стихотворение «Вам» представляет собой резкий памфлет, направленный против буржуазии, обогащающейся на военных спекуляциях. Впервые оно было прочитано Маяковским в артистическом подвале «Бродячая собака» в середине февраля 1915 года (этим определяется время написания стихотворения). Выступление Маяковского вызвало взрыв возмущения в буржуазной части аудитории.
В неопубликованной рукописи Алексея Крученых «Первые в России вечера речетворцев» записаны любопытные воспоминания об этом вечере Татьяны Толстой-Вечорки: «…Уже после 12-и ночи конферансье объявил: сейчас будет читать стихи поэт-футурист Маяковский.
Не помню, как был он одет, знаю, что был очень бледен и мрачен, сжевал папиросу и сейчас же другую, затянулся, хмуро ждал, чтобы публика успокоилась, и вдруг начал — как рявкнул с места:

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет…

Публика, по большей части, состояла именно из «имеющих все удобства», поэтому застыла в изумлении: кто с поднятой рюмкой, кто с куском недоеденного цыпленка. Раздалось несколько недоумевающих возгласов, но Маяковский, перекрывая голоса, громко продолжал чтение.
Когда он вызывающе выкрикнул последние строчки:

Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду,

некоторые женщины закричали: «ай, ох!» и сделали вид, что им стало дурно. Мужчины, остервенясь, начали галдеть все сразу, поднялся гам, свист, угрожающие возгласы.
Более флегматичные плескали воду на декольте своих спутниц и приводили их в себя, махая салфетками и платками.
Маяковский стоял очень бледный, судорожно делая жевательные движения, — желвак нижней челюсти все время вздувался, — опять закурил и не уходил с эстрады.
Очень изящно и нарядно одетая женщина, сидя на высоком стуле, вскрикнула:
— Такой молодой, здоровый… Чем такие мерзкие стихи писать, шел бы на фронт.
Маяковский парировал:
— Недавно во Франции один известный писатель выразил желание ехать на фронт. Ему поднесли золотое перо и пожелание: «Останьтесь, ваше перо нужнее родине, чем шпага».
Та же «стильная женщина» раздраженно крикнула:
— Ваше перо никому, никому не нужно.
— Мадам, не о вас речь, вам перья нужны только на шляпу.
Некоторые засмеялись; но большинство продолжало негодовать, словом, все долго шумели и не могли успокоиться. Тогда распорядитель вышел на эстраду и объявил, что вечер окончен».

Добавлено: 23-03-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*