Вампир (Дьявол изведавши жизни дорогу…)

Le plus lourd fardeau c’est d’exister
                                               sans vivre.
                                        V. Hugo.

       I.

Дьявол изведавши жизни дорогу,
Грустную голову раз преклонил
К груди прекрасного, юного Бога,
Полного свежих, нетронутых сил.
Как необъятно и непостижимо…
Странный воистину был этот миг…
Всеми разгаданный, всеми гонимый,
Он головой устарелой поник,
И не отверг его Бог вечно новый.
Он прикоснулся Господней руки;
Он одесную стал вечного слова,
Но не сказал он причину тоски.
Полный отчаянья, полный порыва
Горьких и жгучих, беспомощных слез,
Им не хотел дать Вампир перерыва,
Он оправдания не произнес…

       II.

                           Бог.
«Ты возродиться желаешь ли снова?
«Чувствовать новую жизнь и любовь?
«Что же! Дорога тебе уж готова…
«Веруй, люби и воскресни же вновь…
«Хочешь ли ты быть началом творенья?
«Хочешь ли стать, как я — Богом одним?
«Мне ль предоставить Себе назначенье
«Быть только Верным слугою твоим?
«Хочешь ли ты, чтоб бездомный и странник
«По миру молча пошел я один?
«Буду скитаться, как вечный изгнанник,
«Буду непонят, как прежний мой сын,
«Хочешь ли быть и царем, и владыкой?
«Хочешь ли ты все земное понять?
«Быть окруженным, как пламенем дикой
«Силой страстей, в исступленьи рождать
«Непостижимую силу творенья?
«Будешь загадкою верных рабов,
«Будешь считаться отцом вдохновенья,
«Чуждым их мелких и пошлых грехов.
«Хочешь ли ты, Сатана, кверх ногами
«Оба распятия перевернуть,
«Чтоб пред Христом пожимали б плечами,
«Чтоб пред Петром себя били бы в грудь?
«Ты же, по старому ада приему,
«Вновь восприняв их понятья и плоть,
«Скажешь и тени: Ну, теперь, по закону,
«Кто же из них, человек, твой Господь?»

       III.

И долго, и много так Бог говорил,
                   Прижимая
К своей вечно доброй и мощной груди
                   Изгнанника рая.
К груди его крепкой — как твердость, пространной
                   Припал изнывая,
Озлобленный, грустный и старый Вампир,
Который, людей искушая,
                   Был жалок и сир.
И голова его седая
Порочно бледная, с античными страстьми
Склонялась, горестно рыдая,
Не примиренная с людьми.

       IV.

И шли века. Покорная природа
Десятки лет весною расцветала,
И нарождались новые народы.
Толпа жила, любила, умирала,
И много лет пытался Всемогущий
Главу упорную Вампира отвести
От позы покоренного до светлой, райской кущи,
Но тщетно. Не могло ничто его спасти.

       V.

                          Бог.
Мои намеренья добры. Приникни сам
К моей груди. Ты слышишь? Бьется там
Ведь человеческое сердце. Не надо сомневаться
О том, что искренен ли я,
Прийди и испытай меня,
Я вновь готов распяться!
Дерзай, о сила! Если мало
Тебе в пространстве — моего,
То сделай то, что раньше не дерзала,
Возьми меня ты самого!
Еще не знает тот, кто создал мир,
Как могут повелители страдать.
Заставь меня страданья испытать,
Заставь меня идти на шумный пир —
Меня, гнездящегося в сердце человека,
Где тихо, где темно, где сладко, где тепло.
Но только в нем одном, да, в нем, с начала века
Стоят лицом к лицу — добро и зло!
Приволоки меня туда, где тусклы очи,
Где человек погряз в ночную тьму,
И я, как верный твой рабочий,
Все сделаю по слову твоему!

       VI.

«Несчастный, скажешь ты — я темень, я упал.
Я грязен, я жесток! Ты будешь идеал.
Ты будешь богом солнца в лучшем из миров.
Ты будешь распаятелем оков,
Ты будешь мысли к жизни призывать,
Ты будешь обновлять, но не страдать.
Тебе я мир предоставляю,
Но что же ты оставишь для меня,
Ты, будущий, верховный Судия?
Ты будешь тот, кого Я награждаю,
Ответь скорей, о бедный, старый бред,
Которого уж силы больше нет,
Который существует, как виденье.
Тебя спросил ведь вечно новый Бог,
Который ежечасно торжествует,
Тебя теперь спросило вдохновенье,
Которое одно всегда ликует».

                         Вампир.
«Я плачу, но люблю. Люблю, но плачу».

                            Бог.
«И это все, что скажешь ты в ответ?»
Своей я силы даром не истрачу,
Но уж в тебе то силы больше нет!
Бессмысленная горечь естества!
Тебя не тронула задача Божества!
Мильоны лет его существованья,
Ты услыхал посулы и слова,
Промолвил ты нелепое признанье.
О, оставайся вечным Сатаной,
А я, я буду солнцем, ты луной.
Я буду жизнь — ты будешь — прозябанье».

М. Исакова. Мои стихи. СПб.: Типография товарищества «Общественная Польза», 1913

Добавлено: 31-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*