Вандэлин

(Весенняя сказка)

(Действие происходит в Царстве магов)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
СИЛЬВИО, король магов
Принцесса МОРЭЛЛА, его приемная дочь, 15-ти лет
АЛЬБА, подруга Морэллы

ЖЕНИХИ принцессы:
РЫЦАРЬ ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ

ВАНДЭЛИН
ШУТ
ПАЖ

СВИТА принцессы:
1-я ДЕВУШКА
2-я ДЕВУШКА
3-я ДЕВУШКА
4-я ДЕВУШКА
5-я ДЕВУШКА
6-я ДЕВУШКА

СВИТА короля магов. Рыцари, дамы, пажи. Розы.

 

ДЕЙСТВИЕ I

Волшебный сад Морэллы, весь в цвету белых нарциссов.
Среди них алеет гигантский мак.

Король и шут медленно проходят. Король в широкой одежде медно-красного цвета. На его черных с проседью кудрях блестит золотая тиара.

КОРОЛЬ
Ты говоришь, в народе ходит слух,
Что я терзаю дочь мою Морэллу,
Что я держу ее как птичку в клетке,
Томлю ее неволей взаперти,
Как пленную рабыню? Так ли, шут?

ШУТ
Так, повелитель. Говорят в народе,
Что женихов ты к ней не допускаешь
И всем велишь отказывать заочно,
Что никогда ее ни за кого
Не выдашь ты – и для себя оставишь.

КОРОЛЬ
Как ты сказал? Оставлю для себя?

ШУТ
Не я, не я сказал, мой повелитель!
Передаю лишь я тебе о том,
Что говорят и что ты знать желаешь.

КОРОЛЬ
Я знать желаю, как и почему
В толпе могло возникнуть подозренье,
Что мне она не дочь. Я знать желаю,
Кто этот раб, что смел так дерзновенно
Мутить народ и мир мой нарушать?

ШУТ
Молва идет неведомо откуда,
Молва растет. Но выслушай меня,
Великий маг. Еще не все погибло –
Дозволишь ли продолжить?

КОРОЛЬ
Говори.

ШУТ
Великий маг, когда из стран далеких
Сегодня к нам прибудут женихи –
Ты их прими открыто и радушно,
И перед всем собраньем многолюдным
Пусть дочь твоя, принцесса, даст ответ.

КОРОЛЬ
Но это бред, безумье! Кто же может
За сердце женское ручаться? Нет!
Я никому не покажу Морэллу,
Я не могу ручаться.

ШУТ
О, король,
Принцесса лишь тобой живет и дышит!
Она с тебя порой не сводит глаз.
И кто ж из всех искателей влюбленных
Ее руки сравняется с тобой
По мужеству и царственному виду,
Не говоря о силе тайных чар
И о твоих чудесных волхвованьях?

КОРОЛЬ
На этот раз, мне кажется, ты прав.

(Уходят)

(Толпа девушек из свиты Морэллы медленно идут, срывая нарциссы. Некоторые несут готовые венки)

1-Я ДЕВУШКА
Ты видела, какое ожерелье
Вчера король принцессе подарил?
Жемчужное, из крупных белых зерен,
А в середине, будто капля крови,
Блистает ярко-красный альмандин.

2-Я ДЕВУШКА
Да, видела. И за такой подарок
Не жалко душу было бы отдать,
Не то что…

1-Я ДЕВУШКА
Нет. Жемчужины красивы,
Но камень мне не нравится. Он страшен!
И, знаешь ли, он верно заколдован?

2-Я ДЕВУШКА
Ты думаешь?

1-Я ДЕВУШКА
Не думаю, а знаю.
Я голову даю на отсеченье,
Что камень заколдован королем.

(Проходят, скрываются за чащей цветов)

3-Я ДЕВУШКА
Сегодня мы для прихоти принцессы,
Должно быть, все куртины оборвем,
Но королю сплетем венки на диво.

4-Я ДЕВУШКА
Ах, бедненькая! Как она хлопочет
Для своего сурового отца.
С утра уже в цветах.

3-Я ДЕВУШКА
Не потому ли,
Что не отец он ей.

4-Я ДЕВУШКА
Как не отец?

3-Я ДЕВУШКА
А ты не знала?

(Проходит)

(Морэлла появляется, окруженная свитой молодых девушек. Она в белом платье, напоминающем нарцисс. Талия стянута широким желтым поясом с красными краями)

МОРЭЛЛА
Милые подруги,
Подайте мне серебряную лейку.
Здесь есть цветы, иссохшие от зноя;
Их непременно надобно полить.
Цветы, откройте ваши чаши,

(Берет лейку и наклоняется к цветам)

Раздвиньте шире лепестки,
Я окроплю коронки ваши
Струей прохладною реки.

(Подходит к гигантскому маку и обнимает стебель цветка)

Мой алый мак, в пурпурных лепестках
Скрываешь ты курчавые тычинки,
Пушистые и черные как кудри,
Как смоляные кудри короля.

АЛЬБА (подходит к принцессе с венком в руках)
Но ты забыла, милая Морэлла,
Что в волосах у твоего отца
Рассыпаны белеющие нити?

МОРЭЛЛА
Мне ль этого не помнить? Ведь они,
Как тонкие серебряные струны,
Опутались вкруг сердца моего
Таинственным и странным обольщеньем.
Седые кудри, как они прекрасны!
Но есть меж них и черные, как ночь.

(Целуя мак)

Люблю тебя, мой мак благоуханный,
За цвет твоих пурпурных лепестков.
Они напоминают мне так живо
Любимые и гордые уста,
Которые сегодня пред рассветом,
Смеясь алели близко. О, так близко –
От бледных роз горячих уст моих.

АЛЬБА
Ты говоришь о короле, Морэлла?

МОРЭЛЛА
О нем, конечно.

АЛЬБА
Об отце твоем?

МОРЭЛЛА
Не смей его так называть! Ты знаешь,
Что не отец он мне, а воспитатель.
Он близок мне, но он мне не отец.

АЛЬБА
Но если он тебя так нежно любит,
То почему не сделает тебя
Своей женой?

МОРЭЛЛА
Есть между нами тайна,
И я клялась великой, страшной клятвой
Не открывать ее ни перед кем.

АЛЬБА
Ни предо мной?

МОРЭЛЛА
Ни пред тобою, Альба.

АЛЬБА
Да, вижу я, его ты сильно любишь,
А между тем…

МОРЭЛЛА
Молчи, не продолжай!
Я знаю все, что ты сказать желаешь
Молчи, молчи! Мой Сильвио прекрасен!
Он мой король, мой маг, мой повелитель!
Все знаю я, – но я его люблю!

АЛЬБА
Несчастная! Тебя он отуманил
Соблазнами своих проклятых чар.
Он зол, жесток, – он всеми ненавидим.
И ты сама, лет пять тому назад,
Как ты боялась, как ты трепетала,
Встречая взгляд неласковый его.

МОРЭЛЛА
Я и теперь дрожу и холодею,
Встречая взгляд очей его восточных,
Его очей властительных, как смерть,
Таинственных, как мрак осенней ночи,
Как вечности немая глубина.

АЛЬБА
Ты помнишь ли, как он тебя тиранил
За шалости твоих невинных лет?
Как он ломал в колючих иглах прутья
И покрывал багровыми рубцами
Нежнейший цвет твоих лилейных плеч?

МОРЭЛЛА
Он и теперь в минуты исступленья
Бывает страшен в бешенстве слепом.
Но милых рук тяжелые удары
Мне кажутся приятными, как ласки.
И если мне порой изменит стон –
Зато какое высшее блаженство
Я чувствую, когда, склонясь ко мне,
Чуть слышно он проговорит: «Морэлла,
Любовь моя!» – в тот несказанный миг
Мне кажется, что все сиянье неба,
Что все огни бесчисленных созвездий,
Лучистых солнц, зеленых метеоров,
Лазурных лун и розовых комет –
Сливаются и блещут надо мною,
Приподнятой высоко от земли.
Я чувствую величие богини
В святилище, под куполом цветистым
С челом блаженным, в волнах фимиама,
В сверкающем бессмертии любви!

(Во время монолога Морэллы Король появляется в глубине сада и смотрит на принцессу, незамеченный ею)

КОРОЛЬ
Морэлла!

МОРЭЛЛА
Ах! Я не ошиблась, Альба?
Он здесь! Цветов, несите мне цветов.

(Берет у девушек венки и, опускаясь на колени, кладет их к ногам короля)

О мой король, прими цветы Морэллы,
Унизанные утренней росой.
Я нарвала их рано, в час рассвета,
В тот сладкий час, когда с огнем зари
Мешаются причудливые тени
И слышен шорох снов неотлетевших,
Задержанных трепещущей листвой.
Мой Сильвио, прими цветы Морэллы!
В час утренний, томительный и сладкий,
Я их рвала, мечтая о тебе.
О, посмотри: не лилии, не розы, –
Несу тебе унылые цветы,
С коронкой бледной, с венчиком склоненным
И с ободком, пурпуровым от страсти, –
От пламени желаний затаенных –
Лежать в пыли у ног твоих, как я!

КОРОЛЬ
Оставь, дитя. Тобой я недоволен.
Мне передали, будто ты вчера
Бродила долго в роще отдаленной,
Одна, без свиты?

МОРЭЛЛА
Правда, мой король.
Гуляла я с моей подругой Альбой.

КОРОЛЬ
И ты была без покрывала?

МОРЭЛЛА
Да.

КОРОЛЬ
А! Ты меня ослушаться посмела!
Притворщица, змееныш, лицемерка!
Я дал тебе цветущий светлый сад,
И ты его бросаешь своевольно,
Чтоб бегать в роще с ветреной девчонкой.

(Свита принцессы в страхе разбегается)

МОРЭЛЛА
Прости меня. Клянусь, мой повелитель,
В последний раз…

КОРОЛЬ
Ты смела не закрыть
Своих ланит, манящих к поцелую,
И этих уст, и этих глаз прекрасных!
Ты обольстить кого-нибудь хотела?
Скажи, кого же?

МОРЭЛЛА (вставая)
Нет, довольно я
Тяжелый гнет безропотно сносила,
Терпела страх и пытки заточенья,
И горький стыд поруганной любви.
Мучитель мой, тебя я ненавижу!
Ты изверг! Ты..

КОРОЛЬ
За это целый день
Ты проведешь одна в железной башне.

МОРЭЛЛА
Мне все равно. К страданьям я привыкла.
Мне все равно.

КОРОЛЬ
Три дня питаться будешь
Лишь хлебом и водой и в сад не выйдешь.

МОРЭЛЛА
Мне все равно.

КОРОЛЬ
И целых десять дней
Меня ты не увидишь.

МОРЭЛЛА
Сжалься, сжалься,
Мой Сильвио!

(Падает без чувств)

КОРОЛЬ
Безумное дитя,
Еще не скоро будешь ты достойна
Моей любви и нежности моей.
Но никому тебя не уступлю я,
Смирю тебя, порабощу тебя,
Согну тебя, как ветку тонкой ивы,
Мной взрощенный и сорванный цветок!

(Наклоняясь, целует ее. Приходит паж)

ПАЖ
Великий Маг! – Ах, что это!.. Принцесса!

КОРОЛЬ
Принцессе дурно.

(Обращаясь к подошедшей свите)

Унести ее!
Когда очнется, – ей вы передайте,
Что я на этот раз ее прощаю
И что ее по-прежнему люблю.

(Девушки и слуги уносят принцессу)

ПАЖ
Великий Маг, к тебе пришел я с вестью,
Что прибыли в твой замок издалека
Два рыцаря. Один из них назвался
Железной маской, Принцем Роз – другой.
И у тебя просить желают оба
Руки принцессы, дочери твоей.
Что им сказать?

КОРОЛЬ
Введи их в тронный зал,
Куда вели собраться всем придворным,
Всей нашей свите. И гостям скажи,
Что тотчас пред собраньем многолюдным
Им дочь моя, Морэлла, даст ответ.

(Паж кланяется и уходит)

Я убежден. Она так нежнго любит.
Но я сегодня был неосторожен
И безрассудно оскорбил ее.
Как знать, как знать – и если – нет, не верю!
В моих руках и жизнь, и смерть твоя,
Дитя мое, любовь моя, Морэлла,
И вечно, вечно будешь ты моей!

 

ДЕЙСТВИЕ II

Замок короля магов. Темный, мрачный зал. Трон под балдахином, испещренным знаками зодиака. Король только что взошел на ступени, ведущие к трону. Он в белой одежде, вышитой серебром. На голове его серебряная тиара, покрытая желтым шелком. Морэлла в белом, слегка розоватом платье садится на подушку у ног короля. Вокруг толпятся придворные, рыцари, дамы, пажи. Впереди всех стоят женихи принцессы:
Рыцарь Железная Маска – в полном вооружении, с опущенным забралом. Принц Махровых Роз, – прекрасный чернокудрый юноша, окружен свитой девушек, одетых розами.

КОРОЛЬ
Приветствую вас, гости дорогие.
Рыцарь Железная Маска и Принц Махровых Роз.
Приветствуем тебя, Великий Маг!
Приветствуем прекрасную Морэллу.

КОРОЛЬ (обращаясь к Железной Маске)
Ты, доблестный, скажи, как звать тебя?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Железной Маской Прибыл издалека,
С высоких гор, окутанных туманом,
Сырым туманом северной страны.
Отдай мне в жены дочь твою, Морэллу,
Великий Маг. Клянусь, что буду ей
Супругом верным, преданным до гроба,
У нас в роду держать умеют слово
И лозунг наш гласит «до самой смерти».
Великий Маг, отдай мне дочь твою.

КОРОЛЬ
Но дочери неволить я не стану.
Спроси ее, – она перед тобою.
Пускай сама судьбу свою решит.

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Ты слышала слова мои, принцесса?
Молю, ответь.

МОРЭЛЛА
Да, слышать я слыхала,
Но, признаюсь, желала б также видеть.

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Что, дивная, желала б видеть ты?

МОРЭЛЛА
Твое лицо. Приподними забрало.

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА (поднимая забрало)
Мои черты не блещут красотой,
Зато любовь моя тверда, как скалы.
Зато тебя от всех несчастий в мире
Вот этот щит сумеет оградить.

МОРЭЛЛА
Все это так. Но расскажи мне, рыцарь,
Какая жизнь мне предстоит с тобой?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Мы будем жить в высоком, старом замке.

МОРЭЛЛА
А дальше что?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Охотиться я буду.

МОРЭЛЛА
Потом?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Как все, – уеду воевать.

МОРЭЛЛА
А я?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
А ты в роскошно-скромном платье
Знамена будешь вышивать шелками
Иль с тонкой пряжей сидя у окна,
Ты песню станешь напевать о счастье,
О радостях грядущего свиданья
И ждать меня.

МОРЭЛЛА
А после? После что?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Да то же все. Все то же, что у всех.
Приеду я и привезу подарки
Тебе, жене моей многолюбимой,
И детям, если их пошлет судьба.
Приму отчет в делах твоих, в хозяйстве,
И похвалю, и пожурю, где надо,
Затем прощусь –  и снова в долгий путь.

МОРЭЛЛА
А мне опять к окну, за прялку снова,
И ждать тебя? И так всю жизнь мою?

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Так все живут. Ты молода, принцесса,
Приучишься, привыкнешь и найдешт=ь
Душевный мир, и счастье, и отраду
В спокойной жизни рыцарской жены.

МОРЭЛЛА (обращаясь к королю)
Мой Сильв… отец мой, я сказать хотела,
Молю тебя, не выдавай Морэллу
За этого смешного сумасброда!
Я никогда с ним счастлива не буду.
Отец, отец, оставь меня с тобой!

КОРОЛЬ
Не бойся, крошка. Рыцарь, ты услышал
Твой приговор из уст самой принцессы.
Не обессудь. Ступай.

ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА
Я повинуюсь.
Прости, король. Мечта моя, прости.

(Уходит)

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Дозволь теперь и мне промолвить слово.

КОРОЛЬ
Что скажешь ты, прекрасный чужеземец?

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Великий Маг, я прибыл издалека,
С полей цветущих солнечной страны.
Я бросил тень садов моих волшебных,
Наполненных благоуханьем роз
И свежестью серебряных фонтанов,
И воркованьем диких голубей,
Чтобы найти блаженство иль страданье
В очах принцессы, дочери твоей.

КОРОЛЬ
Пусть дочь моя сама тебе ответит.

МОРЭЛЛА
Ты нравишься мне, Принц Махровых Роз.
Но прежде чем вручить тебе навеки
Мою судьбуЮ свободу и себя, –
Я знать хочу, что мне сулит в грядущем
Твоя любовь и наша жизнь вдвоем.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Мы будем жить в причудливом чертоге
Из тонкого цветного хрусталя.
Вокруг колонн завьются пышно розы,
Как бледный дождь, повиснут с капителей
Венками нежно-пурпурных цветов;
Рассыплются пурпурными коврами,
Расстелются…

МОРЭЛЛА
О, принц Махровых Роз!
Иль ни о чем ты говорить не можешь,
Как только о цветах и о цветах?

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Когда б я смел, прекрасная…

КОРОЛЬ
Не смеешь!

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Что ты сказал, король?

КОРОЛЬ
Что ты не смеешь
О чем ином твердить принцессе.

МОРЭЛЛА
Отец, отец!

КОРОЛЬ
Она еще дитя,
И не поймет тебя, и не оценит
Всей хитрой лжи заманчивых речей.
Ты говорить ей можешь все, что хочешь,
Но о любви ни возгласа, ни слова!
Запомни же – ни слова о любви.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Великий Маг, твоей послушный воле,
Я говорить не стану об «ином»,
Как ты сказал. С цветов я начал слово
И перейду опять к моим цветам.
В моем саду росли две чудо-розы.
Одна из них раскрылась в жар полдневный
И, расправляя пурпур лепестков,
Ждала, томясь; – и на закате дня
Увидела, что расцвела другая,
Там далеко, на горной высоте.
Она была в одеждах нежно-белых,
Но в сердцевине чаши ароматной
Алел нежданно яркий лепесток.

КОРОЛЬ
Смелее, принц. Недурно для начала,
НО, признаюсь, не нравится мне что-то
В твоем рассказе яркий лепесток.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Я продолжаю. Пурпурная роза
Смотрела жадно вверх и расцветала
Все радостней, все ярче и пышней.
А белая казалась розоватой
В сиянии и пламени зари.
И вот с мольбой сказала роза ветру:
О ветер мой, лети к подруге белой
И передай в воздушном поцелуе…

КОРОЛЬ
Довольно, принц, довольно! Ты нарушил
Наш уговор, – ты должен замолчать.

МОРЭЛЛА
Отец, отец!.. О, будь великодушен,
Как был с Железной Маской. Ведь его
Ты выслушал и все сказать позволил.
Чем провинился Принц Махровых Роз,
Что ты его преследуешь так явно?

КОРОЛЬ
Тот был умен, хоть скучноват немного.
А этот..

МОРЭЛЛА
Этот молод и прекрасен.

КОРОЛЬ
И, вижу я, он нравится тебе?

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Великий Маг, меня лишил ты слова –
И я молчу. Позволь лишь передать
Мои дары смиренные принцессе?

КОРОЛЬ
Твои дары?

(Принц Махровых Роз берет из рук своей свиты корзину роз и, опускаясь на колени, подает ее принцессе)

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Здесь розы, только розы.
Прекрасная, возьми мои цветы,
Душистые, пропитанные солнцем;
И если я внушить тебе успел
Хоть что-нибудь похожее на… нежность,
Ты их надень, обвей чело и руки,
И, несмотря на все преграды в мире,
В мой светлый край я унесу тебя.

КОРОЛЬ
Возьми их, дочь. Но перед тем чтоб дать
Ответ ему – подумай хорошенько.
Иди к себе. Спеши, пора кончать.
Я так устал. Иди, моя Морэлла.

(Принцесса уходит)

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Великий Маг, дозволь тебе напомнить,
Что дочери своей ты обещал
Не принуждать к согласью, ни отказу.

КОРОЛЬ
Ты думаешь, она захочет быть
Твоей женой?

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Не думаю, – надеюсь.

КОРОЛЬ
Оставь надежду, мальчик безрассудный.
О, нет, моя Морэлла не из тех,
Которых можно соблазнить приманкой
Трескучих фраз, и розами, и солнцем,
И синевато-черными кудрями,
И свежестью нетронутых ланит.
Нет, дочь моя с небесной красотою
Возвышенный соединяет ум;
Она чужда ребяческих желаний
Своих подруг и сверстниц по летам.
Лишь только то, что вечно и бессмертно,
Нетленное влечет ее мечты.
И хочешь ты достичь любви Морэллы?
Оставь, мой друг, надежду навсегда.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Она идет!

МОРЭЛЛА (медленно идет, вся увитая розами)
О, розы, розы, розы!

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Морэлла, радость! Ты теперь моя?

МОРЭЛЛА
О, розы, розы, вы меня пьяните
Благоуханьем ваших лепестков.
Какой восторг, какое упоенье!
Люблю тебя, о Принц Махровых Роз!
Возьми меня, бежим к свободе, к солнцу,
В твой радостный, в твой благодатный край,
Где жизнь, любовь и розы, розы, розы!

КОРОЛЬ
Проклятый шут! Я говорил тебе.

ШУТ
Твой жезл, король! Простри твой жезл
волшебный.

КОРОЛЬ (поднимая жезл)
Усните!

(Все засыпают кроме принцессы)

Спят. Взгляни сюда, Морэлла,
Как помертвел твой доблестный жених.
Не встанет он, не защитит невесту,
И снова ты во власти чар моих.
Несчастная! Я б мог теперь свободно
Убить, неволей долгой истомить,
Иль медленной тебя замучить пыткой.
Но странно мне, что прежнего огня
И бешенства в себе не нахожу я.
Я так устал, так страшно изнемог,
Так много мук я пережил сегодня.

МОРЭЛЛА
О, ты жесток, отец мой, ты жесток!

КОРОЛЬ
Отец теперь! Не Сильвио, как прежде?
Презренная, и я уверен был
В твоей любви, в любви ничтожной куклы,
Отдать себя готовой за венок,
За ворох роз!

МОРЭЛЛА
Отец, они прекрасны.

КОРОЛЬ
Они завянут к вечеру сегодня,
И лепестки их обратятся в прах,
Как и любовь того, кому нежданно
Хотела ты всю жиизнь свою отдать.
Дитя мое, Морэлла, неужели
Так долго я лелеял твой расцвет,
Воспитывал с любовью ум и сердце –
Лишь для того, чтоб уступить тебя
Мальчишке первому!

МОРЭЛЛА
Он так прекрасен!

КОРОЛЬ
Прекрасен он, ты говоришь: прекрасен?
Ты думаешь, быть может, в целом мире
Не сыщется подобной красоты?
Дитя, дитя! А что бы ты сказала,
Когда бы здесь, сейчас, перед тобой
Блеснуло вдруг чудесное виденье,
Такой высокой, чистой, совершенной
И призрачно-воздушной красоты,
Что перед ним померкнул бы навеки
Твой смуглый принц с его садами роз?

МОРЭЛЛА
Как, здесь, сейчас? И я его увижу?

КОРОЛЬ
Видение блеснет перед тобой.
Я вызову лишь призрак, дух бесплотный
Созданья совершенной красоты,
Таинственного принца Вандэлина.
На Голубых живет он островах,
В прозрачном царстве света и лазури
Меж синевою моря и небес.

Там, где манит зыбь волны
В холод влажной глубины,
Колыхаются едва
Голубые острова.
По водам они несут
Свой лазоревый приют,
Где, томясь, грустит один
Кроткий рыцарь Вандэлин.
Золотистей янтарей
Тонкий шелк его кудрей,
Лик поспорит белизной
С нэнюфарой водяной.
И всплывают тьмы наяд,
Чтоб на принца бросить взгляд –
Так хорош их властелин,
Кроткий рыцарь Вандэлин.

Сонмы эльф береговых
Тень бросают чащ лесных,
Чтоб вослед ему вдохнуть,
Вздохом волны всколыхнуть.
Но пловучих островов
Не достигнет страстный зов,
И в лазурь скользит один
Бледный рыцарь Вандэлин.

(При первых словах Короля о Вандэлине слышится тихая музыка и появляется призрак златокудрого юноши, спящего в голубом тумане.  Он исчезает с последними словами песни)

Что скажешь ты? Молчишь, моя Морэлла?
Мне слышен стук сердечка твоего,
Неверного, изменчивого сердца.
Я думаю, теперь нарушить можно
Волшебный сон. Не правда ли, дитя?

МОРЭЛЛА
Пусть спят они. Мой милый повелитель,
Ты мне его покажешь вновь?

КОРОЛЬ
Кого?
Возлюбленного Принца Роз Махровых?

МОРЭЛЛА
Нет, нет, его, небесное виденье
На Голубых пловучих островах.

КОРОЛЬ (улыбаясь)
Но надо же, мой ветер перелетный,
Сначала нам покончить с принцем Роз.

(Простирает свой жезл над спящими)

Проснитесь!

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ (пробуждаясь)
Ах, темно в глазах моих от счастья!
О милая Морэлла, ты моя?
Иль мне приснилось, будто ты сказала:
Люблю тебя, о Принц Махровых Роз?

МОРЭЛЛА
Не может быть. Ты бредишь, чужеземец.
Ты верно спал и видел странный сон.
И я спала. И снилось мне виденье
Такой неизъяснимой красоты,
Что в этот миг вся жизнь моя казалась
Лишь сном пустым, а эта греза – жизнью.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Но посмотри, ты вся в моих цветах!
Ты вся увита розами, принцесса, –
Условный знак, что будешь ты моею.
Ты в розах вся!

МОРЭЛЛА
Они завянут, принц.
Ты видишь, есть уж и теперь меж ними
Так много пожелтевших лепестков.
Вот осыпаются. – Ты видишь? – облетели.
А сорваны давно ли? – и мертвы.
Так и любовь, и молодость, и счастье,
И наша жизнь, о Принц Махровых Роз.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Что слышу я, прекрасная Морэлла?
Мы молоды и наша жизнь ясна,
И столько новых, светлых наслаждений
Нам обещает юная весна.

МОРЭЛЛА
Весна пройдет; за летом будет осень.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
И вновь весна. Но в солнечной стране,
В моей стране, царит бессменно лето,
Горячее и знойное всегда.

МОРЭЛЛА
Всегда, всегда одни и те же розы!.
Не лучше ль жить в прохладе синих волн,
На островах плавучих и лазурных,
Окутанных туманом голубым?
Не лучше ли свободно любоваться
Вершинами скользящих мимо гор,
Лесов убранством, зеленью лужаек
И безмятежной прелестью полей?
И наслаждаться вечной переменой,
Плывя вперед вдоль берегов чужих,
Тонуть в просторе вольном океана,
Среди лазури моря и небес?

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Ты говоришь, как в полусне, принцесса.
И этот бред я должен ли принять
За твой отказ?

МОРЭЛЛА
Да, Принц Махровых Роз.
Твои ланиты слишком загорели,
Цветы завяли. Поздно. Гаснет свет.
Свой знойный путь уже свершило солнце.
Прощай, иди. Я не люблю тебя.

ПРИНЦ МАХРОВЫХ РОЗ
Прощай, король. Будь счастлива,
принцесса.
Да не обрушит вечная богиня
Свой тяжкий гнет на гордую головку.
Пойдемте, розы. Солнце нас зовет.

(Уходит)

МОРЭЛЛА
О мой король, мой маг, мой повелитель!
Тебе я буду дочерью послушной,
Твоей рабыней преданной, чем хочешь,
Но дай еще, о, дай увидеть внговь
Тот призрак светлый, нежное виденье
На Голубых плавучих островах!

КОРОЛЬ
Его увидишь ты, но не сегодня.
Ступай, дитя.

МОРЭЛЛА
Когда же, мой король?

КОРОЛЬ
Быть может – завтра, если будешь кроткой
И любящей; быть может – никогда.
Теперь иди. Усни, моя Морэлла.
Я так устал.

МОРЭЛЛА
До завтра, мой король.
Спокойной ночи. Видишь, я послушна.

(Уходит, повторяя)

Быть может, завтра. Завтра, может быть!

КОРОЛЬ (обращаясь к шуту)
Ты понял, друг? – Теперь она захочет
Послать ему немедля свой портрет: –
Корабль утонет. С голубем отправит
Письмо красавцу, – сгинет голубок.
Так год пройдет. И вот в берете черном
Пред ней предстанет траурный герольд:
«Ты знала счастье, будь тверда в страданье, –
Промолвит он, – готовься к горьким дням.
Там, далеко, на острове лазурном,
На ложе мха и раковин цветных,
В венке из трав и водорослей бледных
Уснул навек прекрасный Вандэлин».
Она поплачет, погрустит немного
О радостях утраченной любви;
Но день придет –  и ум ее созреет
Для пониманья вечной красоты,
И детские мечты она забудет,
Чтоб разделить венец моих познаний,
Чтоб быть моей подругой и женой.

ШУТ
Но кто же он? Кто этот призрак светлый?

КОРОЛЬ
Мое созданье, плод моей мечты,
Мной созданный из пламени кометы
И пены волн, мной вызванный на миг
Для обольщенья девочки упрямой,
Для помраченья красоты земной.

 

ДЕЙСТВИЕ III

Спальня принцессы, помещенная внутри башни. Решетчатые ставни высокого окна открыты, алеет вечернее небо. Занавески алькова отдернуты и видна узкая постель. Морэлла, в широкой бледно-розовой одежде, с распущенными волосами сидит у окна и смотрит на медальон, который держит в руках. Альба стоит около принцессы.

МОРЭЛЛА
Хорош портрет мой?

АЛЬБА
Кажется. Хорош.
Но не совсем похоже выраженье.
Твоя улыбка, блеск твоих очей
И все черты в нем переданы верно,
Как должно быть. Но это все же не ты.

МОРЭЛЛА
Не все ль равно? Ведь я на нем красива?
Нет, ты права: безжизнен мой портрет.

АЛЬБА
Но что же делать? В целом королевстве
Нет лучшего художника, а надо
Скорей портрет твой принцу отослать.

МОРЭЛЛА
Нет, этой куклы с мертвою улыбкой
Пусть не увидит рыцарь Вандэлин.
Я жить хочу в мечтах его лазурных
Прекраснейшим созданием земли,
Воздушней крыльев бабочки весенней,
Хрустальней струй нагорного ключа.
Я чувствую, я знаю, я – прекрасна,
Но перед ним, виденьем голубым,
Звездой хочу гореть я несравненной,
Чтоб не было мне равной в целом мире,
Средь саламандр, и нимф, и легких эльфов
Ни на земле, ни в грезах, ни во сне.

АЛЬБА
Но как же быть с портретом?

МОРЭЛЛА
Ах, не знаю.
Портрета нет, пошлю ему венок.

АЛЬБА
Нарциссов бледных с венчиком склоненным
И с ободком, пурпуровым от страсти,
Пошлешь ему?

МОРЭЛЛА
О, злая, злая, злая!

(Прислушиваясь)

Сейчас увидишь. Вот, они идут.
Несут корзины ландышей росистых.

(Входят девушки с ландышами)

Счастливые, свободные созданья,
Вы принесли дыхание весны.

1-Я ДЕВУШКА
А как теперь отрадно там, на воле…
До сумерек бродили мы в лесу.

2-Я ДЕВУШКА
Как много там фиалок распустилось.

3-Я ДЕВУШКА
И синих гиацинтов, и гвоздик.

4-Я ДЕВУШКА
И розовых, душистых анемонов.

5-Я ДЕВУШКА
И лютиков.

6-Я ДЕВУШКА
Но мы их не срывали,
Мы собирали ландыши одни.

МОРЭЛЛА
Подвиньте ближе мраморные вазы,
Пусть дышат здесь весенние цветы.
Разбросьте их и тут, и там, и всюду,
Усыпьте пол вкруг ложа моего.

(Обращаясь к Альбе)

Дай мне перо от крыльев лебединых
И лилии атласный лепесток.
А вы настройте арфы золотые,
Пусть, как струна, звучит мое письмо.

(Берет лебединое перо и пишет на лепестке лилии. Арфы тихо ропщут)

«Мой Вандэлин, когда ты крепко спишь
И длинные ресницы золотые
Как лилии червонные тычинки,
Чуть-чуть дрожат на бархате ланит,
Подобно крыльям реющей цикады,
Когда ты весь блаженством упоен,
Весь, как цветок, росою растворенный,
Изнеможен избытком вешних грез, –
Мой Вандэлин далекий, принц мой ясный,
Люби меня в твоем лазурном сне».

(Привязывает письмо к белому голубю, которого приносит паж)

Лети, мой голубь, светлою дорогой,
Луч месяца тебе укажет путь.
О, плачьте, плачьте, арфы золотые,
Нет белоснежных крыльев у меня!

(Выпускает голубя в окно. Арфы продолжают звенеть)

Лети, лети, мой голубок,
В морскую даль, где спит волна.
Скажи ему, что мир широк,
Что в целом мире я – одна.

Скажи ему, что надо мной
Все ярче блещет серп луны,
Что влажный зной, весенний зной,
Заворожил ночные сны.

Что тяжелей на сердце гнет,
Темнее ночь, бледнее день,
Что грусть моя растет, цветет,
И увядает, как сирень.

ПАЖ (входит)
Великий Маг прислал меня узнать,
Что делает прекрасная Морэлла?

МОРЭЛЛА
Скажи ему, я ландыши плету.

(Паж уходит)

О, всюду он, могучий, ненавистный.

АЛЬБА
Ляг, милая Морэлла. Ты бледна.
Напрасно ты все ложе окружила
Стеной цветов; позволь мне унести
Хоть часть из них. Их аромат убийствен.

МОРЭЛЛА (сбросив розовую одежду и оставшись в белом спальном платье, ложится на постель)
О, нет, оставь, я ландыши люблю,
Дыханье их каким-то сладким звоном
Мне навевает чудную мечту,
Оставь меня, уйди. Я засыпаю…
Мне грезится, я ландыши плету…

(Засыпает. Альба и девушки уходят. В комнате разливается розовый свет и слышится музыка.
Медленно проходит принц Махровых роз. За ним следуют розы)

БЕЛАЯ РОЗА
Я – белая роза, живу лишь весною,
Все счастие жизни уходит со мною.

АЛАЯ РОЗА
Со мной расцветает, чтоб властвовать
вновь.

ЧАЙНАЯ РОЗА
Люблю и ревную.

АЛАЯ РОЗА
Блаженство дарую.

КРАСНАЯ РОЗА
Я – страсть и желанье.

ЖЕЛТАЯ РОЗА
Я – месть.

АЛАЯ РОЗА
Я – любовь.

ЖЕЛТАЯ РОЗА
Я – желтая роза, я жалю шипами.
Приди, о принцесса, и царствуй над нами,
Тебе мы откроем все чары свои.

КРАСНАЯ РОЗА
И сердце отравим горячими снами,
Блаженства, страданья, тоски и любви.

ЧАЙНАЯ РОЗА
Я – чайная роза, я – грусть и томленье.

БЕЛАЯ РОЗА
Я – белая роза, живу лишь мгновенье.

ЖЕЛТАЯ РОЗА
Я – роза безумья, воскресшего вновь.

ЧАЙНАЯ РОЗА
Люблю и ревную.

АЛАЯ РОЗА
Блаженство дарую.

КРАСНАЯ РОЗА
Я – радость.

ЧАЙНАЯ РОЗА
Я – нега.

ЖЕЛТАЯ РОЗА
Я – месть.

АЛАЯ РОЗА
Я – любовь.

МОРЭЛЛА (в полусне)
Нет, розы, нет! Оставьте зов напрасный.
Сгорел мой день. Забудьте обо мне.
О, Вандэлин далекий, принц мой ясный,
Люби меня в твоем лазурном сне.

(Засыпает снова)

(Розы исчезают. Розовый свет сменяется голубым, лунным, падающим в окно. Появляется призрак Вандэлина. Он в светлых одеждах и держит в руках золотую лиру)

ВАНДЭЛИН
Я с тобой, всегда с тобой.
Близок остров голубой,
Из лучей небесных звезд
Перекинут звездный мост.
Ты придешь в мой светлый храм,
Только будь покорна снам,
В пробужденье и во сне
Помни, помни обо мне.

Посмотри, ведь ты не та, –
Вся стремленье, вся мечта,
Ты бесплотней и сквозней
В мире реющих теней,
На тебя от лунных стран
Пал серебряный туман.
Вся в лазури, вся в огне,
Помни, помни обо мне.

Только ландыш зацветет,
Грусть на сердце упадет,
Будет грудь твоя болеть,
Сладкой болью тихо млеть.
Будет каждою весной
Мысль твоя лететь за мной,
И вздохнешь ты в тишине;
Помни, помни обо мне!

(Входит король в черной одежде, вышитой красными знаками зодиака. На голове черная шапочка, в руках магический жезл, за поясом цветок мака)

КОРОЛЬ (приближаясь, видит Вандэлина)
Как, это он? Мое созданье, дух,
Мной вызванный из мира неживущих,
И здесь над нею веет вольным сном?
Иль власть моя потеряна навеки,
Я более не Сильвио, не маг?
Прочь, сгинь, уйди, проклятое виденье!

(Протягивает жезл)

Не слушаешь? Тебя я заклинаю
Моим жезлом, священным, страшным знаком
Двух змей сплетенных! Перстнем Саломона!..
Звездой пятиконечной… А! – дрожишь!
Развейся пеной, созданный из пены,
Лети, вернись к началу своему.

(Дух исчезает. Музыка постепенно замолкает вдали)

МОРЭЛЛА (просыпается)
Ах, Сильвио, как горько пробужденье!
От райских грез ты отозвал меня.
Мне было грустно, но какою грустью!
Как жизнь была безбрежна и светла.
Мне было сладко, радостно, привольно,
Лазурью волн я счастлива была,
Я не спала – я пела, я любила,
Я ландыши весенние плела.

МОРЭЛЛА
Все ландыши, лазурные потоки
И лунный свет. О, бедное дитя!
Как пред тобой виновен я безмерно.
Пора кончать. Иль слишком далеко
Зайдет игра, и будет возвращенье
Все тяжелей рассудку твоему.
Эй, паж!

(Из соседней комнаты прибегает мальчик)

Возьми мой перстень королевский,
Снеси шуту. Он знает и поймет.
О, как бледна ты, милая Морэлла.
При лунном свете сон всегда тревожен,
Завесь окно, безумное дитя.

МОРЭЛЛА
Ты слишком добр сегодня, повелитель.
Ты Так давно не говорил со мной.
Мне хорошо. Быть может, счастье близко.
Но ландыши вокруг благоухают
Так сладостно, что хочется мне плакать.
Я счастлива, но душу отчего-то
Недоброе предчувствие томит.

КОРОЛЬ
Весенние тебя смущают грезы.
Но подожди; истает шумный май
И отжужжит назойливое лето.
А там опять багряной позолотой
Оденутся дубовые леса.
Мы разведем костры в священной роще;
Начнутся пляски. Тысячи людей
Тебе молиться будут, как богине,
И поклоняться статуе твоей.
Зимою пир перенесем мы в залу –
Ты будешь там царицею моей.
В каком восторге, помнишь, ты плясала,
Окутанная сетью золотой,
И сквозь нее твое блистало тело,
Как небо сквозь последнюю листву?
А вечера у яркого камина?
Ты на коленях дремлешь у меня,
А я тебе рассказываю сказки,
Где, как всегда: – пустыня, ты и я.
Ты помнишь ли… Задумалась. – Не слышит.

МОРЭЛЛА
Портрет так плох. Что я пошлю ему?

КОРОЛЬ
Ты думаешь о принце Вандэлине?

(Опять, опять безумный этот бред)

МОРЭЛЛА
О том, кого открыл ты мне в виденье,
Кого во сне я вижу каждой ночью,
О ком душа тоскует и болит.

КОРОЛЬ
Есть у тебя старинный мой подарок,
Магическое зеркало твое.
Иди к нему. Смотрись с улыбкой ясной,
Как только что смеялась ты во сне.

(Подводит ее к зеркалу, которое задергивает потом покрывалом)

Вот так. Теперь останется навеки
Запечатленной красота твоя.

МОРЭЛЛА (приподнимая покрывало)
Да, это я! Я точно как живая.
О, если б я осталась навсегда
Такой, как здесь, – влюбленной и любимой!

(Входит шут, переодетый герольдом)

КОРОЛЬ
Дитя мое, вот траурный герольд
От рыцаря и принца Вандэлина;
Он весть принес с плавучих островов.

МОРЭЛЛА
Посланником от Вандэлина? Этот?
Весь в трауре? – К чему твой черный плащ?
О, говори же!

ШУТ
Будь тверда в страданье.

МОРЭЛЛА
Что ты сказал?

ШУТ
Готовься к горьким дням.

МОРЭЛЛА
Мой Сильвио, мне страшно. Я слабею.

КОРОЛЬ (шуту)
Кончай живей.
(Морэлле) Не бойся, я с тобой.

ШУТ
В лазурной мгле, на острове плавучем,
На ложе мха и раковин цветных,
В венке из трав и водорослей бледных
Уснул навек прекрасный Вандэлин.

МОРЭЛЛА
Ты лжешь, ты лжешь! Твой голос дышит ложью.
Он мне знаком. Так странно мне знаком.

(Срывает забрало, шут убегает)

Забрало прочь! Ах! Что со мною? Где я?
И это ты, ты обманул меня!

КОРОЛЬ (хочет обнять ее)
Морэлла!

МОРЭЛЛА (вырываясь)
Нет! О, ты мне ненавистен!
Пусти меня. Я странницей пойду
Через леса и горы, и долины,
Весь белый свет повсюду исхожу.
Найду его, увижу, иль погибну!

КОРОЛЬ
Дитя мое, когда бы целый свет
Ты странницей бездомной исходила,
То не нашла бы принца своего.
Дитя мое, пустынною равниной
Для избранных ложится путь земной.
Проходят дни, зима сменяет осень,
В круговороте скучном и безвольном
Все тот же мрак и та же суета.
Дитя мое, нет в нашем скудном мире
Ни островов лазурных, ни видений,
Окутанных туманом голубым.
Лишь мы одни, владеющие силой
Великих тайн, держащие печать
И драгоценный перстень Саломона,
Мы – можем все. Мы влсатны населить
Дождливый мрак безрадостной пустыни
Созданьями нетленной красоты.
Но в этом мире все, что выше мира,
Зовется сном. Дитя мое, пойми,
Твой Вандэлин – бесплотное виденье,
Он – только сон, не более как – сон.

МОРЭЛЛА
Опять обман! Обман везде и всюду.
Обманом я, как сетью, обвита.
О злой колдун, отдай мой сон лазурный!
Пусти меня!.. Я в сон, в мой сон хочу!.

КОРОЛЬ (протягивая ей цветок мака)
Дитя мое, несчастная Морэлла,
Вот, посмотри, любимый твой цветок,
Пурпурный мак; вдохни его дыханье,
Оно дает забвенье и покой.

МОРЭЛЛА
Прочь, красный ларв с раскрытыми устами!
Он весь пропитан кровью, как вампир,
Моею кровью – да, что каждой ночью
Он выбирал из сердца моего,
Всю выбирал по капле. А наутро
Мне говорил: «как ты бледна, дитя».

КОРОЛЬ
Безумная, презренная, ни слова!
Иль я забудусь – и твоим щитом
Твое безумье более не будет.

(Бьет ее цветком)

МОРЭЛЛА (падая на колени)
О, бей меня, топчи меня, топчи!
Мой Сильвио, легки твои удары,
Они приносят сладость, а не боль.

КОРОЛЬ
Что сделал я?! Любовь моя, Морэлла,
Иль я твоим безумьем заражен?

МОРЭЛЛА
Отдай мой сон! Свободы, грез, лазури!

(Подбегает к окну)

Он близок, здесь мой остров голубой!
А вот и мост, сияющий над бездной,
Вот мост к нему, весь сотканный из звезд.

КОРОЛЬ
То – Млечный путь, дитя мое больное.

МОРЭЛЛА
Мне все равно. Коль нет других путей, –
Пройду небесным, чистым, звездным,
млечным…

(Бросается в окно)

КОРОЛЬ
Ушла. И я не удержал ее.
Но не разбилась, нет. Я видел ясно,
Как шла она по Млечному пути.
Под нею звезды пели от блаженства,
От счастия служить ее стопам.
Она неслась все выше, выше, выше,
Вошла в свой сон, вступила в лунный мир,
Засеребрилась облаком воздушным,
Заволоклась туманом голубым.
Вернуть нельзя. Догнать еще возможно.

(Принимает яд)

Прощай, земля, дождь, ветер, сумрак,
плесень,
Земная глушь, земная пустота.
За ней, за ней, в лазурные туманы,
Другим путем, но к той же высоте.

(Падает мертвым)

1899

Отдел “Драматические поэмы”

М. А. Лохвицкая (Жибер). Стихотворения. Том III. 1898-1900. М.: Типография А. С. Суворина, 1900

Ред.: В драме автобиографические мотивы прослеживаются столь же ясно, как и в поэме “На пути к востоку”, но и сюжет, и соотношение между героями и прототипами сложнее.
Конечно, нет сомнений, что Морэлла – образ автобиографический, хотя черты автопортрета тридцатилетней поэтессы в пятнадцатилетней принцессе узнаются с трудом.
Точно так же нет сомнений, что «виденье принца Вандэлина» – это Бальмонт (в его описании совершенно сознательно имитируется бальмонтовский слог), точнее, это только одна, «парадная» сторона двойственной натуры поэта.
Гораздо сложнее вопрос, кто стоит за королем магов Сильвио. Если он и имеет свой отдельный прототип, то сказать в точности, кто этот человек, невозможно. Вероятно, это первая несчастливая любовь Лохвицкой, о которой она порой проговаривается в ранних стихах (это может быть и Василий Немирович-Данченко, и Владимир Соловьев, и кто угодно еще из круга людей, с которыми она общалась в начале своей поэтической карьеры, или даже до ее начала). Но, кто бы ни был этот человек, отношения с ним на момент написания драмы были уже в прошлом, а создание ее продиктовано переживаниями актуальными. Поэтому остается вернуться к двум уже известным персонажам любовного треугольника: Бальмонту и Е. Э. Жиберу. Ни тот, ни другой целиком на эту роль не тянет, но какие-то черты, очевидно, взяты от обоих. О муже поэтессы трудно сказать что-то определенное, так как нет практически никаких сведений о его отношениях с женой (хотя ревность и какие-то “мучительства” с его стороны предположить естественно).
Зато о Бальмонте из его стихов известно многое. Что особенно важно, поэт уже вступил в полосу «Горящих зданий». Достаточно прочитать такие его стихотворения, как «Красный цвет», чтобы понять, что «садические» мотивы ему не чужды. Любопытно и то, что «принц лазурных островов» Вандэлин оказывается созданием (в каком-то смысле – оборотной стороной) зловещего мага Сильвио, и любовь Морэллы, хотя и раздвоенная, направлена, как выясняется в конце, на одну личность.
Что же касается портретных признаков, то их двойственность объясняет сам Бальмонт в драме «Три расцвета», у героя которой глаза голубые, но они кажутся черными, когда он приближает лицо к лицу к героини.
Прообразом обоих женихов Морэллы – как Железной маски, так и Принца махровых роз, вероятно, является Е. Э. Жибер.

Добавлено: 02-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*